ЛитМир - Электронная Библиотека

========== Часть 1 ==========

***

Новый мир всегда строится на костях старого. Так всегда было, и только Эффи Тринкет не могла понять, чем именно отличался старый от нового.

Дни Революций и восстаний остались далеко в прошлом. Люди стали спокойнее, как казалось в первое время, и ничего не предвещало новой беды. Китнисс и Пит налаживали свои отношения, Хеймитч Эбернети выращивал гусей, Хэвенсби, словно пчелка, окучивал новых представителей власти. А Эффи осталась в огромном особняке Сноу, ухаживая за белоснежными розами. Никто не мог и подумать, что такая работа подойдёт капитолийской Диве. Она же толковала это по-своему: хочешь жить – приспосабливайся. Будь готов к любым переменам. И она была. Научись радоваться и тому, что имеешь. И она радовалась, искусственно, но всё же. Чёрт, она верила в то, что однажды дойдёт до такого состояния, что даже на самом дне преисподней она будет стоять, скрестив руки, и улыбаться, ощущая себя счастливейшим человеком на свете.

В доме находилось ещё несколько людей, выпавших из реальности, толком не осознавших, что же произошло на самом деле: несколько человек из прислуги и охраны. Люди, которым не нашлось места в новом послереволюционном мире.

Ей нравился сад, нравилось чувствовать себя хозяйкой замка, и выращивать эти чертовы розы. Однажды, срезая отцветший бутон, Эффи задумалась:

- Как было бы здорово остаться в этом месте навсегда.

Последнее слово прозвучало не так, как она ожидала, девушка широко распахнула глаза и уставилась на ножницы. Навсегда. Слово превращалось в приговор, грозя надолго застрять в её сознании. Она нервно сглотнула; белоснежный бутон медленно окрашивался в красный. Кровь из случайно порезанного пальца, словно доказывала, что с этого момента всё пойдёт не по плану.

Всего через три дня начались набеги на всё ещё закрытые магазины, которые в прошлом пользовались популярностью среди жителей Большой столицы. Ещё некоторое время спустя убили и тяжело ранили двух человек. Как выяснилось позже, нападали те, кто желал мести, на тех, кто застрял во времени, невинных и глупых жителей Капитолия. Мародёров пытались поймать, но никто особо не старался. Даже Плутарх перестал искать оправдания для Тринкет, чтобы успокоить её, только пообещал, что в скором времени всё наладится. По его мнению, народ должен был объединиться, стать одним целым. И для него существовал только один вариант, как можно быстро и легко примирить два столь разных мира на одной площади.

Очередной прием для Тринкет уже ничего не значил. Её сложно удивить подобным, чего нельзя было сказать о гостях. Роскошь от подобных вечеринок померкла, всё стало каким-то бледным, словно это происходило в далеком прошлом, но люди не замечали этого. Им было плевать. Конечно, того, что было не вернуть. И Эффи понимала это. Что-то точно изменилось, и дело было не во времени и точно не в роскоши. Каждая её попытка понравится, сводится к осуждающим взглядам, каждое слово, произнесенное девушкой, вызывало лёгкий оскал. Они знают - ей тяжело, и никто не стремился помочь.

- Продолжай улыбаться, подбородок выше, иди вперёд и не оглядывайся, - думает она про себя, мысленно закрывая лицо маской. Никогда ей не было так тяжело.

Обновленные (и новые) жители (и гости) Капитолия праздновали победу над тоталитарным террористическим контролем Сноу и Коин. Они праздновали освобождение. Прошло всего немного времени, кто же мог подумать, что новые правители так быстро возобновят управленческую деятельность. И вот, когда всё, якобы, успокоилось, кто-то решил, что людям стоит устроить праздник. Отвести душу. Эбернети знал к чему приводят такие праздники, но всё же предпочел остаться в своём отдаленном Дистрикте, заливаясь алкоголем, прячась в четырех стенах от её осуждающего взгляда. Он даже не подозревал, насколько Эффи Тринкет нуждалось в его присутствии. Тогда и сейчас. Всегда.

Испытывая все виды злости и ненависти, она проклинала Эбернети, проходя мимо компании мужчин, осматривающих её формы, с явной недвусмысленностью. Она словила себя на мысли, что только он имел право ТАК смотреть на неё.

- Всё как раньше, - шептала она, - так же, как перед Играми. Что же изменилось? Может люди не те?

Гости, а именно: профессиональные убийцы из бывших Дистриктов-победителей, новые представители власти, активные политические деятели с явным пристрастием к алкоголю и, конечно же, обиженные люди (неудачники из окраин, как бы выразился бывший владелец Резиденции). Нет, невозможно было найти компанию хуже для девушки-капитолийки, чьи руки вытаскивали имена тех, кто должен был умереть. У каждого были причины причинить боль бедняжке. Стоило только захотеть. От этих мыслей, становилось не по себе. Но Эффи, слегка улыбается этой проблеме.

- Подумаешь. Ещё один приём, - она прикрывает глаза, выпивая шампанское, вспоминая былые времена. - Всё как раньше. Разве они не понимают? Это уже было. Но… Что же изменилось? Если не люди, может место?

Бывшая, пышущая красотой и богатством, резиденция Сноу превращалась в обычное здание, после смерти её хозяина. Но лишь на определённое время. Сейчас же особняк, наполненный новой публикой, можно был спутать с тем, каким он был несколько лет назад.

Тринкет с иронией осмотрела зал:

- Даже дизайн не потрудились сменить - словно три года назад. Но ведь что-то не так. Так что же?

Несколько вежливых улыбок, парочка комплиментов. Её красное платье резко выделялось на фоне бледной красоты остальных. Всё в ней было гармонично: плавные движения рук, отлично подобранные слова, будто бы она знала все ответы на все вопросы, манеры. Это чертовски раздражало и одновременно располагало к себе. Но больше раздражало. И напряжение не оставляло Тринкет ни на секунду.

Очередная компания капитолийцев, но вот оно, наконец-то ей отвечают с интересом, задают вопросы и, чёрт, просто интересуются ей. Не этого ли она ждала весь вечер?

Женщина в пышном несуразном платье безжизненно улыбнулась:

- Чем же вы занимались во время… Вашего пребывания в Тринадцатом, - и снова эти «подбирания слов», которые так бесили Эбернети. Эффи кажется, что она понимает.

- Вас эксплуатировали? Заставляли работать?

- Я разносила кофе для заговорщиков. Или нет, иногда выпадал шанс накрасить лицо революции, - ворвалось в её мысли, но она только натянула на лицо привычную улыбку.

Чёрт, она была самым бесполезным существом, и все знали это. Все, кроме неё, пожалуй. Она верила, что нужна. Заставляла себя верить. Внутри что-то скривилось, сжалось и вывернулось наизнанку. Ей стало противно от самой себя.

- Мне мало кофеина; слишком серо; слишком мало; это не годится.

Чёрт. Чёрт, заткнись Эффи! Заткни свой чертов рот!

- Эффи, вы ещё здесь? - послышался голос дамы, вырвавшей Тринкет из воспоминаний. - Вид у вас, будто бы вы рвотное зелье выпили.

- Наверное, она не хочет вспоминать этих болванов! - высказался рядом стоящий мужчина. Эффи вдруг ощутила благодарность всем капитолийцам Панема, за их удивительную способность додумывать фразы собеседника, судя по собственным меркам.

Забыть этих болванов?

Болвана, кретина, самодовольного напыщенного урода! Как же больно было осознавать, что этот урод стал её океаном. Она тонула в его глазах, когда он смотрел. И как же это бесило. Выбивало почву из-под ног. О какой близости могла идти речь, когда весь мир кричал о том, что это неправильно? Конечно, когда во всю разгорелась революция, ему нужна была поддержка. И как же больно было осознавать, что она всего лишь мелкая рыбка, одна из попавшихся под руку подруг на ночь, в этом бесконечном океане.

1
{"b":"603105","o":1}