ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Никаких принцев!
Соблазни меня нежно
Прекрасный подонок
Де Бюсси
Искушение Тьюринга
Тень ингениума
Колыбельная для смерти
Осень Европы
Плен

Денис Чекалов

Дарующая жизнь

Мало найдется мудрецов и философов, о которых рассказывали бы столько историй, как об Абдулле Иль-Закире, мыслителе из Маназира. Был он человеком образованным, отличался острым умом и был многими почитаем за святого.

Он не верил ни в астрологию, ни в алхимию, ни даже в ворожбу бедуинов, истинность которой признается многими знающими людьми. Абдулла Иль-Закир посвятил себя тому, что называл рациональным познанием, и написал много книг о животных, растениях и минералах; но больше всего занимал его вопрос о том, что есть человеческая мысль.

Рассказывают, что Иль-Закир испрашивал у владык позволения присутствовать при казнях разбойников, желая изучить мозг только что убитого человека и приблизиться таким путем к тайнам человеческого мышления.

Часть историй, рассказываемых про него, правда; за это могут поручиться многие уважаемые люди как в Маназире, городе, где он жил, так и в иных местах. Другие выдуманы досужими сплетниками.

Я не могу сказать в точности, что из рассказываемого про Иль-Закира – правда, а что – нет; однако мне довелось видеться и разговаривать с ним, и доподлинно узнать о тех его исследованиях, которые сам он почитал самыми важными из всех.

Потому я поставил цель записать эту историю так, как она произошла со мной, чтобы раз и навсегда отделить правду от вымысла и положить конец хотя бы некоторым из пустых сплетен, которыми окружено его имя.

Майкл Фрэнсис Куэйл,

ченселлор Черного Дракона

Часть I

БАШНЯ

1

– Спасайся, Френки! – в ужасе возопил я.

Был прекрасный день.

Веселое солнце замерло на голубоснежном небосклоне, играя с маленькими белыми облачками. Люди и полугоблины, наряженные в праздничные одежды, шли по городским улицам – кто с ярким нарядным зонтиком, кто с корзиной для фруктов, наполненной яблоками, грушами, апельсинами.

Лучи света играли в прозрачной воде фонтана, и юркие золотые рыбки то выпрыгивали из сверкающих волн, то вновь уходили к украшенному мозаикой дну.

Франсуаз обернулась.

Зоркие глаза девушки пронзили и раскромсали улицу, не хуже рентгеновского аппарата. Но нигде, ни справа, ни слева, ни даже в бесконечной голубизне неба, демонесса не смогла найти ни малейшего призрака опасности.

Дурочка.

Я уже схватил ее за руку и тащил прочь, как волочат маленького ребенка подальше от порнографического мультфильма. Надо отдать девушке должное – она почти не спотыкалась, что на булыжной мостовой довольно непросто, а если и свернула пару лотков, уставленных апельсинами и фарфором, то тут же извинилась перед торговцами.

Хватаясь за голову, честные лавочники бросились собирать товар, пока тот не погиб окончательно, под ногами рассеянных прохожих. Некоторые из них пытались броситься в другую сторону: а именно, вдогонку за Франсуаз. Однако поскольку бежали они за ней сзади, то могли сразу же углядеть обоюдоострый меч, красовавшийся за плечами девушки.

Вот почему не в меру ретивые торговцы сразу же возвращались к своим товарам и спрашивали Небесных Богов, за что на них свалилась такая напасть.

Если бы они только знали, какая беда в этот момент преследовала меня, то тут же принялись бы благодарить Всевышних за то, что жизнь их сложилась вполне удачно, забыли бы о мелких огорчениях, пустились в пляс и раздали имущество бедным.

Франсуаз может бегать очень быстро, но как-то еще не привыкла к роли лошади в поводу, и потому мне приходилось туго.

Я втянул девушку в темный проулок и глубоко выдохнул. Не знаю, может, при этом я ненароком приложил Френки со всей силы о каменную стену, но это уже были мелочи, на которые не стоило обращать внимания.

Уперев руки в колени, я пытался отдышаться.

Франсуаз задумчиво взглянула на меня сверху вниз.

– Обычно парень принимает такую позу, когда я дам ему по яйцам, – сообщила она. – Ты первый опередил события. Какого гнома там произошло?

Если бы я даже считал нужным ей объяснять – а зачем, в принципе – то все равно бы не смог, пока не восстановлю дыхание.

– Дай-ка я попытаюсь угадать, – произнесла девушка. – Ты троеженец и увидел, как все твои три жены встретились? Нет… Задолжал кому-то асгардский медячок и теперь тебя жаба давит вернуть? Тоже качаешь головой… Решил выставить меня дурой, на всеобщее посмешище? Как делаешь обычно? Да, скорее всего, так. Ну-ка, распрямляйся, чтобы я могла врезать тебе получше.

Поскольку я все еще не мог восстановить дыхание, Франсуаз покачала головой и добавила:

– Ну не оставлять же тебя так.

Она наклонилась надо мной, положила большие пальцы на мое горло и резко сжала. Потом отпустила.

– Когда в следующий раз захочешь отвинтить мне голову, – заметил я, выпрямляясь, – так прямо и скажи.

– Для тебя это будет слишком милосердно. Кого ты увидел?

Я бросил испуганный взгляд на улицу.

Как выглянуть туда и самому оставаться незамеченным?

Я сделал осторожный шаг. потом второй, занес ногу для третьего – и тут же поставил ее обратно.

Так сильно рисковать было просто нельзя.

– Вот, – прошептал я, протягивая вперед руку. – Разве ты не видишь?

Серые глаза Франсуаз превратились в узенькие щелочки.

– Эльфийка, – констатировала она – Серая форма, острые уши, кожа бледная. Она кого-то высматривает, Майкл. Не тебя ли?

Я на всякий случай поглубже забился в проулок.

– На ее груди символ весов.

– Это ее зодиакальный знак?

– Не будь дурой. Это значит, что она представляет Высокий Совет эльфов. Какого черта ей понадобилось в этой глуши, в маленьком чудном оазисе на краю пустыни?

Франсуаз выглядела озадаченной. Озадачить ее несложно.

– Майкл, – сказала она. – Ты тоже полномочный представитель Совета. С чего бы тебе прятаться от своей коллеги?

Я покачал головой.

– Ты не понимаешь. Наша задача – ездить по разным странам и следить за тем, чтобы везде царили мир и покой. Мы словно странствующие рыцари, поклявшиеся защищать добро и справедливость. Некоторые, правда, зовут нас гнусными агентами эльфийского империализма.

– Так почему вам нельзя встречаться? Это что, проклятие?

– У нас нет иерархии. Когда два представителя Совета берутся за одно и то же дело – жди беды. Это хуже, чем два паука в банке. Но слава богу! У меня нет дел в этом чертовом, проклятом городе. Мы должны немедленно отсюда бежать. Открывай дверь, немедленно.

Франсуаз протянула руку, растворяя астральный портал.

– Куда? – спросила она.

– Подальше!

– Значит, пусть будут Острова.

Девушка шагнула в дверь первой. На полпути она остановилась и повернулась ко мне:

– Ты просто не хотел встречаться ни с кем из столицы, вести красивые разговоры и обсуждать эльфийскую старину. Я правильно тебя поняла?

– Не хотел, – согласился я. – Если бы мне нравилось водить хороводы при Совете, я бы остался там. Это гораздо почетнее.

– Ты протащил меня по всей улице, как коп шлюху во время облавы, только потому, что тебе в лом встречаться с коллегой. Майкл, ты нечто.

– Приму это как комплимент.

Я уже почти вошел в дверь, когда мои часы зазвенели.

2

Строго говоря, они не зазвенели, а завибрировали. Золотой эльфийский брегет не издает звуков. Достав его, я открыл крышку и сморщился от неудовольствия.

– Вертайся назад, – хмуро пробормотал я. – И закрывай к гному этот портал. Мы остаемся здесь.

Я сделал шаг назад и запрокинул голову.

– Вот она, – сказал я. – Водонапорная башня. Франсуаз приложила ладонь к глазам, глядя вверх.

– Да? – спросила она. – Мне всегда клалось, они должны быть маленькими – ну, вот такими…

Девушка показала рукой.

– Тьфу, я и правда говорю, как начинающая шлюха, впервые увидевшая минотавра без штанов.

1
{"b":"6032","o":1}