ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Черная Пантера. Кто он?
Темное удовольствие
Фоллер
World of Warcraft. Последний Страж
В команде с врагом. Как работать с теми, кого вы недолюбливаете, с кем не согласны или кому не доверяете
Сладкое зло
Темная ложь
Струны волшебства. Книга первая. Страшные сказки закрытого королевства
Может все сначала?

– Такое возможно?

– Да, если заслон действует только на тварей одного вида. Например, унамунов. Тем не менее, для создания подобной преграды надо быть великим магом – по всей видимости, Иль-Закир именно таков.

– И что?

– Раз подземные твари не могут охотиться поблизости, вряд ли они остались в пещере. Наверняка вырыли себе новое гнездо, поближе к пустыне. Возможно, мы никого и не встретим там, внизу.

– Если ты ошибаешься, – мрачно сказала Френки, – нас уже больше не встретит никто здесь, наверху.

Девушка начала проводить перед собой магическую черту, открывая портал, но вдруг остановилась.

– А как мы поместимся в туннель унамунов? – спросила она. – Ни ты, ни я не сгодимся на роль ужа. Нас может перенести точно в центр пещеры.

Френки не стала добавлять «а это плохо» или «и вот тогда ты поймешь, что я была права». Сама мысль о том, чтобы оказаться внутри гнезда, могла вышибить смелость даже у минотавра.

– Что-то подсказывает мне, – пробормотал я, – там вполне хватит места. В конце концов – если я ошибаюсь, волшебная дверь просто не откроется.

– Знаешь, Майкл, – процедила девушка, – ты никогда не ошибаешься. Только после твоих побед мне приходится считать выбитые зубы. Ладно, вперед.

Я шагнул сквозь портал.

Когда мы покидали площадь водонапорной башни, над городом уже спустились сумерки. Однако мои глаза все же не успели достаточно привыкнуть к темноте.

В первые несколько ударов сердца я ничего не видел.

Но поскольку это сердце еще никто не выдрал у меня из груди, оставалось надеяться, что Френки не ошиблась – и мы счастливо миновали главную пещеру.

– Многовато здесь места для ужа, – сообщила девушка.

Два ярких луча ударили мне в глаза.

Глаза демонов светятся в темноте, и это крайне досадно. Этого недостаточно, чтобы рассмотреть хотя бы слона, и вполне довольно, если вы собрались ослепнуть.

– Прости, Майкл, – сказала Франсуаз. – Я думала, ты справа.

– Не стоит начинать думать, пока не заказала мозги по почте. Гнездо далеко?

– Около двухсот футов.

Девушка поежилась.

– Слишком близко, Майкл. И странно, что я их не чувствую. Я – дочь мрака и должна вроде бы знать, если поблизости прячется нечисть.

– Унамуны немного телепаты, – отвечал я, проводя ладонью по сырой стене коридора. – Слишком примитивны, чтобы читать мысли, но могут на расстоянии ощущать эмоции. Именно это позволяет им подкарауливать жертву под песком, а потом набрасываться на нее…

Последняя горстка слов была чересчур уж лишней, учитывая, где мы находились.

– Они просто блокируют тебя.

– Значит, они знают, что мы здесь?

– Конечно.

Теперь я мог осмотреться. Впрочем, любоваться здесь было не на что. Длинный туннель, извилистый, как дороги судьбы, начинался далеко нигде, чтобы закончиться в недосягаемом никуда.

– Тогда почему мы все еще живы?

Я усмехнулся и опустился на земляной пол. Можно было отдохнуть, пока все не началось.

– А ты спроси себя, почему туннели такие высокие.

– Гном тебя подери, Майкл. Я уже спрашивала. Ты сам говорил, они как ужи ползают. К чему им городить такие хоромы?

Я похлопал землю рядом с собой, приглашая ее тоже сесть. Девушка придирчиво осмотрела свое новое кресло, и оно ей не понравилось.

– Если бы ты был джентльменом, – бросила она. – Подложил бы мне свой камзол.

– Без камзола мне будет холодно, – возразил я. – А ты можешь и постоять.

Френки несильно пнула меня ногой, но все же присела рядом.

– Чего мы здесь ждем? – спросила она. – Или ты притащился сюда просто так, чтобы сменить интерьер?

– Чего? – удивился я. – Но это же очевидно, Френки. Мы поджидаем того, кто собирается разрушить водонапорную башню Иль-Закира.

16

– Шерлок Холмс однажды сказал – он может раскрутить дело, если загадка таится на одном из его концов. Но не на обоих сразу. Именно с такой историей мы и столкнулись, Френки – здесь были одни вопросы. Я не мог найти кончик нити, потому что мне не дали даже самого клубка.

– Я знаю, – кивнула девушка. – Лианна де Халон. Она приехала сюда не ради башни. Совет прислал ее шпионить за нами. Не хотела тебе говорить, пока все не кончилось. Боялась, что ты расстроишься.

– Она мне рассказала. Впрочем, в этом и не было, необходимости.

– Знаю. Вы, эльфы, чересчур гордые. Считаете, что можете остановить любую беду в одиночку. Один мятеж – один рейнджер.

Френки задумалась.

– Может, из-за этого Совет меня невзлюбил? Я не укладываюсь в эту схему.

– Не бери в голову. Всем никогда не угодишь.

– Девушки, – ответила Франсуаз, даже не пытаясь скрыть злобности, – не берите в голову, берите в рот. Ладно, проехали. Как Лианна узнала, что тебя отправили спасать башню? Разве это не должно быть секретом – или каждой кикиморе известно, чем занимаются посланники Совета?

– Ты так ничего и не поняла, – я покачал головой. – Не было никакого пророчества. И никто не, покушался на башню, которую построил великий мудрец Иль-Закир, любитель разводить унамунов. Все это придумала сама Лианна – вернее те, кто ее послал.

– Но зачем?

– Из-за тебя. Я путешествую с тобой и могу в любой момент прыгнуть в любую точку пространства, через магический портал. У Лианны такой возможности нет. Все, что она может – идти на поклон к волхвам. Но их кольца расположены далеко не везде. Это как дороги – есть места, куда они просто не ведут.

– И когда мы только собирались пройти сквозь портал, ты и получил это желудиное задание.

– Конечно. Лианна почти догнала меня. Те, кто послал ее, не могли допустить, чтобы в последний момент все сорвалось. Что бы такое придумать, ради чего мне придется остаться в городе?

– Да здесь и думать не надо. Водонапорная башня торчит на карте, как вставший член. Но если заговора не было – откуда взялись крысюки? И кого мы поджидаем здесь, просиживая в глине отверстия?

– А ты представь.

Я соединил кончики пальцев.

– Живет себе человек, которому башня Иль-Закира – все равно, что чересчур тесные туфли на званом вечере. И болит нещадно, и снять нельзя.

– А тут притаскивается Лианна со своей выдуманной байкой?

– Верно. Герою нашему, конечно же, невдомек, что эльфы затеяли друг с другом пятнашки. Рассказ де Халон он принимает за чистую монету.

– А дальше? Он мог расслабиться и поставить свечку богам – кто-то со стороны исполнит его мечту.

Я улыбнулся.

– Френки. Ты не успеваешь смотреть на историю с обеих сторон одновременно. Заговора не было. Значит, не оставалось ни малейшей улики, ведущей к его зачинщикам. Недаром Лианна все свалила на магический кристалл. Сослаться на пророчество очень удобно, когда сказать совершенно нечего.

Мы не могли разоблачить тех, кого не существовало. Но наш герой об этом не знает. Зато ему хорошо известно, с какой дотошностью эльфы проводят свои расследования – даже на чужой территории. Он понимает, власти города не только не станут мешать нам из ложной гордости, но наоборот, бросят к нашим ногам все свои ресурсы. Для них на карту поставлено даже не слишком многое, а абсолютно все.

– И он уверен, что мы найдем заговорщиков до того, как они нанесут удар?

– Конечно. Но была и другая причина. Он жил в этом городе двадцать лет. И все это время думал о башне. Ему известно – к ней нельзя подступиться. Иль-Закир слишком хорошо позаботился о своем детище. И наш герой сразу приходит к выводу: затея неизвестных бандитов заранее обречена на провал.

– Но если он сам разрушит Дарующую жизнь, вся вина ляжет на заговорщиков. А гаденыш останется в стороне. Но, Майкл, если мудрец обезопасил башню, как ее уничтожить?

– На каждого мудреца довольно простоты. Мы знаем, что Иль-Закир не учел одного обстоятельства. Возвел постройку над логовом унамунов. Он смог найти выход из положения, накрыв долину защитным заклинанием. Но все же это брешь в его броне. Трещинка, о которой знают немногие.

14
{"b":"6032","o":1}