ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Если бы наши тела могли говорить. Руководство по эксплуатации и обслуживанию человеческого тела
Шаги Командора
Погружение в Солнце
Ее худший кошмар
Люди среди деревьев
Тайны Лемборнского университета
Севастопольский вальс
Трамп и эпоха постправды
Четыре года спустя

Он вышел на дорогу, стараясь выглядеть уверенно и независимо.

Агенты охранки не могут выглядеть уверенно и независимо, как таковые. Прежде всего потому, что эти качества не удерживаются у профессионального прихвостня.

Вторая же причина в том, что шпион эмира – пусть даже самый подлый и бессовестный – в глубине своего суррогата души все-таки понимает, что занят грязным и заслуживающим одного только отвращения делом.

Самоуважения это не прибавляет.

Поэтому графом Монте-Кристо наш новый друг не смотрелся.

Выбравшись из-под куста, он взглянул на нас. На языке шпиона уже начинал набухать вопрос наподобие: «Признаетесь ли вы в государственной измене и сговоре с иностранными королями?» Однако взгляд соглядатая снова упал на обнаженное лезвие, и вопрос как-то сам собой отпал.

Шпион поморщился.

Надо быть справедливым к парню – у него хватило смекалки притвориться, что его ослепило солнечным зайчиком, отраженным от меча.

А вовсе не напугал вид оружия.

– Ждешь, кто бы тебе отрубил голову, придурок? – спросила Франсуаз.

Я восхитился ее умению завоевывать друзей.

Эмирский шпион смотрел на нас с уверенным видом человека, который абсолютно не знает, что ему делать.

Франсуаз пустила лошадь вперед. Глаза демонессы бешено сверкнули, меч дважды провернулся в ее руке.

Шпион попятился.

Я произнес:

– Начальник тайной полиции поставил тебя здесь, чтобы ты наблюдал за дорогой?

– Да, ваша милость, – ответил он.

Что мне нравится в агентах охранки – они быстро понимают, кто хозяин.

– Зачем? – мягко произнес я.

Я вовсе не спрашивал его; но проверял, насколько верно усвоил он суть своего задания.

– Я должен знать, кто едет к дому мудреца Иль-Закира, ваша милость.

Я ласково улыбнулся.

– Ведь именно этим ты и занимаешься, не правда ли?

– Да, ваша милость.

– Тогда продолжай.

Он поклонился так низко, как делают разве что в Кийтайской империи, и вернулся обратно за куст – как металлические фигурки прячутся в механизм башенных часов.

Алиса Шталь долго извивалась в пыли, пока ей не пришлось понять, что никто не собирается помочь ей подняться. Тогда она встала и взобралась на сиденье двуколки.

Франсуаз – демон, она способна открыть в человеке те его качества, о которых он сам не подозревает.

Но даже я не ожидал, что Френки сумеет вызверить Алису Шталь.

Похоже, именно это и происходило.

– Почему я чувствую себя, как юная девственница, которую собралась оттрахать банда разбойников? – спросила Франсуаз.

– Не думал, что тебе знакомы такие чувства, – ответил я.

Франсуаз вернула меч в ножны и снова взялась за хлыст.

Возможно, это было намеком на то, что не стоит развивать тему. Но я уже думал о другом.

– Посланники некромантов сцепились с эмирскими шпионами из-за Алисы Шталь, – произнес я. – Дом Иль-Закира, следовательно, находится под двойным колпаком. Сложно даже представить, что может произойти, если они не договорятся о перемирии.

– Скорее аббат сможет сделать шлюху девственницей.

– Ты права, – согласился я. – Но знала бы ты, как часто случается наоборот!

* * *

Шестеро конников стояли на середине дорога, словно мусор, выброшенный из проезжающей мимо телеги.

– Вооруженный разъезд, – пробормотал я. – А эмир готов начать из-за мудреца гражданскую войну.

Алиса Шталь сидела в двуколке с видом человека, которого оскорбили в его лучших чувствах. Но она еще готова простить весь мир, если ее очень сильно попросить.

Просить ее об этом никто не собирался.

На груди одного из всадников горел красный ярлык. Он говорил о чине офицера-конника тайной полиции Маназира.

Всадники развернулись в боевой порядок, пока их командир выезжал нам навстречу.

Такова тайная полиция – они везде ищут врагов.

Не удивительно, что они везде их находят.

Было бы в Маназире меньше тайной полиции…

– Стойте, – приказал офицер.

– Вот как, – хмыкнул я. – А я было подумал, что он выехал вручить нам ключ от города.

– Зачем тебе ключ от города? – заинтересовалась Франсуаз.

– Не знаю, – огрызнулся я. – Просто так говорят.

– По приказу эмира Маназирского, – произнес всадник. – Владыки бескрайней пустыни…

Я добродушно улыбнулся.

– Счастлив вам сообщить, мой друг, – произнес я, – что эта пустыня все же имеет свои границы.

Я повернулся немного к востоку.

– Если я не ошибаюсь, вы достигнете горного хребта за пять дней верхом.

Я улыбнулся чуть шире.

– Теперь, когда мы расширили ваши познания в географии, может быть, подскажете нам, где находится дом человека по имени Иль-Закир?

Рука офицера легла на эфес изогнутой сабли. Возможно, он собирался посвятить меня в рыцари?

– Приказ эмира, – произнес он. – Никто не должен ездить по этой дороге.

– Но вы же здесь, – возразил я.

Всадник посмотрел на меня так, как чиновник, обличенный властью, всегда взирает на человека, одаренного умом.

Иными словами, друзьями мы не стали.

Я отметил, что следует потом обдумать это и понять, где мы с ним упустили шанс на совместное будущее.

– Умник, – произнес офицер. – Бери свою амазонку под мышку и вали отсюда к чертям собачьим.

7

– Если хочешь что-то сделать, сделай сам, – ворчал Мубарраз, разглядывая себя в зеркало. – Плохо все-таки быть вампиром, – не можешь себя увидеть воочию. Ну и черт с ними с кровососами погаными. О чем это я…

– Вы хотели что-то сделать сами, не доверяя важное дело никому… Осмелюсь заметить, господин, что я вас ни разу в жизни не подводил, потому вы без всяческой опаски можете мне поручить все, не раздумывая.

Некромант презрительно посмотрел на говорившего.

– Знаю я вас, лизоблюдов.

– Господин, видимо, хотел сказать, блюдолизов, – поправил его строптивый зомби Матвей, уже осмелившийся встрять в ход размышлений некроманта.

– Дерзкий ты, как я погляжу. Никакого уважения к старшим. А в наказание три дня ходить тебе без головы. Ложь башку на полку. От нее тебе все равно никакого проку. Да еще, отправляйся надувай грозовую тучу.

– Я понял, понял, что вы хотели сделать, – заныл Матвей, который еще мог перенести хождение без головы, недаром он тренировался, но надувать грозовую тучу. Это было выше его сил.

– Ну и что ты понял, поганец?

– Вы собирались отправиться и надрать мудрецу Иль-Закиру задницу.

– Что ж в общем и целом ты правильно угадал ход моих мыслей. Выразился с присущим тебе хамством. Ну, ладно, прощу тебя. Котелок оставь при себе. Бери дюжину скелетов и готовьте тучу.

Матвей бодро отсалютовал господину, неловко повернулся, и кисть правой руки, отвалившись, со скоростью спешащей на вечеринку жабы пронеслась мимо лица некроманта.

– Экий ты бестолковый, – заорал тот. – Забирай свои руки и ноги и проваливай, чтоб через полчаса туча была готова.

Изрядно сконфуженный Матвей выскочил из покоев, воровато оглянулся – не видел ли кто его провала и бросился со всех ног к скелетам.

Последние всегда были по рангу ниже зомби, что ими не признавалось и считалось результатом козней и интриг гниющих тварей.

Матвей вразвалку вошел в большую комнату, где в ожидании приказов некроманта развлекались скелеты.

Соревнование было в самом разгаре. Две команды разобрали двух новичков на мельчайшие косточки и теперь спорили, кто из них быстрее собрал разобранные скелеты.

Загвоздка была в том, что люди Локтя опередили противников, но в спешке перепутали руки и ноги. Несчастный, чтобы не подвести приятелей, бодро чесал левой ногой затылок, изображая абсолютное счастье.

– Локоть, ты гляди, – горячился соперник Пятка. – Ты утверждаешь, что сделал все правильно, тогда пусть он все время так и ходит, если он у вас мутант.

– Ты сам мутант, – возмутился Локоть. Вообще-то он понимал, что ситуация создалась неловкая и кому-то не сносить головы.

29
{"b":"6032","o":1}