ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда до того момента, как вежливость и здравый смысл велели бы мне откланяться, оставалось всего несколько минут, я осторожно перевел разговор на другую тему.

– С моей стороны было бы невежливо, мистер Закир, – произнес я, – не спросить вас о вашем последнем изобретении. Однако, если вы предпочитаете хранить его подробности в тайне…

Лицо мудреца исказилось от неудовольствия. Однако причиной тому было вовсе не мое любопытство. Своим вопросом я выдернул его из сладкого, размеренного мира науки и философии и вновь окунул в мир реальный. Где на Иль-Закира точили острые шамшеры Гильдия некромантов и даже сам эмир города Маназира.

– Вы правы, мистер Амбрустер, – отвечал он. – Мне бы хотелось, чтобы никто до поры до времени не знал, над чем я работаю. Но увы! Людям доставляет удовольствие шпионить за мной – отчасти из зависти, отчасти потому, что они надеются извлечь выгоду из моих изобретений.

На мгновение мне показалось, будто Иль-Закир избрал столь вежливый способ, чтобы отказать. Но он продолжил:

– Впрочем, теперь вред уже нанесен. Многие в Маназире знают, над чем я работаю. А те, кому это не известно, для меня еще страшнее. Они выдумывают столько подробностей, что удивляюсь, как вокруг моего дома еще не собралась толпа любопытных.

– Эмир сделал все, чтобы этого не произошло, – пояснил я.

– Ах да, действительно, – лицо Иль-Закира посерьезнело. – Наш добрый, мудрый правитель, который непрестанно думает только о нас. Как бы еще больше ограбить нас, унизить и закабалить…

Он задумался; но вскоре чело его снова просветлело, а мысли вернулись к теме нашего разговора.

– Насколько я понимаю, вы хотели бы взглянуть на мое новое творение?

Иль-Закир усмехнулся.

– Мое тщеславие пытается убедить меня, что вас на самом деле заинтересовали мои опыты. Однако здравый смысл подсказывает – причиной вашего любопытства, скорее, являются оживленные слухи, которые так и вьются по городу, как гнилостный болотный туман… Впрочем, это не важно! Раз вы у меня в гостях, я буду рад показать вам то, над чем работал последние двадцать лет.

* * *

Предложение Иль-Закира показалось мне столь же странным, как желание девушки сохранить девственность. Мы не были знакомы с ним и часа; а единственное, что я принес в его дом, так это избитую Алису Шталь да разоренное святилище пенатов.

В мою голову закралось подозрение, что приглашение, столь любезно дарованное мне, так же бескорыстно, как и повестка в налоговую инспекцию. Я подозревал, мудрец чего-то от меня хочет.

Вдруг его создание надо регулярно кормить свежими эльфами?

Однако вряд ли имело смысл отказываться от того, ради чего я предпринял столько усилий.

Впрочем, жизненный опыт подсказывал мне – чем больше ты заплатил, стремясь к цели, тем мудрее будет вовремя отречься от нее.

Порой это дает шанс остаться в живых.

Однако я не стал говорить Иль-Закиру ничего подобного. Изобразив самую искреннюю улыбку, на которую способен эльф, я отвечал:

– Сочту за честь.

К этому времени мы уже сделали круг по огромной комнате, заставленной изобретениями Иль-Закира, и снова оказались около высокой двери. Пройдя в нее, мы с мудрецом смогли лицезреть Френки, а также самое причудливое зрелище, какое когда-либо представало взору любого мыслителя.

Бронзовые статуэтки, составлявшие пирамиду пенатов, должны были стоять в определенном порядке. Каждую из них следовало повернуть в определенную сторону, точно под указанным углом. Надо ли говорить, что Франсуаз ничего этого не сделала, поскольку даже приблизительно не помнила, как все стояло.

Впрочем, никто и не ждал от нее этой точности.

Поразительно было другое.

Раньше пенаты стояли в несколько этажей, и количество фигурок на ярусе соответственно уменьшалось кверху. Таков был очевидный, естественный, способ расставить их в форме пирамиды.

То, что сотворила Франсуаз, не имело названия в геометрии.

Более того! Любой уважающий себя физик и геометр с уверенностью бы заявил, что держаться подобная конструкция просто не может, без помощи клея или колдовства.

Маленькие божки мостились кто вверх ногами, кто друг на друге в самых непристойных позах, а кто просто висел, уцепившись за товарища искривленной лапой.

Франсуаз с гордостью взглянула на меня.

«Смотри, – говорил ее взгляд. – Как много у меня талантов. Я не просто дурочка с мечом».

Из вредности я подошел к пирамиде, которая давно уже утратила подобную форму, и сильно топнул ногой. Мне хотелось взглянуть, сколь сильные разрушения это нанесет всему сооружению.

Ни одна фигурка не шелохнулась.

Мудрец Иль-Закир, потрясенный, обошел свои пенаты кругом.

Франсуаз сидела в эффектной позе, поставив правую ногу на маленький столик, и осторожно наносила на кожу мазь с персиковым запахом. Одного этого зрелища было достаточно, чтобы любой мужчина сошел с ума; однако удивительная постройка настолько увлекла Иль-Закира, что он, кажется, вовсе не заметил девушки.

– Думаю, – негромко произнес я, обращаясь к своей партнерше, – он ничего не будет здесь переставлять.

– А зачем? – искренне удивилась Френки. – Я ведь все вернула, как было.

* * *

Мубарраз был страшно недоволен визитом к мудрецу. Мало того, что хитрая лиса обманом вытянула немалые денежки, так еще и лжет наглая рожа прямо в глаза.

Некроманта изрядно напугали железные монстры Иль-Закира. Он задумался о том, что ни зомби, ни скелеты не смогут устоять против этих механических давилок. Они просто сожгут и перетопчут всех на свете. Экая неприятность.

В это время Матвей доложил о приходе советника, который недоволен чем-то просто жуть. Побагровел и ногами как конь все перебирает и топочет.

Советник действительно был взбешен, что какой-то зомби не сразу провел его к Мубарразу, а заставил ждать в приемной, будто он какой-то рядовой посетитель.

– Господин Мубарраз примет вас через тринадцать секунд, – провозгласил Матвей, устремив взгляд на часы-луковицу. – Раз, два… тринадцать, – зачастил он, чуть не лопаясь от самодовольства. – Входите.

Советник брезгливо оттолкнул Матвея рукой, затянутой в перчатку, и вошел в кабинет некроманта.

– Вы слишком далеко зашли, Мубарраз, – прошипел советник.

Не дожидаясь приглашения, он сел в роскошное кресло, вырезанное из кости.

– Итак, я жду от вас объяснений.

– Вы хотя бы намекнули, чего изволите, – нагла насмешничая, спросил Мубарраз.

– Я расследую дело об измене, в котором вы – главный участник.

Некромант в задумчивости переложил огромное пресс-папье с места на место и выжидательно посмотрел на визитера.

– Отпираться бесполезно и глупо с вашей стороны, – напирал советник. – Вас выдала тучка-вонючка, на которой вы пролетали над местом беспорядков, которые сами же организовали.

Мубарраз очень болезненно относился к тому, что его великолепное творение называли так глумливо – тучка-вонючка.

Честно говоря, он, забираясь в глубь своего летучего корабля, ощущал себя чуть ли не богом. Потому несправедливые слова его задели.

К тому же должен же был кто-то ответить за мерзкое поведение Иль-Закира, напугавшего его мерзкими ржавыми чудовищами.

– Давайте разберемся, – задумчиво произнеси некромант. – Вы обвиняете меня в измене. Прежде чем переходить к таким обвинениям, давайте остынем и перекусим чего-нибудь.

Мубарраз хлопнул в ладоши, из дверей выскочили два гнома-зомби.

– Принесите самое большое блюдо, – скомандовал он.

Гномы споро приволокли огромный медный сосуд.

Мубарраз в мгновение ока вытащил меч и отсек одному из них голову. Она, как-то странно звеня и подпрыгивая, покатилась по полу. Открытые глаза моргали и печально смотрели на советника.

– Приступим, – громко воскликнул некромант.

37
{"b":"6032","o":1}