ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тени сгущаются
Идеальная няня
Пирог из горького миндаля
Прорыв
Тень горы
Лучшая неделя Мэй
Громче, чем тишина. Первая в России книга о семейном киднеппинге
Чужой среди своих
Десять негритят

– Дело не в этом, – возразил я. – В их обязанности входит охранять башню, а не спасать прохожих на площади. Да они и поделать-то ничего не смогли бы. У них даже мушкетонов нет.

Я прыгнул еще раз, и на этот раз мне почудилось, что я вот-вот упущу из трясущихся пальцев равновесие и растянусь по земле.

Дать девушке еще один повод пытать меня своей акупунктурой? Дудки.

– Скажи другое – они могли бы предупредить нас, что не стоит пересекать площадь. Здесь так тихо, что им даже не пришлось бы повышать голоса. Но нет – тогда бы они лишились милого развлечения. Знаешь, Френки, я б их поубивал.

Стражники о чем-то тихо переговаривались и показывали на нас пальцами.

– Не могут простить себе, что не делали ставки, – заметил я.

– Никто не думал, что мы останемся в живых… Майкл. А у них не было бы из-за этого неприятностей?

Я прыгнул еще раз и, конечно же, растянулся.

– Не болит? – участливо осведомилась девушка, наклоняясь ко мне.

– Нет! – возопил я, прекрасно зная, что она уже готова дать мне парочку лечебных пинков, – Что же до стражников – наши тела провалились бы под землю. Площадь впитывает кровь, как губка. Иль-Закир заботливо предусмотрел такие маленькие неувязочки…

– Привет, мальчонки, – произнесла Франсуаз, подходя к стражникам. – Никому не стыдно?

Один из них цикнул зубом, да так, что за версту запахло кислой капустой.

– А мы, милостивая госпожа, – сказал он, – ничего не видели.

– Слишком заняты своим долгом, – поддакнул другой.

Гаденыш – он даже хохотнул.

– С башни-то глаз спускать нельзя. Когда нам вокруг-то смотреть?

Охранники закатились веселым смехом.

Это были опытные сволочи, привыкшие жить на казенный счет и безнаказанно лаять на простых горожан. Подобных тварей вы легко встретите везде – в магистрате, в Гильдии Чародеев, в ведомстве по делам печатей и подписей.

Они живут только для того, чтобы измываться над простыми людьми, что приходят к ним со своими горестями. Подгнивший конторский стол и маленькая печать дают им такую же великую власть, как гром и молнии Небесных Богов. И они пользуются этой властью вовсю, чтобы еще больше унизить и раздавить пришедшего к ним человека.

Четверо стражников в этом смысле мало чем отличались от чиновных писарей. Правда, сперва они опасались, что двое незнакомцев (мы, то есть) начнут катить на них бочку, а может быть, даже попробуют распустить кулаки.

Но что для хама, обличенного властью, праведное негодование прохожего?

Древком ему по почкам, и пусть заткнется.

Однако, увидев, что ни я, ни Франсуаз не собираемся бузотерить, четверо гвардейцев отбросили опасения. Теперь для них начиналось самое интересное. Они могли вдоволь поиздеваться над двумя простаками, которым вздумалось поискать справедливости.

Франсуаз вынула меч из ножен и одним ровным ударом снесла головы всем четверым.

Алые фонтаны взвились вверх, соперничая с волшебными творениями Иль-Закира. Правда, надолго их не хватило. Мертвые тела посыпались наземь, как деревянные чурбачки.

Девушка удовлетворенно хмыкнула, как заботливая хозяйка, осматривающая результаты хлопот по дому. Затем уперлась ногой в первого стражника и свалила его в трещину.

– Поздравляю с почетной отставкой, – сказала она.

Щель почти затянулась, и последняя отрубленная голова в ней застряла. Френки пнула ее, как футбольный мяч, и мертвое озадаченное лицо повалилось в пропасть.

– Теперь унамунов можно какое-то время не бояться, – сказала девушка. – Еды у них будет вдоволь.

– Да, – согласился я. – Но нам предстоит встреча с хищником посерьезнее.

Через опустевшую площадь к нам приближалась высокая эльфийка. На ее груди сверкал золотой знак весов.

5

В Лернее нас учили тому, как определять характер по походке.

Она не шагала ровно, с гордо поднятой головой и расправленными плечами. Так ходят люди, привыкшие сражаться и побеждать. Не важно, идет ли речь о воительнице-амазонке, или о дорогой проститутке, которая знает, что ее красота и напористость откроют любые двери.

Не шла она и ссутулясь, опустив лицо, как передвигаются те, кто привык к постоянным поражениям.

Она словно скользила боком, чуть заметно выдвинув вперед плечо. Создавалось впечатление, будто ей всю жизнь приходилось протискиваться сквозь узкие щели и теперь она уже не в силах передвигаться иначе.

Это почти не было заметно, и я был уверен – многие, в том числе и она сама, вообще не обращали внимание на ее манеру ходить.

В Лернее мы учились обращать внимание на все.

А тот, кто учился плохо, погибал.

Как я чуть не погиб пару минут назад, не разгадав предательской площади.

– Ченселлор Майкл? – спросила она, протягивая мне руку.

Ненавижу, когда женщины протягивают руку.

Это грубый, неправильный, мужской жест, который подходит только переодетому копу, что выдает себя за шлюху в квартале для голубых. Нет, женщина должна подавать руку для поцелуя; это более изящно, более естественно и, самое главное, позволяет избежать физического контакта.

На самом деле, аристократы никогда не целуют руки дамам; это было бы совсем уж вульгарно. Достаточно просто поклониться, остановившись в нескольких дюймах от ладони.

Но что современным женщинам правила хорошего тона?

Я сделал вид, будто не заметил ее жеста.

– Ченселлор Черного Дракона, если не возражаете, – сказал я.

Ее губы округлились в виде буквы «О», словно она действительно собиралась произнести такой звук.

– Вы предпочитаете, чтобы вас называли полным титулом. Что же, вы имеете на это право. Ведь такова высшая ступень в иерархии.

У нее были светлые глаза с маленькими крапинками. А между крапинок прыгало высокомерное осуждение – за то, что я так сильно люблю чины.

– Меня зовут Лианна де Халон. Мой цвет всего лишь зеленый, так что можете смотреть на меня свысока, если вам так угодно. Но хочу напомнить, что здесь, находясь на службе Высокого Совета, мы все равны и наши титулы не имеют значения.

Я взял локон ее белокурых волос и распустил его, позволив играть с ним ветру.

– Черного Дракона, – произнеся, – присваивали лишь тем, кто прошел Лерней. Для вас это значит высокое положение в обществе и очень большой оклад. Для меня… для меня Черный Дракон означает то, чего вы никогда не поймете.

На этот раз она все же сказала «о».

Я чувствовал себя мерзко – чертовски виноватым.

Если судьба закинула тебя прямо в Ад, если восемнадцать лет ты гнил в болотах, а твои товарищи умирали у тебя на руках от того, чему даже не придумали названия – а потом ты все-таки выжил, – то ты не имеешь права, гном подери, считать себя чем-то лучше других.

– Что вас привело сюда, ченселлор? – спросил я. Она обернулась по сторонам, хотя смотреть было совершенно некуда, и коротко улыбнулась. Скорее, это было нервное подергивание, а не улыбка. Тоже характерная черта для этого типа женщин – причем их одних.

– Думаю, то же, что и вас. Магический кристалл сообщил чародеям Черного круга, что башня Иль-Закира скоро разрушится. Думаю, вы хорошо знаете, чем это грозит для долины.

– Ох уж эти мне магические кристаллы, – пробормотал я.

Я все еще чувствовал себя немного неловко, поэтому и нес вздор.

– Им нельзя предложить сделку с Инквизиторами, в обмен на показания. Нельзя пригрозить тем, что, если они не выдадут своих сообщников, то все оплеухи машины правосудия достанутся им одним. Нельзя выкручивать руки или бить по голове телефонным справочником, стремясь получить ответы. Кристалл просто сообщает – через пять дней триста шестьдесят тысяч человек утонут, как мухи в супе. И снова погружается в летаргический сон. Кристаллы о чем-то думают, как вы считаете, ченселлор?

– Не знаю, – ответила она. – Возможно, они такие же разумные существа, как и мы. Только мудрее. Они никуда не бегают, ни к чему не стремятся. Предпочитают лежать и спать. Поэтому им столько известно.

4
{"b":"6032","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Роковое свидание
Шоколадные деньги
Радость изнутри. Источник счастья, доступный каждому
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Шатун
Бегущая по огням
Думай медленно… Решай быстро
Книга тренеров NBA. Техники, тактики и тренерские стратегии от гениев баскетбола
Золотая клетка
Чертоги разума. Убей в себе идиота!