ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ничего, – ответил некромант. – Так вот, Майкл. Этот мудрец…

– Что значит – «ничего»? – спросила Френки. Когда девушка хочет, она может вывести из терпения кого угодно. Но упади с неба воющий гиппопотам, если на сей раз она искренне не хотела пополнить вагонеточку своих знаний.

Мубарраз оборотился к ней не без некоторого раздражения.

– Как я уже говорил, мадемуазель Дюпон, с ним произошло ничего.

– Вы имеете в виду, с ним ничего не произошло?

Колдун взглянул на меня с таким выражением лица, словно хотел спросить – откуда ты ее выкопал.

– Если бы я хотел сказать, что с ним ничего не произошло, я бы так и сказал. Я же произнес другое: с ним произошло ничего.

– В этом есть разница? – спросила Френки.

– Огромная, – отрезал Мубарраз.

– Какая? – поинтересовалась девушка.

– Не знаю, – отвечал некромант. – Да и кому есть дело.

Как я уже сказал, женщин нельзя пускать в мужские разговоры. Они их просто не понимают.

– Этот Иль-Закир обратился к нам за помощью, – продолжал чародей, вновь обращаясь ко мне. – Он давно уже озолотился, благодаря своим изобретениям. Но почти все уходило на новые исследования. Поэтому он нуждался в деньгах.

Некромант полюбовался на свои безупречной формы ногти.

– Конечно же, Гильдию заинтересовали его идеи. Мы дали ему одну из своих лучших лабораторий и исправно оплачивали его счета. Конечно, нам следовало заподозрить неладное сразу же, когда он отказался от помощи наших работников. Но мы проявили недальновидность. Подумали, что нам же так будет проще.

Он широко улыбнулся, давая понять – никакие ошибки, совершенные в прошлом, не смогут испортить его настроения сейчас.

– А что местный эмир?

Мубарраз прищелкнул пальцами, словно сбрасывал с рукава пылинку.

– Как и все политики. Понимает, что власть его напрямую зависит от стула, на котором сидит. Лишится кресла – потеряет и все остальное. И готов использовать любой клей, лишь бы прилепиться покрепче.

Глубоко под нами раскатился металлический гул.

– Колокола звенят, – пояснил волшебник. – Мы устанавливаем их в казематах, а не на башнях. Звук получается гораздо приятнее… Однако пойдемте.

* * *

– Многие считают некромантов злыми, – Мубарраз широко и искренне улыбнулся. – Мы вовсе не такие.

Он поднял глаза от высокой горы трупов, лежавших в центре просторной темницы. Пол залы был слегка наклонен к стенам, чтобы проще смывать кровь.

Два деловитых гнома суетились возле груды покойников. Оба они были мертвы. У старшего не хватало правого глаза, в спине младшего по-прежнему торчал обломок копья.

– Наша Гильдия – самая добрая и самая миролюбивая из всех магических орденов. Судите сами – мы имеем дело только с мертвыми и никогда не вмешиваемся в дела живых.

Он указал на гору трупов так, как гордый цветовод представляет свои лучшие штокрозы.

Старший гном нагнулся и ухватил за ноги одного из покойников. Затем перетащил в сторону. Второй зомби положил руки себе на грудь и раздвинул мертвую плоть. Внутри оказался грубый топор для разделки мяса.

– Нежити не нужны внутренности, – пояснил Мубарраз. – Поэтому внутреннюю полость мы используем как сумку. Очень удобно, надо вам сказать.

Френки стошнило на пол.

Первый из гномов бросил своего покойника и засеменил к ней. Нажав ногой потайную кнопку, он раскрыл в полу люк и вынул оттуда короткий шланг. Быстрыми, точными движениями смыл все. Мутная вода исчезла в невидимых щелях, которые архитектор искусно спрятал между стенами и полом.

– Некроманты редко заключают союзы с эльфами, – продолжал чародей. – Но всякий раз результаты получались просто прекрасными. Не сомневаюсь, что и на этот раз у нас все получится.

Второй зомби высоко поднял топор, подпрыгнул и всем своим весом обрушил лезвие на шею покойника. Голова отскочила. Первый гном поднял ее. Из правой стены выдвинулся стальной конвейер; мертвяцких дел мастер положил на него отрубленную башку, и механизм задвигался.

– Если тело слишком изуродовано, нет смысла его воскрешать, – пояснил Мубарраз. – Видите? Этого парня буквально располосовали на части. Поработал настоящий мясник. Мне становится плохо при одной мысли о том, что на свете существуют такие люди.

Настоящий мясник – а, вернее, мясничица – стояла у него за спиной и все еще не могла прийти в себя после оглушительного приступа рвоты.

Поистине, люди так по-разному относятся к жизни.

Старший гном наклонился и растворил в полу люк. Пихнул туда обезглавленное тело и направился ко второму. Стальной конвейер уже увез голову куда-то прочь, в другую часть каземата, и был готов принять следующую.

– Кстати, это тоже изобретение Иль-Закира, – заметил Мубарраз. – И сама лента, и весь этот зал. Не думайте, что мы отдали лучшую лабораторию и кучу золота человеку со стороны. Нет, мудрец долго работал на нас, и мы всегда были довольны…

Он ослепительно улыбнулся.

– Люди полны сюрпризов, не так ли.

Франсуаз направилась к нам, но тут же дал о себе знать еще один сюрприз, которых она и правда оказалась полна. Девушка сложилась вдвое, ее выворачивало наизнанку.

Первый гном бросил свою работу и поспешил замывать пол.

– Зомби, – пояснил некромант, – прекрасные исполнители. С блеском выполняют все то, чему их научили при жизни. Эти двое, например, работали на мясокомбинате у людоедов. Знаете, эти их изделия – ветчина из человечины, сосиски «Веселый крестьянин»…

Я кивнул.

– Кстати, всегда был уверен, что ветчина бывает только из свинины. Впрочем, я вегетарианец, так что плохо разбираюсь в поедании трупов. Судите сами!

Гном подпрыгнул еще выше и отсек новую голову.

– Как вообще можно есть мертвечину… Это же отвратительно. Но я говорил не об этом. Вы видите, что зомби просто великолепны, когда делают знакомую им работу. Но у них нет ни фантазии, ни инициативы. Поэтому, скажем, нельзя оживить убитого генерала и послать его обратно, в качестве своего шпиона. Погодите-ка…

Он обошел гору трупов кругом, придирчиво осматривая каждый из них.

– Кажется, я заметил старого знакомого. Никогда не знаешь, где увидишь былых друзей! Этого парня, с распоротым животом, звали Абу Саффар, не так ли?

Я уже понял, что передо мной лежали останки тех, кто так невовремя обнажил оружие на городской площади. А еще мне в голову пришла мысль, что я и сам мог бы оказаться здесь и попасть под топор деловитых гномов.

После этой идеи я новыми глазами взглянул на нашего гостеприимного хозяина. Тот, впрочем, ни капли от этого не изменился.

– Он возглавлял тайную полицию города Маназира, – сказал я.

– Возглавлял, – пробормотал Мубарраз. – Это слово происходит от того же корня, что и «голова», не так ли? Жаль, что у меня нет чувства юмора, а то мог получиться превосходнейший анекдот.

Я подал Франсуаз носовой платок, надеясь, что она не станет мне его возвращать.

– Конечно, парню хорошо досталось, – говорил некромант, придирчиво осматривая окровавленную тушу. – Но это ничего. Ради особого случая можно и подлатать. Так, ребятки, положите этого молодца отдельно.

Он протянул руку и точно указал на труп, который имел в виду. Я отметил, что не было ни малейшего шанса понять его приказ неправильно и уволочь в угол другого покойника. Зомби требовались четкие указания.

Выполнив указания мастера, гномы вернулись к своей работе. Я снова услышал «охрясь», с которым головы отваливались от мертвых тел.

– Ты хорошо служил своему эмиру, – произнес Мубарраз, наклоняясь над безжизненным телом. – Впрочем, может быть, и плохо. Не знаю. Но для меня ты станешь верным помощником…

Он распахнул плащ. На его широком поясе сверкало несколько пробирок. Мне не хотелось знать, что в них, а уж тем более – из чего и как это было приготовлено.

Привычным движением, не глядя, Мубарраз вынул одну из маленького кармашка и полюбовался на свет. Жидкость внутри была совершенно прозрачной, лишенной цвета. Некромант встряхнул склянку, и в ней появились черные облачка. Так выглядят чернила, если капнуть их в воду. Колдун снова взболтал волшебный эликсир, и тот стал агатовым; некромант удовлетворенно улыбнулся и открыл пробку.

42
{"b":"6032","o":1}