ЛитМир - Электронная Библиотека

– Хорошо…

Алхимик сделал досадливый жест рукой, словно отбрасывая неприятные ему мысли.

– Думаю, именно поэтому я и вызвал тебя сюда. В глубине души надеялся, что ты во всем разберешься. Но нужен был предлог для твоего приезда, поэтому и попросил тебя привезти корни мандрагоры… Не знаю, кого я старался обмануть больше – магистрат или самого себя.

– Говори. – Я присел на простой деревянным стул.

– Говорить особенно нечего. Говорят, люди в городе пропадать стали. Крики по ночам слышатся – такие, что дрожь до самого сердца пробирает. Ну а днем… Днем все молчат. Будто ничего не происходило.

– Должны же были остаться хоть какие-то следы на улицах? – спросила Френки. – Кровь, поломанные деревья – что-нибудь.

Сильван невесело усмехнулся.

– Вы попали в город Созидателей Храмов. Достаточно им взмахнуть жезлом, и все следы исчезают, будто их никогда и не было.

– В соседние города обращались?

– Боже упаси! Кентавры, а пуще того хобгоблины, только и ждут, чтобы прибрать к рукам этот город. Все они хотят обладать магией Созидателей.

– Твой друг не очень-то нам помог, – заметила! Френки, когда мы ехали по городской улочке.

Девушка обернулась в сторону алхимическом лавки. Сильван стоял между полок со склянками, словно спрятавшись между ними, и следил за нашим уходом.

– Да, – согласился я. – А ведь именно он, в сущности, просил нас о помощи, а не наоборот.

Я задумался.

– Сильван не просто живет здесь. В какой-то степени он тоже чувствует сопричастность к славе Созидателей Храмов, как и все остальные жители. И они не хотят, чтобы на город легло позорное пятно.

Франсуаз изогнула кончики губ.

– Простые горожане для магов – люди второго сорта. Таких запросто можно убивать пачками. Никто внимания не обратит.

Девушка пустила лошадь быстрее – это значило, что она теряет терпение.

– А эти бедняги еще и восхищаются теми, кто их ни в грош не ставит?

– Френки, так бывает всегда…

6

Крыши домов покрывала веселая черепица. Солнечные лучи играли на ее изгибах, как дети, скользящие вниз по горке.

Высоко над городом загорался свет. Сперва это были лишь крошечные искорки, почти незаметные на голубом небе. Потом их становилось все больше – они вспыхивали и гасли, пока наконец весь город не оказался накрыт разноцветным куполом.

– Это фейерверк? – спросила Франсуаз.

– Нет. Поторопимся.

Я направил своего верхового дракона вперед, по широкой улице. Девушка последовала за мной. Могло показаться странным, но происходящее не произвело никакого впечатление ни на кого из горожан. И правда – те слишком долго жили рядом с волшебниками, и магия перестала удивлять их.

Никто не следовал за нами, чтобы посмотреть, чем занимаются Созидатели Храмов. Напротив, некоторые даже удивленно оглядывались нам вслед. Они не понимали, что интересного мы ожидаем увидеть.

И в самом деле – первый, кто предстал нашим глазам, был Корбург, капитан тимуридских наемников.

Казалось, он стал еще выше ростом со времени нашей прежней встречи.

Полуразбойник, привыкший проводить ночи среди драконьего навоза, он тоже гордится тем, что оказался сопричастен к великой магии Созидателей Храмов.

Франсуаз тоже это заметила.

– Не думай, что на одной из икон появится твой портрет, – бросила она. – И отъедь в сторону, пока тебя еще руки слушаются.

– Демонам надо запретить бывать на подобных ритуалах, – процедил Корбург, отъезжая в сторону.

Могу поклясться, потом он пробормотал:

– И эльфам тоже.

Большое озеро сверкало в центре города – там, где обычно располагается торговая площадь. Вода в нем была такой чистой, такой прозрачной, что редкий человек осмелился бы заглянуть в нее, боясь осквернить своим отражением.

Впрочем, это опасение оказалось бы напрасным. Озеро было волшебным и не могло служить зеркалом – ни грешникам, ни праведникам, ни даже святым.

Только небу.

Но берегам его росли лилии – алые и голубые, В них гнездились маленькие, разноцветные птички и пели, не переставая, окружал ли их дневной свет, или ночная мгла.

Вокруг озера, плотным кольцом, стояли Созидатели Храмов.

Каждый волшебник носил парадное одеяние, украшенное гербами и символами. У каждого они были свои. Говорят, что все это – буквы древнего, давно забытого языка. И когда чародеи выстраиваются в круг, как сейчас, из разрозненных знаков слагается священный текст, раскрывающий тайны их уникальной магии.

Впрочем, мне доподлинно известно, что это совсем не так.

Позади колдунов стоял второй круг. И это уже было отступлением от многовековых традиций. Верхом на вороных лошадях, в черных доспехах, магов охраняли тимуридские наемники.

– Созидатели Храмов очень могущественны, – пробормотал я. – Но в тот момент, когда они творят свои чудеса, становятся уязвимы. Вот для чего им понадобилась охрана…

– Они создают храмы здесь?

– Да. Конечно, намного проще было бы возводить собор непосредственно там, где он должен быть построен. Но чародеи не любят покидать свой город. Их страшит людское внимание, а еще пуще боятся они того, что кто-то проникнет в секреты их колдовства.

– Как же они потом переносят с места на место целую церковь?

Я улыбнулся.

– Знай ответ на подобные вопросы, Френки, волшебство Созидателей перестало бы быть тайной. Здание Храма появится здесь, над гладью волшебного озера. Сразу, в одно мгновение – во всем своем великолепии. И оно будет оставаться тут, из тяжелого мрамора, бронзы и лерганата – висящим в воздухе столько, сколько потребуется. Может быть, несколько месяцев.

– Так долго?

– Да. Когда заказчик полностью приготовит место для нового храма и сделает щедрое пожертвование Созидателям, они перенесут собор на надлежащее место. Как – ведомо только им одним.

– Но разве не проще расчистить место заранее?

– Разумеется. Но никому не известно, как будет выглядеть будущий храм. Чародеи ни с кем не делятся своими замыслами. Нередко случалось, что заказчикам приходилось сносить целые городские кварталы, чтобы освободить площадь для новой церкви. Но, Френки… Соборы эти настолько прекрасны, что все эти хлопоты стоят того.

– К молчанию! – воскликнул Корбург.

Насколько я знал ритуал Созидателей Храмов, никто его к этому выкрику не принуждал. Однако наемник слишком вжился в свою новую роль и начал добавлять реплики от себя.

Поскольку никого посторонних, кроме нас с Френки, поблизости не было, то и приказ Корбурга пропал вотще.

К слову сказать, это лучшая судьба, которая может постигнуть любой приказ.

7

Не было ни сигнала, ни боя часов на высокой городской башне.

Маги запели одновременно. Это была странная, древняя мелодия – из тех, которые заставляют тебя прочувствовать ту глубину веков, что отделяет нас от рождения мира. Она одновременно и окрыляла, и заставляла почувствовать свою ничтожность перед лицом мироздания. Дарила надежду и выносила приговор.

Птицы, что жили по берегам волшебного озера, тоже не замолкали. Пение чародеев, кажется, не мешало им. Две чарующие мелодии сливались в одну и отражались от ровной поверхности кристально чистой воды.

– Сейчас, – негромко произнес я. – Сейчас это произойдет.

Поверхность озера начала вспениваться.

Крупные, нездорового вида пузыри начали появляться один за другим. Бросив взгляд лишь на один из них, я смог увидеть в нем всю боль мироздания.

Волшебники ничего не замечали.

Их пение становилось все громче, все величественнее. И с каждым следующим тактом новая волна пробегала по волшебному озеру, каждая больше предыдущей.

Мое лицо посуровело.

– Приготовься, Френки, – негромко приказал я. – И лучше бы тебе вытащить свой меч.

Лезвие дайкатаны вспыхнуло в руках девушки.

Что-то черное, страшное начало подниматься из глубин озера.

Теперь и наемники почувствовали запах опасности. Подталкивая друг друга, они указывали туда, где рождалось Зло.

69
{"b":"6032","o":1}