ЛитМир - Электронная Библиотека

– Осторожнее, Майкл, – предупредила Франсуаз. – Земля здесь выглядит точно как степь, по которой мы проезжали. Немало путников погибли прямо здесь, так и не заметив границы болота.

Всадники приближались. Каждый из них держал в руках длинный лук, заряжаемый тремя волшебными стрелами. Когда они оказались достаточно близко, то стало ясно – перед нами не воины на лошадях, а кентавры.

– Дозорные, – пробормотала Франсуаз. – Люди-кони не доверяют своим соседям-волшебникам. Держат под боком целую армию.

Пограничники остановились. Никто из них не поднимал оружия, но было очевидно – они не побоятся прибегнуть к нему, если потребуется.

– Что нужно эльфам так далеко от их государства? – резко спросил один из стрелков.

– Это сложный вопрос, – любезно отвечал я. – Ответом на него может служить трактат «Место и роль эльфов в мировой истории», над которым я как раз работаю. Состоять он будет из шести томов; правда, я успел начать только первый и то набросал только пару строчек.

– Не пытайся запудривать нам зубы, – отрезал кентавр. – Как видишь, мы неприлично владеем твоим варварским наречием, эльф. Тебе не удастся обвести нас вокруг журавля в небе. Что ты здесь делаешь?

– Ограничься короткими предложениями, – посоветовал я. – В них ты делаешь меньше ошибок. Что же до цели, с которой мы приехали…

Девушка гордо произнесла:

– Я Франсуаз, демонесса пламени. Я здесь, чтобы потребовать свои права на Гиблую Крепость.

Лицо кентавра отразило искреннее удивление. Не будь его воля крепка, как сталь, он немедленно удобрил бы землю поблизости.

– Мы освободили Гиблую Крепость от шайки разбойников, – произнес он. – Она принадлежит нам. О каких правах можно говорить?

– Замок никому не принадлежал несколько столетий. В нем водились лишь драконы и кикиморы. Я захватила его, и теперь он мой.

– Выше головы не вытянешь и рыбку из пруда, – высокомерно отвечал человеко-конь. – Наш король не ведет дел с бандитами. И мы, его верные солдаты, тоже. Вешаем их – и весь разговор.

– Ты называешь разбойниками тех, кто служит Созидателям Храмов? – удивился я.

Я вынул из внутреннего кармана золотые часы, справился по ним, и начал заносить что-то в длинный свиток.

– Что это там ты делаешь? – заволновался кентавр.

– Записываю, мой милый оселдат, тот день и час, когда ваш король – твоими устами – объявил войну Созидателям Храмов, назвал их разбойниками и публично поклялся истребить всех до одного. Интересно, Френки, как долго продлится эта война?

– Эй, эй, постойте, – воскликнул стрелок. – Я вовсе не этого поимел на виду. Знаете, что? Лучше вам поговорить с комендантом крепости. Как говорится, не лезь поперек батьки в игольное ушко. Езжайте за мной.

* * *

– Ты же говорил, будто у эльфов с кентаврами договор о дружбе, – вполголоса произнесла Френки.

Три конских хвоста бодро взмахивали впереди нас.

– Как и со всеми другими королевствами. Но слова, застывшие на бумаге, мало что значат посреди болот, где силы зла властвуют безраздельно… К слову сказать, Френки – тебе не было жаль бросать крепость? Тем более, она расположена в таком живописном месте…

– Нет… Ты же знаешь правила. Демонесса может покинуть Преисподнюю и переселиться в Верхний Мир только после того, как заключит сделку с человеком. Вроде той, которую подписали мы. Но перед этим тебе дается немного времени, чтобы освоиться, узнать, что к чему и что почем.

– Глупо пытаться завладеть чьей-то душой, если сама не умеешь шнурки завязывать?

– Что-то вроде этого. Времени дается немного, а потом тебя возвращают домой, к ситцевым занавескам и пирожкам с тыквой. И ты начинаешь изнывать в ожидании, когда кто-нибудь захочет обменять свою душу на что-нибудь более полезное…

Девушка вздохнула – она искренне уверена, что быть рядом с ней, это уже предел мечтаний каждого человека.

Бедняжка, сколько же раз ей, наверное, приходилось убеждаться в обратном.

– Мы победили кикимор и драконов и вытеснили их на окраины болота. Мне становилось скучно, ведь я знала, что скоро мои каникулы наверху закончатся. К тому же в заливе Каракатиц бушевала война – настоящая, большая, не то что наши посиделки на болоте. Хотелось туда. Так что. когда Корбург и его брат попытались меня сместить, отрубив мне голову, это лишь все ускорило.

– Иными словами, когда ты покидала болота, здесь уже не оставалось почти никого живого?

– Ну… Они первыми начали воевать, Майкл. Я только помогла им закончить побыстрее.

14

– Мы без труда вышибли бы этих разбой… этих наемников из крепости, – говорил кентавр.

В его голосе звучала гордость, причин которой я никак не мог понять. В самом деле, ну чем гордиться, если ты наполовину лошадь?

– Но кто-то понаставил здесь массу ловушек. У сброда, что жил в замке, мозгов на такое не хватило бы. Если б не это, над крепостью давно бы уже развевался наш флаг.

Франсуаз чуть заметно улыбнулась.

– Конечно, пришлось кое-что перестроить, – продолжал наш сопровождающий. – Нелегкая это была работка, скажу я вам. Эту твердыню строили в незапамятные времена, когда никакого болота здесь и не было. А сегодня подвезти сюда стройматериалы, леса – сущее наказание.

Он указал рукой на узкие тропки, которые извивались вокруг нас, то появляясь, то снова наполовину исчезая в тине.

– Слава богам, раньше здесь жили драконы. А там, где селились крыластые, для нас вполне найдется место. А вот если бы крепость принадлежала кому-то другому…

Он взмахнул хвостом.

– Самое это скверное дело, при взятии крепости» когда размерами не подходишь. Если, к примеру, хобгоблины захватывают замок гномов, то просто сравнивают его с землей. Все проще, чем под себя перестраивать. А вот и вход…

Гнилая Крепость не была защищена ни рвом, ни высоким забором. И то, и другое было бы невозможно сделать без помощи магии, здесь, в этих заболоченных пустошах.

– Как же здесь появилась топь, если раньше была равнина? – поинтересовался я.

– Говорят, ее создали кикиморы, с помощью своей ворожбы, – отвечала Френки. – Когда хобгоблины изгнали их из родных земель, они переселились сюда и вместе с ними пришло болото.

– А это возможно?

– Не знаю; просто ходят такие разговоры. А вот то, что я знаю наверняка – болото постоянно растет и с каждым днем все дальше вторгается в земли кентавров…

– И теперь люди-кони перешли в наступление.

Толстые каменные двери растворились перед нами. Четверо стражников, дежуривших около входа, посмотрели на нас с профессиональным недоверием. Они спрашивали себя – уж не собираемся ли мы вдвоем захватить крепость?

– Я представлю вас коменданту, – произнес наш провожатый.

– Кентавры многое здесь переделали. – заметила моя спутница, когда мы остались наедине, если, конечно, не считать настороженных взглядов со стороны охранников. – Проложили новые перекрытия, пробросили доски… По-моему, стало хуже.

Она повернулась, критически осматривая главную залу крепости.

– Трактир. У нас не было трактира – ни к чему, если солдаты набираются, даже не во время дежурства. Уверена, азартные игры у них тоже разрешены. Никакого понятия о дисциплине… Майкл, у них даже есть ювелирная лавка. Наверняка скупают краденое у кикимор и леших…

– Я комендант крепости, – произнес высокий кентавр с длинными, седыми волосами. – Мне передали, зачем вы здесь.

– Это хорошо, – согласился я. – Если бы вам недодали, было бы хуже.

Кентавр не хотел показать, что знает наш язык недостаточно; поэтому сделал вид, что все понял.

– Однако ваши требования, миледи, полностью лишены оснований.

Люди-кони не разводят руками, этому мешает их анатомия. Но эти слова комендант явно мог бы сопроводить таким жестом.

– Мы захватили крепость в честном бою, и теперь она наша. Таковы законы военного времени. Я рад видеть рядом с вами эльфа…

74
{"b":"6032","o":1}