ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Магнус Чейз и боги Асгарда. Книга 2. Молот Тора
Воскресное утро. Решающий выбор
Библия триатлета. Исчерпывающее руководство
Клан
Пропавшие девочки
World Of Warcraft. Traveler: Путешественник
Каждому своё 2
Мы – чемпионы! (сборник)
Хроники одной любви

– Шестеро из городского спецназа. Они блокируют лестницу.

– Они знают, что я руковожу операцией?

– Да, сэр.

– Не хватало мне еще перебранки со спецназом, – пробурчал Маллен, устремляясь в здание. – Пойдемте со мной.

Офицер спросил его, указывая на нас:

– Это специалисты по переговорам, сэр?

Маллен криво усмехнулся, что у него всегда здорово получается:

– В каком-то роде, О'Коннор.

– Сотни стражников сейчас задают одни и те же вопросы тысячам людей по всему городу, – произнес Маллен, с кряхтеньем поднимаясь по узкой темной лестнице. – Было бы странно, если бы хоть кому-то не повезло напасть на след этих выродков.

– Долго пришлось трясти девушек? – спросил я.

– Да нет.

Маллен остановился, чтобы перевести дух – не потому, что лестница оказалась слишком крута для него, а от бешенства.

– Они сами были рады все рассказать.

– Где они?

– Здесь же. Наотрез отказались выходить на улицу – говорят, что он может вылететь из окна и утащить их. Тьфу.

Я поздравил себя с тем, что пропустил Маллена, позволив ему идти впереди себя, – в противном случае он мог бы попасть мне на ботинки.

– Хотите переговорить с ними прежде, чем войдем к нему?

– Позднее, лейтенант, – ответил я. – Следующим телевизором он может в кого-нибудь попасть.

* * *

– Вам обязательно надевать пиджак поверх бронежилета? – недовольно спросил лейтенант Маллен, словно я задержал его по крайней мере часа на два.

– Это костюм, лейтенант, – пояснил я, застегивая рукава и поправляя манжеты. – Брюки не носят без пиджака.

– Странно, – удивился полицейский. – А я вот часто ношу брюки без пиджака. Вот если пиджак без брюк – это другое дело.

Франсуаз проверила, что бронежилет сидит на ней так, как она считает правильным, и решительно устремилась вверх по лестнице.

Маллен достал револьвер, который в таких ситуациях носил, заткнув сзади за пояс брюк, и провернул барабан.

– Я не стану заходить с вами, Амбрустер, – сказал он. – Попытайтесь поговорить с ним. А если у вас не выйдет по-своему – я знаю, чем его встретить.

Мы поднялись еще на три лестничных пролета, пока не увидели людей в темно-синей форме спецназа.

– Мы ждем здесь уже двадцать семь минут, лейтенант, – резко сказал один из них. – Мы давно могли взять комнату штурмом.

– Ну, что я вам говорил? – обернулся ко мне Маллен. – Я руковожу операцией, сынок, и вы вломитесь туда не раньше, чем я вам прикажу.

Франсуаз заняла позицию справа от двери, пристально осматривая замок и состояние петель.

– Так, мальчики, – сказал лейтенант Маллен. – Сейчас эти двое войдут в комнату и попытаются взять мошенника живьем. Если он захочет прорваться на лестницу – стреляйте.

Обратившийся к Маллену командир спецназа узнал меня.

– Неужели это ты, Майкл? – вполголоса спросил он. – Давно же мы с тобой не виделись.

Совместные тренировки на военно-морской базе могут либо сделать людей верными друзьями на всю жизнь, либо вызвать желание никогда больше не встречаться с бывшими соучениками.

– Давно, – согласился я, подходя к дверям с другой стороны.

– Я-то слышал, что ты теперь открыл свое дело и консультируешь богатых людей, – продолжал он. – Не думал, что тебя занимают свихнувшиеся наркоманы.

– Это благотворительность, – пояснил я. – Чтобы скостить налоги.

– Хватит трепаться, – зло бросила Франсуаз. – Мы заходим.

Офицер спецназа подошел ко мне. Обеими руками он сжимал переносной полицейский таран. Я коротко кивнул, и он вынес дверь.

Четыре выстрела угодили свинцом в то место, где должен был стоять человек, если б он хотел войти.

– Вампиры не стреляют, – процедила девушка. – Герой.

Я вошел, наклоняясь вперед и падая. Четыре пули пролетели над моей головой, и я обрадовался, что не стал вытирать ноги о коврик.

Человек прислонился спиной к покосившемуся кухонному шкафу, невесть каким образом оказавшемуся в главной комнате. В его правой руке был зажат пистолет, и его дуло опускалось, ища меня.

Я нажал на спусковой крючок трижды, и правая рука человека с зажатым в ней оружием повалилась на паркет. Три пули легли ровно по линии запястья, разнося в мелкие клочки кожу, кости и сухожилия.

Человек закричал и резким движением сунул в рот обрубленную конечность. Он глубоко вдохнул, всасывая собственную кровь; черные струйки покатились по его подбородку. Он передвигал зубами, грызя и тревожа лохмотья мяса, вонзаясь в свою руку все глубже.

Острый вкус крови придал вампиру силы, которых в нем не могло быть раньше. Его левая рука, точно живущая самостоятельной жизнью, распрямилась, и острое лезвие аспониканского ножа пересчитало дюймы около моего уха.

Франсуаз вошла в комнату в тот момент, когда кинжал ворвался в дверной проем. Девушка поймала его на лету за лезвие – опасный трюк, которому она научилась на островах Тихого океана.

– Ты что-то потерял, ублюдок, – процедила Франсуаз и, взмахнув рукой, послала кинжал прямо в горло твари.

Длинное лезвие вошло в мягкую плоть, пригвождая человека к деревянным дверцам. Он дернулся раз, затем другой, и кончик ножа остался подрагивать за его спиной, окровавленный и увешанный лохмотьями мяса.

Вампир шагал ко мне, и там, где его голова возвышалась над широкими плечами, зияло рваное сквозное отверстие.

Бурая кровь хлестнула вокруг, будто веер воды из садовой поливальной машины. Я наотмашь ударил тварь в лоб рукояткой пистолета, и он отлетел назад.

– Я убью вас обоих, – прошипел вампир.

Его правая рука вырастала из отрубленного запястья. Мускулы бурлили под раздувающейся и набухающей кожей, кровь пронзала жилы, кости распрямлялись и твердели, образуя кисть.

– А, значит, ты еще можешь разговаривать, бедняжка, – проворковала Франсуаз. – Тем лучше.

Он почти поднялся, когда девушка подпрыгнула вверх и мощно приземлилась на его грудную клетку. Раздался хруст, с которым проламывалась грудина. Правый каблук сапожка, тонкий и острый, пробил сердце вампира, залив его собственной кровью.

– Многих ты успел сожрать за эти дни? – осведомилась Франсуаз.

Вампир дернулся, отчего правый каблук ее сапожка еще глубже вошел в его тело. Он воздел руки, и его длинные, заканчивающиеся когтями пальцы обхватили крепкие бедра моей партнерши.

Я выламывал одну дверь за другой, обваливая мебель, пока не убедился, что в квартире нет более ни одной твари.

– Держи руки подальше, – сказала Франсуаз.

Обычно она носит под курткой два крупнокалиберных пистолета, но для сегодняшнего дня сделала исключение.

– Ты будешь шестой, – прорычал вампир.

Его тело изогнулось, словно в нем не было позвоночника, и желтые клыки, торчавшие изо рта, щелкнули возле самого тела девушка.

– Люблю это число, – заметила Франсуаз.

В правой руке она держала малый тевтонский топор на крепкой деревянной рукояти. Старинные священные руны вились по округлому лезвию.

– Не умеешь держать руки при себе? – спросила она.

Вампир напряг мускулы, пытаясь завалить девушку на себя. Франсуаз размахнулась, и острое лезвие топора вошло в правое плечо вампира.

Тварь ощутила, что у нее больше нет одной руки; черные выпученные глаза вампира повернулись, глядя туда, где корчилась и распрямлялась его отрубленная конечность.

Но Франсуаз не дала твари слишком долго пребывать в удивлении. Лезвие топора сверкнуло снова, начисто снося твари левую руку. Тело чудовища, превращенное – в обрубок, изогнулось от боли.

– Я сожру вас всех, – прорычал вампир. Франсуаз выдернула ногу из его груди и улыбнулась.

– Прости, бедняжка, – проворковала она. – Не могу удержаться.

С этими словами девушка глубоко вонзила лезвие топора туда, где у вампира находились половые органы.

Тварь забилась, как рыба, которую заживо бросили на сковородку. Вампир постарался сесть, и его острые зубы впились в край коротких шорт Франсуаз.

Я вырвал нож, воткнувшийся в деревянный шкаф, и двумя короткими ударами снес твари голову.

14
{"b":"6033","o":1}