ЛитМир - Электронная Библиотека

Я услышал, как позади меня щелкают затворы автоматов.

Все же светловолосый сержант подумал о том, что может случиться, если его командир погибнет первым.

Это значило, что у парня имелись шансы самому в свое время стать полковником.

– А у нас есть связь с этими людьми? – тихо спросил Биллингс.

– Укрывательство, преступный сговор, соучастие в массовых убийствах, угроза национальной безопасности Аспоники, – ответил я. – Это не все, но пока что-то больше ничего в голову не пришло.

Он закричал:

– Что здесь происходит?

– Пока ничего, – отвечал я. – И если вы не станете нервничать, то ничего и не произойдет.

– Но он не может арестовать меня, – воскликнул полковник. – Я – эльфийский гражданин.

– А какого черта вы делаете в Аспонике с военным вертолетом? – усмехнулся я.

Автомобили были уже совсем близко.

Еще одна-две секунды, и они выедут на взлетную полосу.

Полковник взорвался.

– Вы спятили здесь все! – закричал он. – Какого черта мы не улетаем?

– Хотите, чтобы вас вернули в Туррау под стражей трех истребителей, полковник? – спросил я. – Или сбили на границе?

Он ухватил за рукав мою партнершу и попытался встряхнуть ее.

– Ваш приятель – что, чокнулся? – закричал Биллингс. – Нас же всех посадят. Высокий анклав откажется от нас и объявит преступниками. Надо же хоть что-то делать.

Франсуаз мягко улыбнулась ему.

– Пусть ваши люди сидят тихо, как описавшиеся мышки, – сказала она. – Когда к вам обратятся, важно кивните головой. Это все, что от вас требуется.

Полковник нервно обернулся и отдал приказ сержанту.

– Они не смогут проехать через ворота, – пробормотал он. – Ворота же закрыты. И мы улетим.

Франсуаз посмотрела на управляющего.

Тот не осмелился подниматься на ноги, лишь прислонился к борту машины подальше от нас.

– Этот подонок наверняка открыл ворота, – процедила девушка. – Ведь так?

Он подтвердил, испуганно кивая головой.

Первый автомобиль – низкий, с побитыми ветром боками – вывернул из-за поворота дороги и начал останавливаться.

– Он на самом деле может расстрелять эльфийского офицера? – едва слышно спросил полковник.

– На моих глазах он казнил двоих, – отвечал я. – Только федеральный шериф не расстреливает подозреваемых.

– Что же он с ними делает?

– Сжигает заживо.

* * *

Автомобиль шерифа замер.

Его сильно рвануло вперед силой инерции – набранная скорость не сразу сдалась перед силою тормозов.

Это походило на то, как резко двигается по стволу затвор пистолета, подталкиваемый отдачей.

И этот пистолет был повернут в нашу сторону.

Я мог бы позавидовать полковнику Биллингсу – он всего лишь знал, что есть такая должность – федеральный шериф.

Но он не представлял, что это значит.

Наверное, мне следовало испугаться.

Дверцы распахнулись – три, одна оставалась закрытой. С подъездного пути вырулили еще две автомашины и остановились, громко визжа тормозами.

Кому-то придется раскошелиться на новую резину.

– Что ваш приятель задумал? – шепотом спросил полковник, обращаясь к моей партнерше. Я наблюдал.

– Если Майкл говорит, что бояться нечего, значит, так и есть, – мягко произнесла Франсуаз.

– А разве он так сказал? – быстро спросил Биллингс.

Люди выскакивали из автомобилей.

Лязганье ружейных затворов.

Один за другим, беспорядочно. Каждый из офицеров шерифа хотел как можно быстрее загнать патрон в холодный ствол.

Я успел бы застрелить троих прежде, чем они выйдут из машины. И еще одного, пока передергивают затвор.

Всего их было семеро.

Нам с Франсуаз не потребовалась бы даже помощь морских пехотинцев. Ни один из аспониканцев не успел бы даже выйти из машины.

Я ничего не предпринимал.

Помощники федерального шерифа укрывались за автомобилями. Я видел только черные дула карабинов, направленные на нас, и серые верхушки их широкополых шляп.

– Стоять на месте, никому не двигаться, – приказал один из них.

Он говорил по-харрански, и это меня позабавило. Он прекрасно понимал, что перед ним эльфы, которые, возможно, не понимают его языка; в то же время он хотел, чтобы мы поняли его приказ и подчинились ему.

Тогда почему он говорил по-харрански?

Люди бывают так глупы, что с ними становится скучно.

Высокий человек выпрямлялся, выходя из первой машины.

Он становился все выше и выше, и казалось, будто он растет из прокаленного лучами бетона.

Как и его помощники, федеральный шериф был одет в легкую серую рубашку с короткими рукавами и свободным воротом. Широкополую шляпу такого же цвета он надевал на ходу.

На узком поясе шерифа – таком узком, что наверняка неудобном и мешающем кровообращению – висели кобура с пистолетом и мобильный телефон. Я не видел наручников, но знал, что они пристегнуты сзади.

Было у шерифа и то, чего были лишены его помощники, – разлапистая золотая звезда диковинным морским крабом впивалась в его рубашку там, где, как я предполагал, должно было биться его сердце.

Впрочем, здесь я мог ошибиться.

Смуглое лицо шерифа закрывали темные солнечные очки. Черная полоска усов пробегала по его верхней губе, и я не знал, отпустил он их потому, что был аспониканцем, или же думал, будто они ему идут.

Он встал во весь рост, оказавшись на линии огня своих помощников. Для него это было опасно, но я знал, что иного выхода у шерифа нет.

Он должен был рисковать своей жизнью.

Обычная пуля не может остановить вампира. В лучшем случае, она отбросит его назад. Попасть же серебряной пулей в голову твари, которая черной стрелой несется по пыльной пустыне, – это слишком рискованно, чтобы даже пытаться.

Остановить взбесившуюся тварь можно только силой человеческой воли.

Я знал это слишком хорошо.

– Перед вами федеральный шериф округа Туррау, – громко произнес человек с золотой звездой. – Он говорил по-эльфийски. – Не двигайтесь. Не пытайтесь бежать или оказывать сопротивление.

Поскольку ни я, ни Франсуаз, ни даже полковник Биллингс не предпринимали таких попыток, шериф не стал подробно останавливаться на этом пункте и перешел к следующему:

– Мы преследуем людей, представляющих угрозу для национальной безопасности Аспоники. Если вы укрываете их, осознанно или по незнанию, признайтесь в этом сейчас или вы будете обвинены в соучастии.

Его голос дрогнул, когда он это говорил.

Это странное ощущение. Его слова звучали так, как если бы он не боялся. Но я видел, как он на мгновение замешкался.

На слове «осознанно».

Полковник Биллингс, в полной военной форме, стоял слева от меня, а за моей спиной эльфийский вертолет – пусть даже на его бортах была символика Красного Креста.

В театре Шекспира не было декораций – их заменяли таблички с надписями «лес» или «дворец». Но в спектакле, который собирался разыграть я, декорации могли мне пригодиться

Шерифа, как мне показалось, обожгла мысль о том, что слово «осознанно» здесь к месту.

Эльфийские полковники похожи на тысячные ассигнации. Они не встречаются где попало.

Даже если бы вертолет, проворачивавший лопасти за моей спиной, не был военным, он стал бы им казаться.

Я дал шерифу еще три секунды на то, чтобы это осмыслить.

Он должен был уметь думать быстро.

Я поднял руку с закатанным в пластик удостоверением.

– Вам следовало проявить свое рвение, когда ехали сюда, – проворчал я.

Ребята из Высокого анклава заработали себе репутацию самовлюбленных скунсов, а сегодня я был парнем из Анклава.

– Майкл Амбрустер, спецкомитет при Высоком анклаве Дроу. Сколько, по-вашему, мы еще должны были вас ждать, шериф?

Его лицо окаменело.

Я пошел вперед, протягивая ему документы.

– Кто, по-вашему, станет платить за простой вертолета? – спросил я. – Вы уже отобрали ребят, которые полетят с нами?

Он принял из моих рук документ и вцепился в него так, как если бы это было мое горло.

28
{"b":"6033","o":1}