ЛитМир - Электронная Библиотека

– Для праздника, сеньор? – догадливо поинтересовался смышленый малыш. – Тогда вам нужно идти вон туда, это недалеко. Два квартала, потом повернете направо.

– Ты умный мальчик, – похвалил его я. – Слушайся маму и учи уроки.

Я вручил подающему надежды маленькому горожанину две монетки, и мы с Франсуаз направились дальше.

– С каких это пор ты стал интересоваться детьми? – хмуро спросила девушка.

– Я не интересуюсь детьми, – с достоинством ответил я. – Я же не извращенец. А теперь слушай, крошка, и восхищайся. Как я понял, мы не возвращаемся в город Темных Эльфов, чтобы купить себе доску для серфинга?

– Не раньше, чем я упрячу за решетку коменданта тюрьмы и его сообщников.

– Отлично. У нас есть два варианта. Мы пускаем слух, что у нас… осторожно! – В мощеной мостовой показалось глубокое отверстие, служившее либо для стока воды, либо для поимки невнимательных прохожих. Я подхватил девушку за талию и перенес ее. И тут же почти пожалел об этом, так как Франсуаз радостно завизжала, как поросенок. – Так вот, – заговорил я снова, напуская на себя серьезный вид, – мы пускаем слух, будто располагаем некоторыми документами.

– Понеси меня еще раз, – потребовала Франсуаз.

– Френки, – строго сказал я.

– Майкл.

Я подхватил ее на руки и продолжал:

– Этих документов якобы достаточно, чтобы посадить в тюрьму коменданта тюрьмы. Даже если он не поверит, все равно предпочтет убедиться. Постарается отобрать у нас эти несуществующие документы и попадется в ловушку.

– Но тогда сама тюрьма Сокорро останется, и в ней только сменится комендант? – спросила Франсуаз, щекоча мне ухо губами.

– Вот именно, – согласился я. – Наша же цель – положить конец злоупотреблениям в этой тюрьме, а не только обезвредить ее коменданта…

– И как же мы это сделаем без помощи сенатской комиссии?

– Просто смотри, – ответил я. – И восхищайся.

Я осторожно поставил девушку наземь и открыл перед ней дверь магазина.

– Что ж, – произнес я, – вполне неплохо.

– Как скажете, мистер Вандерсмит, – угодливо отвечал маленький человечек в темно-синем пиджаке. – Принести вам чего-нибудь выпить?

– Валяй, приятель.

Я неторопливо расстегнул пуговицы белого пиджака и поправил широкий пояс, в который была заправлена темно-серая жилетка. Затем я передвинул на затылок белую ковбойскую шляпу и уселся в предложенное мне кресло, закинув ноги на стол.

Шпоры сапог для верховой езды звякнули, когда я перекладывал ноги.

– Неплохая дыра, этот ваш городишко, – заметил я, засовывая два пальца в карман жилетки.

Я вынул оттуда длинную дорогую сигару и, откусив кончик, выплюнул его на пол.

– Когда я решил покупать себе землю в Аспонике, приятель, – доверительно проговорил я, – мне предлагали местечко возле Ла-Паса. Но там мне не понравилось.

– Вы приобрели шесть тысяч акров земли? – несмело спросил служащий.

– Восемь с половиной для ровного счета, – усмехнулся я. – Я, приятель, не из тех, кто хвастается; я всегда говорю: лучше преуменьшить, чем зря языком трепать. Верно, кобылка?

– Да, папочка, – пропищала Франсуаз. – Ты всегда это говоришь.

Франсуаз нарядилась в самое кричащее из платьев, которое мы нашли в местном магазине. С ее ровным загаром и необычной красотой она вполне могла сойти за уроженку здешних мест.

Платье такого покроя открывает почти все, что обычному платью положено скрывать: стройные ноги, спину и сочные груди чуть ли не до сосков.

Еще Франсуаз надела на босу ногу черные туфли на высоком каблуке, взбила и подняла волосы и положила на лицо раза в три больше косметики, чем обычно.

Если не считать последнего, моя партнерша всегда так и одевается – кроме, разве, тех случаев, когда выступает в суде.

Я усмехнулся и потрепал ее по загорелому бедру, задрав при этом ее платье почти до алых трусиков.

Франсуаз засмеялась – громко и вульгарно – и служащий, с некоторой скованностью, захихикал, вторя ей.

– И вот я сказал себе, приятель, – я вынул изо рта сигару и внимательно ее осмотрел, затем засунул обратно, – Чарли Вандерсмит – не тот парень, который вкладывает деньги черт его знает во что. Правильно я говорю, приятель?

Мой вопрос не подразумевал раздумий над ответом, и человечек в синем костюме быстро закивал головой.

– Да, мистер Вандерсмит, – сказал он.

– Если восемь с полтиной тысяч акров земли, – продолжал я, – здесь мои – значит, на них написано имя Вандерсмит.

Я громко засмеялся над этой весьма остроумной шуткой, и Франсуаз, повизгивая, присоединилась к веселью.

Служащий в синем костюме смеялся тоже, хотя искренности в нем было не больше, чем в любом политическом деятеле местного значения.

Внезапно я нагнулся к нему, что оказалось довольно сложно, учитывая, что перед этим я закинул ноги на стол, и, нахмурившись, стал тыкать сигарой ему почти в самое лицо.

– Поэтому я хочу знать, приятель, кто станет губернатором в этом поганом городишке и какая задница станет охранять мою землю. Ты понял?

Служащий ошарашенно подался назад; я вновь весело засмеялся, откидываясь на спинку кресла, и вернул сигару обратно в рот.

– Правильно ли я понял, – служащий сглотнул, потом облизал губы, потом снова сглотнул, – что вы собираетесь поддержать нашу партию на ближайших выборах?

– Вашу партию? – Я презрительно расхохотался и отвесил Франсуаз шлепок по обнаженной спине. – Послушай, кобылка, что он тут говорит.

Я вновь перегнулся к нему.

– Нет, приятель, – сказал я, тыча в него сигарой. – Чарли Вандерсмит поддерживает только себя – заруби это на носу. В этом штате мне нужен такой губернатор, который будет защищать мои интересы, усек?

– Да, сеньор Вандерсмит, – отвечал служащий.

Он все еще тяжело дышал от волнения, но в его маленьких хитрых глазках уже засветились торжествующие искорки.

Маленький хитрец решил, что ему без труда удастся окрутить этого богатого скотовладельца, самоуверенного простака Чарли Вандерсмита, и выбить из меня немало денег на избирательную кампанию своего кандидата.

– Подготовка к выборам как раз начинается, – произнес он. – Мы выдвигаем в кандидаты человека достойного, честного и ответственного. Это Ортега Илора; в настоящее время он занимает важный пост в министерстве безопасности.

Я оскалился.

– Честный и достойный, приятель? – хмуро спросил я. – Чарли Вандерсмита не купишь пустой болтовней. Так, кобылка?

– Болтовней не купишь, – глупо хихикнула девушка.

– Я должен знать, на кого пойдут мои денежки, – продолжал я. – Если он какой из умников, что университеты кончал, так мне он за грош не нужен. Я, приятель, в теории не верю – только в практику.

– Почему же, – заволновался служащий. – Сеньор Ортега Илора из честной крестьянской семьи. Кто, как не он, защитит интересы скотовладельцев?

– Из крестьян? – я прищурился. – А он случаем не левый? Мне, приятель, смутьяны в губернаторах не нужны.

В моем голосе появились скучающие нотки; мигом почувствовав это, Франсуаз тоже надула губки.

Профессиональная содержанка всегда чутко реагирует на любую перемену в настроении папочки.

Увидев, что жирный, глупый карась уплывает из его рук, служащий заволновался еще больше.

– Ну что вы, что вы, – поспешно сказал он. – Сеньор Илора никакой не смутьян. Он выступает за порядок, стабильное государство… Впрочем, я вам лучше расскажу о его жизни, и вы сами все поймете.

Он повернулся к компьютеру и начал быстро нажимать кнопки.

Я посмотрел на кончики своих сапог, словно раздумывая, не снять ли их с крышки дубового стола и не направиться ли куда подальше.

– Больно мне интересно торчать у вас тут, – пробурчал я. – Ну ладно, приятель, колдуй тут пока. А я пойду освежусь. Где у вас тут…

Я надвинул шляпу на лоб и вышел из кабинета.

В приемной, где полагалось находиться секретарше, никого не было; я позаботился о том, чтобы она отправилась на другой этаж, потому что ее ксерокс внезапно вышел из строя.

52
{"b":"6033","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Airbnb. Как три простых парня создали новую модель бизнеса
Профиль без фото
Блог на миллион долларов
Любовница Синей бороды
Блондинки тоже в тренде
Струны волшебства. Книга первая. Страшные сказки закрытого королевства
Слишком красивая, слишком своя
Кости зверя