ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мы направляемся именно туда.

Я засунул руку во внутренний карман и вынул маленькую синюю книжечку, затянутую в прозрачный пластик.

– Сенатская комиссия Аспоники, – представился я. – По надзору за федеральными тюрьмами.

Офицер взглянул на меня, как посмотрела бы сторожевая собака на воробья, явившегося инспектировать ее службу.

– Мы – независимые эксперты, выделенные эльфийским правительством, – продолжал я.

Франсуаз сложила губы бантиком, как делает всегда, когда хочет показать, до какой степени ей отвратительны моя ложь и мое притворство.

Но я знаю, что ей нравится.

– Наша цель – обследовать данную закрытую зону в связи с выдвижением коменданта тюрьмы на пост губернатора штата.

Я полагал, что хоть теперь моя широкая улыбка вызовет отклик в сердце постового офицера, но он оставался мрачен, как прежде.

Я протянул ему удостоверение, он со снисходительной миной раскрыл его. Поскольку улыбаться еще шире было уже просто невозможно, не превратив своего лица в неприятную комическую маску, я приподнял брови.

– Сенатская комиссия? – отрывисто спросил офицер.

– Как видите, – жизнерадостно ответил я. Он кивнул, тяжело, словно через силу.

– Очень хорошо, – сказал он. – Подождите.

Он повернулся и вошел в здание.

Я улыбнулся Франсуаз, показывая, как хорошо все получается. Второй военный, правда, все еще стоял и не выказывал желания поднять шлагбаум, но это было лишь делом времени.

– Откуда у тебя пропуск? – прошипела Франсуаз.

– Помнишь, я помогал сенатору Матиасу сесть за столик? – ответил я.

– Маленький воришка – ты стащил пропуск у сенатора Аспоники?

Я счел это за комплимент.

– Детские игрушки, – отвечал я. – Пропуск не именной, так что мне не пришлось даже переклеивать фотографию.

Постовой офицер показался на верхней ступени лестницы. Он постукивал по правой руке ребром моего удостоверения.

– Думаешь, они поверят? – шепотом спросила Франсуаз.

– Они уже поверили, – сказал я.

Офицер подошел к шлагбауму; следом за ним на лестнице появились двое солдат, и мне не понравилась, как они щупают свои автоматы.

Я нахмурился.

– Сенатская комиссия, верно? – спросил офицер, обращаясь ко мне.

Я постарался побыстрее улыбнуться.

– Вот именно, – сказал я. Франсуаз что-то буркнула.

– Плохое время избрал сенат, чтобы послать сюда комиссию, – сказал офицер. – Парни, возьмите их.

Все трое солдат подняли автоматы; дула были направлены в нашу сторону.

– Эй, – произнес я, – мы правительственные чиновники.

– Скоро вы перестанете ими быть, – заверил меня офицер. – Выходите из машины.

– Ты, кажется, хотел, чтобы я тебе поверила? – прошипела Франсуаз.

– И поднимите руки, – приказал офицер.

– Вы не понимаете… – торопливо заговорил я, выходя из джипа и всем своим видом показывая, насколько миролюбиво настроен. – Мы всего лишь хотим сделать заключение перед выборами, и…

– Считайте, вы его сделали, – перебил меня офицер. – Идите сюда и не делайте резких движений.

Я направился в обход шлагбаума, Франсуаз последовала за мной.

– Я мог бы вас пропустить, – произнес офицер, – и вы бы все осмотрели. Но потом я все равно не смог бы выпустить вас. Так что сэкономлю вам время.

– У нас много времени, – заволновался я. Из здания вышел еще один офицер, и я понял, что не смогу убедить его выступить за нашу команду.

– Сбросьте их в каньон Паррадо, – приказал он. – Когда власти узнают, что вампиры сожрали двух чиновников сената, они дадут нам чрезвычайные полномочия в этом штате. И не забудьте – они должны истечь кровью до того, как умрут.

* * *

– Не сложнее, чем проехать мимо детского сада? – недобро переспросила Франсуаз. – Что же ты делал с детьми, Майкл?

– Френки, – возразил я, – ты же не станешь отрицать, что они мне поверили. Они хотят прикончить нас не потому, что мы – это мы, а потому, что мы из сенатской комиссии.

– Здорово, – ответила она.

– С другой стороны, – продолжал я, – это возможность прочувствовать ситуацию, так сказать, изнутри.

– Когда это закончится, – ласково произнесла девушка, – мой красивый мальчик, я дам тебе кое-что прочувствовать.

Я повернул голову – было неудобно стоять, уперев руки в каменную стену и широко расставив ноги.

Солдат, стороживший нас с автоматом в руках, не понимал, о чем мы разговариваем, но другие его способности, например стрелять, от этого наверняка не исчезли, к некоторому моему сожалению.

– По крайней мере, они оставили нам оружие, – сказала девушка.

– Еще бы оно умело стрелять само.

– Заткнись.

Двое офицеров завернули за угол здания, и теперь я смог их видеть. Это оказалась не та перемена в нашем состоянии, на которую я рассчитывал.

– Сенат впервые посылает комиссию, не поставив нас в известность, – говорил один из них.

Двое солдат следовали за ними. Я обдумал, какие шансы на то, что у расчета сейчас наступит время обеда, и понял, что их маловато.

– Мы ожидали чего-то подобного, – ответил второй военный. – Когда найдут этих двоих, бюрократы из Гранда Аспоника поймут, что без нас они не могут сделать и шага. Обыщите их.

– Это всего лишь чиновники, – возразил его товарищ.

Он подошел к Франсуаз сзади. Девушка резко повернулась к нему.

– Если посмеешь притронуться ко мне, недоносок, – проговорила она, – я расколю твои орешки твоими же зубами.

Офицер отшатнулся; не то чтобы он испугался девушку, находящуюся под прицелом трех автоматов, но Франсуаз умеет говорить убедительно.

Солдаты вскинули свои штурмовые винтовки, и я понял, что теперь нам вряд ли удастся усыпить их бдительность.

Франсуаз такая неосторожная.

– Хотите забрать оружие? – спросила девушка. – Давайте.

Она медленно расстегнула кожаную куртку, потом распахнула ее, демонстрируя две висящие на поясе кобуры.

Я покачал головой.

Офицер настороженно взглянул на мою партнершу, потом его руки скользнули вперед, и он быстро вытащил оба пистолета.

– Теперь вы, – приказал он, обращаясь ко мне. Я тоже повернулся к нему и, осторожно вынув свое оружие, передал ему.

– Вы не из сенатской комиссии, – заявил он.

– Какая догадливость, – пробормотал я.

– Заведите их внутрь, – сказал офицер. – Надо узнать, кто они. Обыщите машину.

– Осторожно, – предупредил я. – Я поставил в ней пару мышеловок.

Дуло автомата уперлось мне в спину.

– Наверное, это журналисты, – глухо произнес офицер. – Или кто-то из комиссии по правам человека.

– Мы хотели ограбить один банк, – ответил я – Но ошиблись адресом. Обещаю, что в следующий раз мы купим карту.

– Позвоните в Гранда Аспоника, – властно сказала Франсуаз. – Там подтвердят наши полномочия.

Я знал, что сенатор Матиас наверняка сделал бы это, хотя бы просто из трусости.

Но я также знал, что никто не позвонит в Гранда Аспоника.

– А вы? – Франсуаз посмотрела на солдат – Неужели вы готовы убить агентов собственного правительства?

Офицер ухмыльнулся.

– Они убьют кого угодно, – сказал он. – Если я им прикажу. И даже если не прикажу, тоже могут убить. Пошли.

Двое постовых поспешили в обход здания, и я понял, что они станут потрошить нашу машину Франсуаз гордо подняла голову, отбросив назад волосы, и пошла следом за офицером. Остальные потопали за нами.

– Ты в самом деле думала, – спросил я, – что эти гестаповцы заплачут и станут просить прощения?

– Шагай, – грубо прикрикнул на меня один из солдат.

Первый офицер поднялся по каменным ступеням и вошел в здание контрольного пункта. Не оборачиваясь, он проследовал к своему столу и придвинул к себе телефон.

– По-вашему, я лечу? – огрызнулся я – Тогда какого дьявола ты завела этот разговор?

Я нагнулся, чтобы не удариться головой о притолоку.

Девушка фыркнула.

– Я дала им шанс, – ответила она.

Франсуаз вошла в комнату следом за мной и посторонилась, пропуская шедшего за ней солдата.

54
{"b":"6033","o":1}