ЛитМир - Электронная Библиотека

Франсуаз строго посмотрела на меня и целомудренно запахнула халат, давая понять, что я не проявил себя как смышленый мальчик и в свое время буду за это наказан.

– Тем не менее нам придется перешерстить все места, где обычно появляются вампиры, когда приходят в наш город.

– Попытаемся определить, что им нужно и что они будут искать, – сказал я.

– В первую очередь им требуется пища. Каждое существо занимает свое место в цепочке питания в зависимости от уровня своей организации. – Девушка сделала глоток из чашки. – Растения находятся в начале пищевой цепочки. Они потребляют энергию непосредственно, питаясь солнечными лучами. Они же преобразуют эту энергию в формы, пригодные для питания других существ.

Франсуаз обмакнула пирожное в шоколад и внимательно осмотрела его, прежде чем откусить.

– Следующая ступень пищевой цепочки – вы, животные. Вы потребляете энергию в форме растений и мяса других животных.

– Спасибо за «животное», – буркнул я. Девушка пожала плечами.

– Тебе хорошо известно, что с биологической точки зрения люди и есть животные. Мы, демоны, питаемся человеческими душами и эмоциями – любовью, состраданием, страхом или отчаянием.

– Насколько я понимаю, это зависит от разновидности демона, – заметил я.

– Мне не нравится слово «разновидность». – Франсуаз поморщилась. – Я тебе не морская свинка. Самые слабые демоны ограничиваются негативными эмоциями. Они подпитываются ими, как бактерии. Суккубы полностью поглощают душу человека.

Франсуаз погрозила мне пальцем.

– Считается, что после этого человек полностью подпадает под власть суккубы. Только что-то я этого не вижу.

– Ты мало стараешься, – пояснил я.

Франсуаз швырнула в меня вторую подушку. Я засчитал себе небольшую победу – больше подушек поблизости от нее не было, и ей пришлось оторваться от шоколада:

– Вампиры появились на Земле практически одновременно с людьми; это была тупиковая ветвь эволюции. С точки зрения места, которое они занимают в цепи питания, вампиры находятся между людьми и демонами. Они поглощают астральную сущность человека, но делают это в материальной форме – они пьют кровь…

Я продолжил:

– Вампир не обязательно должен пить кровь; он может питаться как обычный человек, подобно тому как хищник в состоянии иногда поедать траву. Однако кровь вызывает сильное привыкание, и избавиться от этой привычки вампиру довольно сложно.

– Люди всегда боялись вампиров и пытались бороться с ними, – сказала Франсуаз. – Простой обыватель способен скорее понять опасность, которую представляет собой тот, кто пьет кровь, чем осознать, как опасен тот, кто поедает душу.

Она улыбнулась и пробежала пальцами по моей руке. Я почувствовал, как глоток энергии, пульсируя, перелился из меня в суккубу. Девушка тихо засмеялась.

– Многие вампиры не знают, что они вампиры, – произнес я. – Они ведут обычную человеческую жизнь. Даже вампир, осознавший себя вампиром и попробовавший крови, может побороть это пристрастие.

– Но обычно этого не происходит, – заметила Франсуаз. – Поглощение астральной сущности вместе с кровью дает вампиру животную силу, скорость и выносливость. Ты сам мог наблюдать, как этот человек разорвал стальные наручники, словно это были гнилые нитки.

– В то же время питание кровью заглушает в вампирах волю к сознательной жизни и интеллект, делая их полубезумными тварями, – продолжал я. – Только очень развитые в духовном плане вампиры способны пить кровь, пользуясь даруемой ею силой, и сохранять при этом ясное сознание.

– В конечном счете именно это и не позволило вампирам стать доминирующей расой, – заметила Франсуаз. – Но тем опаснее вампиры-одиночки, сохранившие ясность интеллекта. К счастью, сейчас мы имеем дело не с одним из них.

– Вампир-одиночка претендует на то, чтобы стать демоном, – сказал я. – И обладает почти равной демону силой.

Франсуаз фыркнула:

– Но он не способен жить в мире с окружающими. Люди для вампиров – только жертвы, а демоны с вами сотрудничают.

– И что же я получил в обмен на свою душу? – поинтересовался я.

– Меня, – ответила Франсуаз.

Я изобразил на лице крайнее разочарование.

– Впрочем, хотя вампиры и не могут обычно отказаться от крови, в то же время большинство из них не отваживается нападать на людей, – сказал я.

– Да, вампиры, как правило, пьют кровь животных. Они селятся либо в удаленных от города захолустьях, либо в городских трущобах, где можно ловить голубей и диких кошек. Кровь животных заставляет вампиров медленно деградировать. Она не наделяет их астральной силой и притупляет их сознание понемногу, подобно наркотикам.

– Только в городе Темных Эльфов существуют центры реабилитации вампиров. Их три, и содержатся они на средства благотворительности. Два из них открыли и спонсируем мы. В таких центрах вампирам помогают избавиться от дурных пристрастий и стать полноценными членами общества. К сожалению, далеко не все из них хотят, чтобы им помогли.

– Многим вампирам свойственно острое чувство неполноценности. – Франсуаз отставила в сторону пустую чашку, стряхнув в нее с пальцев крошки пирожного. – Они ненавидят людей за то, что те не дают собой питаться, но еще больше они ненавидят нас.

– За что же? – спросил я.

Франсуаз встала и распустила пояс своего халата.

– Мы не отказываемся от своих скверных привычек, – проворковала она. – Иди ко мне.

– Вы посмотрите! Ну что это такое?

Лейтенант Маллен с такой силой тыкал пальцем в газетный лист, что тот, изгибаясь, верхней стороной ударял полицейского по носу.

Жирный заголовок на ярко-оранжевом фоне гласил: «Нападение вампира-убийцы».

Чуть пониже, более мелким шрифтом, шли менее сенсационные заголовки: «Говорящий теленок в Гавани Гоблинов», «Порча на судне из Асгарда» и «Привидение в доме мэра».

– С каких это пор вас волнует, что пишет желтая пресса? – усмехнулась моя партнерша, откидываясь на спинку кресла.

Маллен ловким ударом нокаутировал газетный листок и, сложив его вчетверо, победоносно засунул в карман.

– С тех пор, как там печатают мое имя, – ответил он. – Если мы не накроем убийцу за пару дней, мне будет обеспечена хорошенькая неделька. И как это они успели втиснуть это в вечерний выпуск?

– Что говорят ваши эксперты, лейтенант? – спросил я.

Маллен вынул из другого кармана длинный свиток, карту города Темных Эльфов, и развернул его на столе.

– Они отметили места, где, как им кажется, наш парень мог провести последние две ночи. Как им кажется. Только позволь этим умникам из анклава Магов открыть рот, как они тут же начнут бахвалиться, что, дескать, грязь на одной улице не такая же, как на другой. Но дай им простейшее поручение – и они заштрихуют вам полгорода, а потом еще и вторую половину.

– Как я понимаю, ваши люди уже прочесывают эти места? – спросила Франсуаз.

– Уж будьте уверены. – Маллен недобро усмехнулся с видом человека, который только что приступил к долгой, изматывающей и абсолютно бесполезной работе. – Нет ничего проще, чем искать кого-то среди нелегальных эмигрантов.

– Эти люди вряд ли станут сотрудничать, даже если ни в чем не виноваты, – согласился я. – Ладно, это уже кое-что. Поехали, лейтенант.

– Сотрудничать? – фыркнул полицейский. – Да вы попробуйте хотя бы изловить одного или двух – это уже задачка. Они прячутся в каждую нору, в каждую дыру – боятся, что их вышлют на родину.

– Значит, так. – Франсуаз произнесла это таким решительным тоном, словно с ней кто-то ожесточенно спорил. – Мы не станем наступать на ноги вашим людям, лейтенант. Мы поговорим с теми, кто не станет отвечать на вопросы стражников. Два активных вампира – это слишком много.

– Подумать только, – пробормотал Маллен, – а я ведь собирался лечь сегодня пораньше.

– А что говорит окружной прокурор? – спросил я.

– Он лопает еще больше своих картофельных чипсов, чем обычно, – многозначительно сообщил Маллен, ибо сам по себе данный факт, по его мнению, значил очень многое. – Говорит, от стресса у него повышается аппетит. А я вот думаю – может, он тоже вампир?

8
{"b":"6033","o":1}