ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Никто не знал, – ответил я. – Я это выдумал. Как говорил Артемиус, мнение важнее фактов.

ГЛАВА 9

– Не знаю, как вас благодарить, – говорил Хаммелсдор, снова и снова порываясь пожать мне руку.

Я вежливо уворачивался.

– Деньгами, – предложил я, когда наметился просвет в его рыскающих движениях.

Напоминание о деньгах – лучший способ придушить человеческую благодарность, и Хаммелсдор печально сник.

– Конечно, – сказал он, в душе наверняка жалея, что не умер вовремя.

Его лицо утратило мертвенную бледность, однако оно еще не скоро станет излучать былое самодовольство, если когда-нибудь это чувство вообще вернется к финансисту.

Религия учит, что смирение полезно для всех нас. Я в это не верю. Будь это так, смирению должен был учить нас сам Господь, но он трусливо послал на смерть собственного сына, вместо того чтобы страдать самому.

Рождать детей, чтобы они платили за наши ошибки, – да, в этом мы похожи на христианского бога.

У меня нет детей.

Саргон Хаммелсдор уныло скрипел пером и делал это так долго, словно переписывал на кантонском диалекте «Войну и мир». Но расставаться с деньгами нелегко, а с большой суммой – тем более.

– Поедем обедать? – спросила Франсуаз.

Саргон Хаммелсдор стоял возле своего роскошного дома и махал нам вслед. Не знаю, возможно, он считал своим долгом проводить нас. Или хотел убедиться, что мы не выкопаем по дороге пару кустов сирени.

Он взмахивал рукой, удаляясь в зеркале заднего вида – такой маленький и ничтожный рядом с огромным, богатым особняком.

Кто кому принадлежал? Скорее Хаммелсдор был рабом дома, работы и своего богатства, которым вовсю наслаждались его жена и дети, но не он сам.

Стоило ли спасать его – его жизнь и его бессмертную душу только для того, чтобы он сразу же возложил их на алтарь нового Молоха?

Артемиус Маггот не мог обрести свою силу сам. Нечто иное – мощное и полное зла – питало его, превратив из модного шарлатана в чудовище.

И я знал, что рано или поздно мне придется встретиться с ним – не потому, что так велели судьба и зодиакальный круг.

Пословица говорит – это тесный мир, но она лжет. Наш мир велик и прекрасен, но каждый из нас живет в своем крохотном, замкнутом мирке. Здесь все рано или поздно сталкиваются со всеми.

Однако сейчас мне не хотелось об этом думать.

Франсуаз вела машину. Я медленно закрыл глаза.

Я устал.

Часть третья

ОРДЕН КОРАТОЛЛЫ

– Вы пытались узнать, что за тварь наделила Маггота необычной силой? – спросил демон.

– Да, – отвечал я. – Но мне это не удалось. Артемиус погиб. Даже его тела не осталось. Нам оставалось только ждать…

– И вы дождались?

– К несчастью…

ГЛАВА 1

– Я собирался закончить работу над хеттским манускриптом, – заметил я, наливая себе еще чая. – Лондорианский музей ждет от меня перевод к концу недели.

Франсуаз кивнула.

Нежный утренний свет ласковым гребнем скользил по каштановым волосам девушки. Ее серо-стальные глаза были прикованы к большому персику, зажатому в длинных изящных пальцах.

Заскрипел гравий, и на дорожке появилась Гарда, наша секретарша.

– К вам Николас Алеганд, – произнесла она. – Говорит, что срочно.

Я бросил взгляд на стол, где еще оставалось достаточно завтрака, однако внезапный визит уже лишил меня аппетита. Высокий старик в строгом сером пальто неторопливо выплыл из-за поворота дорожки, усиленно делая вид, будто не пихал секретаршу в спину.

– Надеюсь, я вас не потревожил, – улыбнулся он, хотя было очевидно, что да. – Как вы можете есть на таком холоде? Ведь уже октябрь.

Несмотря на свои жалобы, старик живо устроился возле стола и потянулся за булочкой.

– Надеюсь, сейчас вы не очень заняты? – спросил он.

Франсуаз мрачно посмотрела на него:

– У нас много важных дел, гроссмейстер.

– Это хорошо, – воодушевленно согласился Алеганд, делая вид, что не расслышал отказа. – У молодежи всегда должно быть занятие. Вот в мое время…

Он принялся жевать булку с такой важностью, словно ему за это платили очень большие деньги.

– Что же, мадемуазель Дюпон, – произнес посетитель. – Был рад с вами повидаться.

Его взгляд, словно лазерная указка, ткнулся в связку ключей, которую Франсуаз вертела в руках.

– Как я понял, вы куда-то едете? Будьте осторожней! С этим листопадом… А мы пока посекретничаем с ченселлором Майклом.

Вот уж чего я не хотел, так это общих с Алегандом секретов.

– Срочная работа как раз у меня, – пояснил я. – А о своих проблемах вы вполне сможете поговорить с Френки.

Его перекосило.

Франсуаз – демон огня.

В городе Темных Эльфов кого только не встретишь. Здесь есть обычные люди, обретшие магические способности. Оборотни и берендеи в строгих деловых костюмах ходят на службу в банк, и лишь немногие знают об их истинной сущности. Вампиры предпочитают мир искусства – богемный образ жизни позволяет им не показываться на улице днем.

На десять астрологов-шарлатанов всегда находится один настоящий, который предскажет вашу судьбу с точностью до пары секунд. Правда, клиентов у них немного – люди любят тешить себя иллюзией, будто сами строят свою судьбу.

Однако других демонов, кроме Франсуаз, в стране Эльфов нет. В Верхнем мире их вообще очень мало. Обычно дети Мрака предпочитают иные измерения.

Николас Алеганд, потомственный маг, не доверял моей партнерше и в глубине души очень ее боялся. Он знал, что ни один колдун не может сравниться силами с дьяволицей. Несколько его коллег, впрочем, пытались, и этого оказалось достаточно, чтобы никто больше не решился повторить их подвиг.

Наш посетитель немного похрюкал. Он явно надеялся, что Франсуаз уйдет поболтать с подругой, отправится выбивать ковры или провалится в преисподнюю.

Поскольку этого не произошло, он начал:

– Вы слышали об ордене Коратоллы? Я пожал плечами.

– Древнейшая в стране гильдия магов. Согласно легенде, ее основал Боягорд – волхв, служивший при дворе князя Владимира. Они живут очень замкнуто. Даже не участвуют в празднике на день Корочуна. Некоторые считают их просто шарлатанами.

– Я тоже долгое время подозревал их в этом, – подтвердил Алеганд.

Если быть точным, он подозревал всех, всегда и во всем – с тех пор, как его жена сбежала с тренером по фитнесу. Большего позора для потомственного колдуна быть не может, если не считать того случая, когда киевский архимаг спьяну превратил себя в лягушку.

– Сегодня утром исчез Джулиан Сарнмир, верховный магистр Ордена. Статуя Боягорда, которой в их семье поклоняются две тысячи лет, разбита и осквернена. Тело не найдено, однако Оракул сказал, что его уже нет в живых.

Оракул был лучшим гадателем в столице, и даже оборотни не считали для себя зазорным обращаться к его услугам.

– Маргарита Сарнмир, вдова магистра, обратилась ко мне за помощью. Я был другом ее покойного отца. Не скажу, что она для меня как дочь, но…

Он развел руками – хороший жест, когда нечего сказать.

– Я гроссмейстер, хранитель печати магов, и должен следить за тем, чтобы ничто не нарушало спокойной жизни моих собратьев.

– И вы предложили обратиться к нам?

– У вас хорошая репутация, ченселлор.

Глаза Франсуаз вспыхнули. Эти слова она расценила как намек, что у нее самой репутация крайне скверная.

– Смерть Джулиана Сарнмира – сильный удар не только для ордена Коратоллы.

Будь так, нашему гостю было бы абсолютно наплевать на судьбу магистра.

– Никто не знает, какие силы убили его и почему. Сегодня мне звонил архимаг льда, так он даже не скрывал своей озабоченности.

– Не знала, что архимаг озабоченный, – живо встряла Франсуаз. – Я могу познакомить его с парой русалок. С ними он тут же решит свои сексуальные проблемы.

Алеганд хотел было ответить, но потом решил, что это ниже его достоинства.

14
{"b":"6034","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Рубеж атаки
Я боюсь собеседований! Советы от коуча № 1 в России
Уроки мадам Шик. 20 секретов стиля, которые я узнала, пока жила в Париже
Динозавры. 150 000 000 лет господства на Земле
Я енот
Трэш. #Путь к осознанности
Беззаботные годы
Эмоциональный интеллект. Почему он может значить больше, чем IQ