ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Он явно собирался послать меня к черту, сославшись на траур. Но когда увидел, что следом за мной зашла Франсуаз, быстро переменил решение. Подниматься не стал – видно, снизу было гораздо удобнее заглядывать ей под юбку.

– Ищете отца? – спросил он, старательно напрягая мускулы и пытаясь понять, увидела ли это моя спутница.

Джереми, видимо, привык охотиться за каждой юбкой. И чем короче она была, тем больший интерес вызывала.

– В моей комнате вы вряд ли его найдете. Сомневаюсь, что он вообще помнил, живу ли я еще в одном доме с ними.

Как-то неуместно смотрелись здесь полки с книгами – лишь немногим меньше, чем у отца. Сложно было представить Джереми Сарнмира за учебниками – высокого, загорелого атлета, по которому наверняка сохли все девицы города.

Я пробежался взглядом по корешкам. Финансы, банковское дело – я понял, что заставляло парня сидеть за книгами. Он хотел доказать отцу – что? Вряд ли он и сам знал.

– Я приехал домой поздно утром, – продолжал он, выжимая штангу. – Все уже были на ушах. Сам знаю не больше вашего.

Я не хотел, чтобы он надорвал легкие, качая металл и разговаривая одновременно. Поэтому зашагал к двери.

– Вы не задали главного вопроса. – бросил он мне вслед.

Я остановился.

– Какого?

Джереми сел и теперь обтирался полотенцем.

– Вы должны были спросить, почему смерть отца совсем меня не потрясла.

– Люди по-разному справляются с горем, – заметил я. – Но хорошо, я спрашиваю.

– Мой отец не умер. – Джереми встал и принялся разминаться. – Уверен, вам уже все уши прожужжали про Боягорда и какой-то таинственный ритуал.

Слова захватили его и понесли. Мысли, которые давно копились в душе, вырвались наружу, хлопая крыльями.

Теперь он даже не пытался выглядеть эффектно, чтобы произвести впечатление на Франсуаз.

– Раз в месяц, когда луна входит в какую-то там чертову фазу, отец запирался в своем кабинете и разговаривал с Боягордом. Задавал вопросы, рассказывал, как идут дела в Ордене. Никому не разрешалось входить…

Его лицо исказилось детской обидой, и из мужчины он на мгновение превратился в маленького мальчика.

– Когда мне было четырнадцать, я залез на дерево – вон то, большое, что растет у самых окон. Мне хотелось посмотреть, как отец беседует с Боягордом.

Джереми взмахнул рукой.

– Статуя ему не отвечала? – спросил я.

– Он даже не пытался заговорить с ней. Запер дверь и просто сидел в кресле, читая книгу. А потом вышел и на следующий день вешал, что сказал ему Боягорд.

Лицо парня вновь исказилось. Окажись в этот момент рядом отец – сын бы его ударил.

– Все это было ложью, ченселлор Майкл. Вся наша чертова жизнь – ложь. Папочка просто банкир, лысый денежный мешок, и никакого колдовства в этом доме не было никогда.

– А как же слова Оракула?

– Он милейший гомик и действительно умеет ворожить. Не то что мой отец. Но он боготворит Маргариту и скажет все, что она попросит.

– Вижу, вы не в восторге от своей мачехи? Он пожал плечами. – Мачеху нельзя любить. Такова добрая старая традиция, все мы знаем о ней с детства, из волшебных сказок. Поймите, мой отец – живой человек, и он имеет право на новое счастье. Но…

Джереми пощелкал пальцами.

– За каким чертом он женился на старой кошелке? Я думал, он подберет себе молодую красотку, и даже боялся, как бы та не принялась меня соблазнять. Но Маргарита… Я этого не понимаю.

– Тогда почему он исчез?

Парень недоуменно взглянул на меня.

– Он? – переспросил Джереми. – Вам не сказали? Мило.

О чем?

– Они исчезли вдвоем. Мой отец и Марьяна. Все к этому шло. Правда, я был уверен, что он просто выставит Маргариту из дома.

Говорят, что лучший кладезь сплетен – обиженные слуги. Не верьте. Обиженные дети гораздо опасней. Кто такая Марьяна? – спросил я. Теперь парень по-настоящему заинтересовался.

– Значит, они вообще вам ничего не сказали. Ладно. Несколько месяцев назад отец взял себе новую секретаршу. Маленькая, изящная, словно китайская статуэтка. Было ясно, что он уложит ее в постель. Или она его – как хотите. У старика текли слюни, когда он смотрел на Марьяну. Что же касается бойкой девицы, та не хотела всю жизнь ходить с диктофоном. Дальше думайте сами.

Он почесал лоб.

– Видно, Маргарита крепко держала его в руках, раз пришлось отгрохать такой спектакль. Может, чем-то шантажировала? Не знаю, фортель отца меня удивил.

Снаружи прогудела машина, и парень выглянул в окно.

– Тиндол приперся, – пробормотал Джереми. – С соболезнованиями. Он был вторым человеком в банке и в Ордене, после отца, и теперь наверняка станет первым. Вот только с кем он станет шептаться, если статую грохнули?

Он понизил голос:

– Скажите, что я ушел, а? Нет сил говорить с этим слизняком.

ГЛАВА 5

Тиндол Пелатар был маленького роста. Не сотвори его таким природа, он наверняка стал бы невысок сам путем долгих, настойчивых упражнений.

Он был из тех, кто всю жизнь проводит в полупоклоне. Его глаза никогда не поднимались настолько, чтобы упереться в собеседника. Пелатар привык жить, споро семеня по глубокой колее, которую проложил для него другой – тот, кто шел впереди.

В банке он был послушной, молчаливой тенью Джулиана Сарнмира. Все поручения шефа исполнял точно, аккуратно и в срок и никогда не мечтал о большем. По крайней мере, вслух.

В школе его наверняка дразнили, спрашивая, сколько старушек он зарубил топором на этой неделе.

Сейчас он целовал руку Маргариты Сарнмир – чисто символически, держа губы в нескольких сантиметрах от ее пальцев. То ли был настолько хорошо воспитан, то ли просто брезглив.

– Лев пал, – пробормотал я. – И стервятники слетелись принести соболезнования.

У меня возникло неясное ощущение, что этих двоих объединяет нечто большее, чем смерть близкого человека. Я мог бы даже решить, что Пелатар влюблен в нее, если бы не знал, что подобные люди не способны на это чувство.

– Ужасное событие, – бормотал он и при этом так старательно глядел в гравий, словно старался его пересчитать. – До сих пор не могу поверить.

Он не просто верил, но уже наверняка заказал новые визитки, в которых значился президентом банка.

Сарнмир был ему больше не нужен. Дела шли хорошо, отлаженный механизм вертелся сам по себе. Оставалось лишь смазывать его да вовремя подставлять ладошки под звенящий денежный дождь.

– Ченселлор Майкл, – представила меня Маргарита.

Я кратко кивнул. Не потому, что Пелатар мог заподозрить хозяйку дома во лжи, – просто так принято.

– А это Франси, его помощница.

Так Маргарита обрела себе врага на всю жизнь. Мало того что не назвала Франсуаз полным именем, так еще окрестила моей ассистенткой.

– Пелатар Тиндол, – произнес банкир, упорно глядя куда-то вбок.

Сперва я не мог понять, отчего он косит глаза. Потом сообразил: это была устоявшаяся привычка, которая, словно мансарда, надстраивалась над манерой смотреть в пол.

Если перед ним стояла девушка в короткой юбке, приходилось отводить взор – иначе выйдет, что он пялится ей на ножки.

Привычки делают нас теми, кто мы есть, но порой заставляют выглядеть глупо.

Впрочем, это нередко одно и то же.

– Тиндол был близким другом моего мужа, – произнесла Маргарита, поглаживая плечо Пелатара, словно тот был дорогим диваном и она рассказывала нам, сколько за него заплатила.

Стоит человеку умереть, как все вокруг становятся его близкими друзьями.

Я спросил себя: не потому ли Маргарита отложила наш разговор, что хотела сперва поговорить с Тиндолом?

– Нам лучше побеседовать в доме, – сказал я. – Или пройтись по саду.

Она не зря столько лет была женой банкира. Мне не пришлось повторять намек.

Ее глаза широко раскрылись, словно у пластиковой куклы.

– Вы можете говорить спокойно. – Маргарита запахнулась шарфом. – У меня нет секретов от Тиндола.

Строго говоря, меня это мало интересовало. Хотелось узнать другое – нет ли у них обоих тайн от меня.

16
{"b":"6034","o":1}