ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Оно пришло раньше, чем монстр прочитал ответ. Сапожок девушки вошел в его череп, размазывая глаз по внутренним стенкам. Мозг лопнул, проваливаясь в рот, стекая по горлу и наполняя желудок.

Инкайт захрипел, и все его пять рук поднялись к лицу. Он растирал кровь по своим щекам даже тогда, когда свалился наземь.

Я развел руки, и свистящий вихрь вырвался из моих ладоней. Он понесся вдоль улицы, подхватывая тонкие осенние листья. Коснувшись первого инкайта, волшебный торнадо разорвал его в мокрые влажные клочья.

Обрывки плоти разлетались вокруг убитой твари, словно еще одно дерево лишалось на моих глазах своего одеяния. Двое инкайтов заковыляли ко мне.

Когда смертельный ветер коснулся второго, магический заряд уже был не так силен. Сухое дыхание взрезало грудную клетку чудовища, распахнуло ребра, словно обложку книги, и стихло, не в силах победить тварь.

Инкайт вздыбился, четыре лапы сомкнулись на рваных ранах. Края кожи сошлись, и черные стежки жил начали пробегать меж ними, зашивая разрезы. Над головой твари воссияла прозрачая руна заживления.

Я швырнул ему в голову огненный болт. Пламя взорвалось перед его единственным глазом. Он вскрикнул, задыхаясь от дыма и нестерпимого жжения. Лапы вздрогнули, пытаясь сбить полыхающий перед ним костер.

Нити, стягивавшие раны, напряглись, набухли и стали лопаться. Ничто больше не удерживало разрубленные, искалеченные внутренности. Кишки начали вываливаться из брюха инкайта вместе с осколками ребер.

Третий монстр оказался рядом со мной. Я прошептал заклинание, и ослепительный свет хлынул из моей груди.

Мириады лучей пронзили тело инкайта. Он превратился в решето, исторгающее фонтаны крови. Несколько мгновений холодное сияние полосовало его беспомощное тело.

Когда мерцание погасло, от чудовища остался лишь прозрачный, пронизанный тонкими дырками силуэт. Он тут же рухнул. Все остальное колдовство разметало по асфальту крошечными каплями остывающей плоти.

ГЛАВА 7

Она действительно напоминала китайскую статуэтку, но теперь уже сломанную. Марьяна Стойба лежала на пологом склоне холма, и ее руки зарылись в осенние листья. Модная туфелька на высоком каблуке упала с ноги, и теперь несколько полицейских искали ее в кустах. Правда, тот, кто найдет ее, уже не сможет жениться на мертвой Золушке.

Маргарита Сарнмир стояла в нескольких метрах над телом, судорожно вцепившись руками в сумочку. Ее только что стошнило. Скорбь и правда принимает разные формы – далеко не всегда приятные.

– Я должен извиниться перед вами, – сказал Алеганд. Он не вынимал рук из карманов пальто, и у меня мелькнула глупая мысль, что старик крутит там кукиш.

– Никогда не думал, что Тиндол так себя поведет. Это все стресс, он не привык сам за все отвечать.

– Орден Коратоллы вправе сам решать свои проблемы, – пожал я плечами. – Без помощи извне.

– Вот уж нет. – Голос старика возвысился, словно он готов был вспылить. – Я гроссмейстер. Два человека мертвы. Сарнмир напортачил. Он слишком долго считал золото в своем чертовом банке и позабыл, что значит быть верховным магистром.

А, вот, значит, где ты был, пока мы общались с Пелатаром… Перехватил Оракула, прижал его к липе и не отпускал, пока тот не выложил все. Потому гадатель и встретился нам на обратном пути, хотя так стремился покинуть усадьбу.

Человек в форме позвал Алеганда, и он отошел.

– Следователь говорит, Марьяну задушили, – заметила Франсуаз.

– Какая разница? Колдуны никогда не брезговали удавкой. Сам-то Сарнмир явно не в окошко вывалился. Если кто здесь верит в совпадения, первый дам ему по лбу.

– Что говорит вдова?

– Рада, – я хмыкнул. – Она никогда не любила секретаршу мужа. Полюбоваться, как ту запихивают в пластиковый мешок, наверняка было самым сильным желанием Маргариты. К тому же теперь она уверена, что ее супруг все-таки не сбежал с молоденькой.

– Или сама вовремя их догнала, – добавила Франсуаз. Алеганд снова шел к нам, размахивая длинными руками, словно взбесившееся пугало.

– Они неохотно отвечают на вопросы, – досадливо крякнул старик. – Как всегда, впрочем.

– Я погляжу, как будете отвечать на вопросы вы, – любезно отозвался я. – Когда следователь спросит, куда девался Джулиан Сарнмир.

– Верно.

Он утер губы тыльной стороной ладони.

– Я об этом не подумал. Все это выглядит слишком подозрительно в глазах властей.

– В моих тоже. Что вы узнали?

Алеганд бросил взгляд на Маргариту. Та нас не слышала.

– Тело Марьяны нашли городские гвардейцы. По всей видимости, она умерла ночью или рано утром. До того, как исчезновение Сарнмира обнаружили. Это уединенное место, и никто не знает, как девушка сюда попала. Возможно, убийца сам привез ее сюда.

Служебная собака протащила мимо нас проводника.

– Опознать ее сразу не удалось. Сумочку нашли только потом – она скатилась по склону и застряла в камнях. Там были ее документы. Гвардейцы позвонили Маргарите, а я в то время был у нее.

Он поднял старческую руку, сжатую в кулак.

– Сильно ругал ее за то, что произошло. Тиндолу нельзя давать столько власти, он ею захлебнется. Мы в любом случае собирались просить вас о встрече, ченселлор Майкл. Вы правы – вам необходимо знать правду, чтобы помочь нам.

ГЛАВА 8

В кондитерской было тепло и, к счастью, не играла громкая музыка. Маргарита ела много и раздражающе опрятно. Видно, после исчезновения мужа она не могла проглотить ни крошки и смерть Марьяны стала для нее своего рода катарсисом.

– Вы были правы, – сказала она, отставляя в сторону вазочку из-под салата. – Тиндолу не стоило обманывать вас. Зря я его поддержала.

Она могла продолжать в том же духе довольно долго и наверняка закончила бы тем, что попросила бы принести с кухни немного пепла – посыпать голову.

– Тогда расскажите, – предложил я.

– Хорошо. Орден Коратоллы – древнейший в городе Темных Эльфов и, наверное, по всей стране тоже.

Она повторяла слова, которые часто слышала от мужа, и, поймав себя на этом, печально усмехнулась.

– Мы устраивали праздники. Не на деньги Ордена, а за наш счет. Джулиан мог себе это позволить. Орден – нет.

Маргарита взмахнула рукой, словно этим движением хотела нарисовать перед нами пышную картину веселья. Конечно, ей было жалко денег.

– Все надевали длинные мантии. Тушили свет, зажигали шандалы. Джулиан произносил речь на латыни – он ее не знал и заучивал наизусть.

В ее голосе проскальзывало мутное, давно копившееся раздражение – из-за мужа и его глупых игр.

– Потом они обсуждали, о чем спросят Боягорда. Боже, как это было глупо! Они болтали о судьбах мира, о параде планет, словно могли хоть как-то повлиять на жизнь вокруг. Думаю, большинство приходило только для того, чтобы поесть и выпить…

Маргарита, тонкая и изысканная, вовсе не хотела чувствовать себя ограниченной мещанкой, которая не разделяет возвышенных устремлений мужа и трясется над каждым динаром. Среди прочего, потому что сама за всю жизнь не заработали ни драхмы.

Но именно такую роль она и играла при Сарнмире.

– Помните булочника из «Сирано», который угощал разных бездельников, лишь бы те слушали его стихи? Всякий раз, когда Джулиан созывал собрание Ордена, я вспоминала о нем…

Главной бездельницей в доме Сарнмира была сама Маргарита.

– Мне кажется, в глубине души Джулиан был очень несчастен… У него было все: деньги, положение в обществе, семья…

И, конечно же, золотая жена в твоем лице, подумалось мне.

– Но он хотел другого. Признания. Колдуны и астрологи не принимали его всерьез. Думаю, он женился на мне только потому, что моя прабабушка была известной гадалкой. Да только этот дар ко мне не перешел – говорят, его наследуют через поколение. Мне не повезло, ему тоже. Вот если бы у нас были дети…

Она осеклась. Думать об этом ей было уже поздно.

18
{"b":"6034","o":1}