ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Тем временем монстр отлепился от стены и повис в воздухе. Он тревожно пульсировал, будто рассматривая кого-то. Потом существо двинулось в сторону Джереми. Пена на руке потянула юношу к монстру, он пытался сопротивляться, но это было все равно что стараться остановить скоростной поезд, набравший ход.

Парень хотел стряхнуть с руки пузырь, но, к своему ужасу, увидел, что вместо ладони у него кости, а плоть и кожа уже пожраны существом, прилипшим к нему. Прожорливая тварь между тем примеривалась захрустеть костями руки, но потом вдруг передумала и поползла вверх, к лицу Джереми.

Дикий ужас охватил юношу, он открыл рот, чтобы истошно завопить, но не смог издать ни звука.

Частям монстра не суждено было соединиться. Они исчезли так же внезапно, как появились.

Алеганд смотрел на своего гостя, наслаждаясь произведенным эффектом. Решив, что преподал юноше достаточный урок послушания, гроссмейстер легко провел рукой перед его глазами.

Дикий ужас, сжимавший грудь Джереми, вдруг отступил, исчез, словно все произошло не с ним, а в книге, которую он читал. Испугало, пощекотало нервы и вдруг закончилось, когда закрыли обложку.

– Что это было? – спросил юноша, ошеломленный уже не самим страхом, но тем, как быстро тот прошел.

– Магия, – усмехнулся Алеганд. – Пройдет совсем немного, и ты сам сможешь – так же, как я, – повелевать духами и стихиями.

Произнося эти слова, старый хитрец пристально наблюдал за гостем, желая понять, какое впечатление они на того производят.

– Неужели такое возможно? – тихо спросил юноша, веря и в то же время боясь поверить.

– Конечно, ведь ты теперь мне как сын. Пока посиди здесь, – сказал Алеганд, – скоро понадобишься мне.

ГЛАВА 23

«Э, да не перестарался ли я? – размышлял Алеганд, исподволь поглядывая на Джереми. – Парень-то совсем плох, того и гляди на пол грохнется. Еще и испачкает. Да и кто б мог подумать? Поглядишь на него – герой. Плечи такие, что не в каждую дверь войдет, а простого двеллера испугался. Может, надо было призрак попроще вызвать? Кого-нибудь прозрачного, сладенького. Сильфиду-самоубийцу, к примеру».

Впрочем, ворчал он только из любви к искусству. На самом деле старик был доволен. Фантом произвел на юношу именно такое впечатление, какого хотел добиться гроссмейстер.

Парень испытал страх, почти граничащий с животным ужасом, убедился в том, что волшебная мощь Алеганда – не выдумка, и в то же время понял, что колдовские силы можно контролировать, а мысль об этом рано или поздно разбудит в нем желание овладеть ими самому.

Теперь следовало продолжить, осторожно выбирать леску с пойманной рыбой, а еще лучше – позволить Джереми самому плыть в ту сторону, которую избрал для него Алеганд.

– Отец уже показал тебе, как проводить ритуалы? – спросил он буднично, словно речь шла об умении водить машину.

При этом гроссмейстер даже не смотрел на своего собеседника, а повернувшись к нему спиной, возился с чем-то в полуоткрытом шкафу. Парень не видел, что старик всего лишь переставляет вещи с полки на полку.

Алеганд не хотел, чтобы Джереми вдруг пошел на попятный, испугавшись чуждого ему и опасного мира, который так и не принял его отца. Юноша уже получил свою порцию смирения, теперь следовало немного поддержать его.

– Нет, – отвечал парень, справедливо полагая, что Сарнмир-старший и сам-то не был большим мастером по этой части, но не желая говорить подобное вслух.

Алеганд отметил, что доброе имя отца все же оказалось для юноши важнее, чем гордость. Тот не стал оправдывать свое незнание тем, что отец при всем желании не мог его ничему научить.

– А ведь пора, – так же невозмутимо проговорил Алеганд, давая понять, что ничего сложного здесь нет и Джереми сможет скоро всему научиться.

Выудив наконец из шкафа большой длинный ларец, он продолжил:

– Ты уже парень взрослый, пора, тебе все уметь. Хочешь, я покажу тебе, как готовить комнату к ритуалу?

Больше всего на свете Джереми хотел одного – чтобы вернулся отец и в его жизни вновь все стало по-прежнему. Однако каждый новый день все больше убеждал его, что это невозможно.

Парень молча принял из рук Алеганда шкатулку. Не потому, что понял – других союзников у него нет, а скорее из въевшейся под кожу привычки всегда делать то, что от него требовали.

Открыв лакированную крышку, Джереми увидел две свечи, лежащие рядом, фитилями в разные стороны.

– Они восковые, – пояснил Алеганд. – И, разумеется, освященные. Теперь канделябры… Вот. Мы, конечно, никаких ритуалов проводить сегодня не будем, но собрание магов – дело важное, и к нему надо как следует подготовиться…

Как-то незаметно из грозного повелителя стихий он вновь превратился в прежнего Алеганда, человека из плоти и крови, которого Джереми давно и хорошо знал.

– Возьми-ка еще эту шпагу, – продолжал гроссмейстер.

Про себя он с усмешкой подумал, что они словно елку наряжать идут.

– Осторожно, она тоже из воска.

– Почему? – удивился парень, зажимая под мышкой шкатулку со свечами.

– Все, чем пользуется чародей во время ритуала, должно быть создано его же руками. Каждая вещь, Джереми, несет на себе следы прежнего владельца. Его мечты, страхи, боль – все остается в ней. В обыденной жизни это не так уж важно. Впрочем, ты наверняка слышал истории о «проклятых» драгоценностях, которые приносили гибель всем своим новым хозяевам. Во время магического ритуала надо соблюдать особую осторожность.

Алеганд почувствовал, что пора сменить тему, ведь отец Джереми погиб именно из-за такой небрежности.

– Выковать самому шпагу сложно, к тому же для этого нужны кузница, мехи, горн – хлопот не оберешься. Поэтому маги обычно изготавливают ее из воска – главное, чтобы он был свежим. Смотри.

Гроссмейстер провел пальцем по лезвию.

– Клинок красят под цвет металла. Он может быть трехгранным, квадратным или круглым, в зависимости оттого, скольких духов ты собираешься вызвать. В центре шпаги, вот здесь – правильный шестиугольник. Поверх него надо написать название планеты или Дома, который тебе покровительствует.

Алеганд и его юный ученик покинули полутемную комнату, где Джереми явился дух двеллера, и зашагали по узкому коридору, который вел в ритуальную залу.

Помещение оказалось совершенно пустым. Здесь не было ни кадильниц с благовониями, ни волшебных символов на полу, ни даже украшений на стенах. Мудрые боги и яростные демоны не взирали на вошедших глазами картин и статуй – только простой куб, вытесанный из камня, стоял у одной из стен, накрытый по краям белой тканью.

Юноша был сильно разочарован и не смог этого скрыть, хотя не хотел задеть чувства старика. Алеганд досадливо подумал:

«Ну вот, и этот губы скривил. А чего хотел увидеть? Балаган, где глотают шпаги и выдувают огонь? Нет, батенька, волшебство – такое же искусство, как математика или скульптура. Здесь нужны точность, порядок, а не цирковые кунштюки».

Гроссмейстер спросил себя, что сам он почувствовал, увидев впервые залу для церемоний, был ли так же огорчен скупой, если не сказать бедной обстановкой. Однако это произошло уже так давно, что память отказывалась давать ответы.

– Ставь на престол свечи, – распорядился он, взмахивая несколько раз шпагой в воздухе.

Юноша отшатнулся, едва не получив по уху. Алеганд усмехнулся. Если бы несколько минут назад Джереми не увидел двеллера собственными глазами, сейчас наверняка решил бы, что старик совсем лишился ума.

– Как я уже говорил, в каждой вещи остается след ее владельца, – пояснил он. – То же и с комнатой. Весь день мои ученики проводили здесь очистительные ритуалы. Однако нелишним будет и взмахнуть пару раз клинком – он рассеивает сгущения астральной силы.

Парень замешкался, не зная, куда девать свечи, но и не решаясь спросить.

– Престолом называют этот каменный куб, – пояснил Алеганд. – Обрати внимание, он стоит у восточной стены, приветствуя восход солнца.

34
{"b":"6034","o":1}