ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Машина Пелатара действительно направилась в сторону виллы Алеганда. Когда они подъехали, ворота автоматически распахнулись, и Пелатар скрылся за ними.

«Интересно, – подумал Гонролд, – створки он открывает при помоши электроники или ученый ворон в смокинге крыльями хлопает, двери растворяет и затворяет?»

Он вышел из машины, велел шоферу ждать и не высовываться, ни на чьи вопросы не отвечать, ни с кем не разговаривать.

Главный вход был закрыт и хорошо охранялся. Гонролд прошел хорошую жизненную школу, потому такой пустяк, как затворенные ворота, не могли остановить его. Он пошел вдоль забора, направляясь к давно намеченному месту.

Еще в самый первый визит сюда он заприметил высокое дерево. С годами оно разрослось, и ветви наклонились прямо в сад виллы. Они не касались ограды, потому так и оставались, бросая тень частью на улицу, частью на территорию виллы.

«В каждой крепости есть слабое место, – думал Гонролд, быстро взбираясь по стволу, а потом перебираясь на довольно толстую ветку. – Будем надеяться, что она меня выдержит».

Он спрыгнул вниз и замер, озираясь по сторонам. Не заметив ничего подозрительного, прокрался к заднему входу. Тот в лучших традициях всех времен и народов был заперт на легкую щеколду, поддеть которую не составляло труда.

Очутившись в доме, Гонролд быстро сориентировался и направился к зале, где собрались приехавшие так называемые маги.

Двери раздвигались бесшумно, Гонролд вошел и немного опешил. Он ожидал увидеть высокие кресла и важные сосредоточенные лица колдунов. Даже не исключал, что все они будут в плащах, капюшоны низко надвинуты и полностью закрывают лица. Рисовалась ему и другая картина – приглашенные стоят на коленях в черных масках. Опять-таки, как полагал Гонролд, с целью сохранить инкогнито.

Но то, что он увидел, разочаровало его, и Гонролд решил, что на месте Алеганда любой другой хотя бы усадил присутствующих на лавки.

Взору вошедшего предстало разношерстное общество. Кое-кто из дам, как правило постбальзаковского возраста, в дорогих вечерних туалетах, сверкали драгоценностями. Другие были одеты попроще, а некоторые так и вовсе в джинсовых брюках.

«Видать, каждый, – желчно подумал Гонролд, – желает сохранить свою бессмертную индивидуальность. Кретины».

В иное время его приход не остался бы незамеченным, но не теперь. Гонролду удалось услышать последнюю фразу, произнесенную Алегандом, и он от души порадовался, что пришел вовремя.

Меж тем оратор развел руками, как мудрый наставник призывает к тишине расшалившийся класс.

– Все мы знаем, – возвысил голос гроссмейстер, – что Орден Коратоллы собрал немалое количество денежных средств. Я полагаю, будет разумным разделить все, накопленное за многие годы плодотворной деятельности Ордена, между остальными Домами.

Последняя фраза внесла умиротворение в души собравшихся, гул голосов немного стих. В установившейся тишине раздался звенящий от напряжения голос Пелатара:

– Какая возмутительная чушь, Алеганд. Мы вам не дети, пришедшие сюда поиграть в вашей грязной песочнице. Пока я жив, не бывать этому.

– Ну зачем же так, и где вы у меня грязь-то видели? Нехорошо на старика напраслину возводить. Я могу только предложить, решение же остается за магистром Ордена. Только он имеет право решающего голоса. Прошу…

Пелатар приосанился и уже был готов выйти вперед, чтобы заклеймить позором Алеганда и высказать свое слово, однако его опередил Джереми.

– Являясь законным магистром Ордена, – произнес он твердым, решительным голосом, – заявляю, что Коратоллы выполнили свою миссию и должны быть распущены. Отец, бывший магистром в течение многих лет считал точно так же.

– Какая наглость! – пронзительно заверещал Пелатар. – Нет, вы только посмотрите на них. Старик, который совсем из ума выжил, и сопливый мальчишка решили разрушить Орден, самый древний в стране! Я вам этого не позволю, негодяи. Прочь, прочь, убирайтесь прочь, изменники.

Сложно было сказать, откуда Пелатар изгоняет предателей – из Ордена или из дома. Правда, если из Коратолл он еще мог попытаться, то уж прогнать с виллы ее хозяина – вряд ли.

Но тут на сцену выступил Гонролд. Он молча подошел к Пелатару и ударом кулака заставил его замолчать. Тоненькая струйка крови потекла из рассеченной губы несостоявшегося магистра сначала на гладкий, хорошо выбритый подбородок, а потом на белоснежную шелковую рубашку. Все ахнули, Алеганд усмехнулся.

– Я чего-то не понял, – нагло выговорил Гонролд. – Не слишком ли много желающих на мое место? Джереми, папаша твой, до смерти своей безвременной, обещал, что я стану магистром. Никогда бы он тебе не доверил это место, слабак. У тебя, Тиндол, тоже кишка тонка. Какой твой интерес во всем этом, Кощей Бессмертный?

Алеганд сокрушенно опустил голову.

– Разве это не свидетельство того, что Орден нужно распустить? – произнес он. – Кто же поверит, что господин Сарнмир мог ввести в наше общество такого недоумка-уголовника. Если же это правда, то и говорить не о чем.

Давно уже никто не осмеливался не то что грубить Гонролду, но даже повышать голос в его присутствии. Потому поведение Алеганда сбило Гонролда с толку, Он уже приготовил достойную отповедь, но вдруг черный куб начал дрожать, казалось кто-то внутри него пытается вырваться на свободу.

По поверхности престола разбежались мелкие трещины, и с громким звоном, будто разбилась о мраморный пол хрустальная люстра, камень лопнул. Из обломков появилось четырехкрылое существо со змеиным телом и устремилось к Алеганду.

ГЛАВА 25

Телефон зазвенел на моем столе – резко и как будто жалобно. Подняв трубку, я услышал мягкий голос Оракула. В нем звучали тревога и какая-то неуверенность.

– А, это ты, Майкл, – произнес он, словно ожидал кого-то другого. – Вижу, вы тоже не пошли на этот шабаш у Алеганда. Правильно – нечего там делать.

Я вежливо молчал, давая ему возможность поймать сачком разбегающиеся мысли и запихать их в телефонную трубку.

– И все же, знаешь…

Я почти явственно увидел, как он чешет свои короткие бакенбарды.

– Есть у меня какое-то предчувствие. На душе кошки скребут. Пытался разложить пасьянс – три раза подряд не сошелся.

– Помочь тебе с картами? – предложил я.

– Ах, какой же ты насмешник, – кокетливо отвечал он.

Однажды я спросил у Оракула, отчего тот ведет себя как гей, если любит девушек. Он посмотрел на меня с подчеркнутой обидой, как обычно делают голубые, и отвечал:

«Я веду себя как я».

Это был лучший ответ, который можно было дать.

Через несколько минут я уже катил по улицам города Темных Эльфов, чтобы встретиться с Оракулом. Франсуаз задумчиво вертела в руках серебряный крестик из навершия которого вылетал длинный, острый как бритва кинжал и тут же прятался обратно.

Высшие демоны не боятся ни серебра, ни распятия.

Моя партнерша обожает окружать себя такими вещицами – отчасти из бравады, а еще потому, что мелкую нечисть они отгоняют сразу.

Когда мы познакомились, на ее первый день рождения я подарил Френки серебряные сережки в форме крестиков, и она носит их постоянно.

Оракул стоял у своей машины и нервно курил, затягиваясь так сильно, что едва ли не глотал сигарету. Наверное, он единственный человек в городе, который может спокойно ходить по ночным улицам и знать, что на него не нападут ни шпана, ни оборотень, ни молодой вампир.

Порой хорошо видеть будущее.

– Пойми, Майкл, – заговорил он, тыча в меня сигаретой.

Оракул уже трижды прожигал мне таким образом рубашки, всегда искренне извинялся, непреклонно настаивал на том, что купит мне новые, – и присылал в тот же вечер десяток лучших, однако от своей скверной привычки так и не отучился.

К счастью, прочная куртка на сей раз выдержала атаку.

– Я не собирался ехать к Алеганду. Никогда там не бываю. Все эти люди, их мысли…

Он поежился, как взрослый человек, которому приснилось, будто надо идти в школу.

36
{"b":"6034","o":1}