ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Темного астрала там столько, что хватит весь дом спалить. Я хотел мирно посидеть дома, но вот что-то как щелкнуло в голове.

Оракул вновь махнул рукой с сигаретой, но я вовремя успел отойти чуть в сторону.

– В этом доме зло, Майкл, – продолжал он. – То же, что убило Сарнмира. Я понял бы это гораздо раньше, планируй я поехать к Алеганду. Но…

– Оставайся тут, – коротко приказал я.

Это было именно то, что он хотел услышать.

Подойдя к высоким воротам, я надел на палец кольцо с печаткой и коснулся им темного металла. Я не знал, сработает ли здесь перстень, но мне не хотелось лезть через забор. Человек выглядит очень глупо, когда, переваливаясь на другую сторону, подставляет задницу небу. Это не так уж важно, когда никто не смотрит, но терять лицо перед Оракулом не хотелось.

Краем глаза я заметил где-то вдалеке машину, и прежде чем узнал модель, вспыхнула мысль: «Гонролд».

– Неужели Алеганд пригласил Хейрода в гости? – спросил я.

Ворота не поддавались.

– Скорее я поверю, что он обратит внимание на нищего, просящего подаяние, – заметила Франсуаз.

Тяжело скрипнул металл, и толстые створки начали расходиться в стороны.

– Уверен, Алеганд видит нищих за версту, – возразил я. – Как же иначе он сможет украсть монетки из их шапок. А вот если гроссмейстер узнает, что мое кольцо отпирает ворота, – его наверняка хватит удар.

Мы направились через молчаливый сад.

– Думаю, Гонролд пришел без билета, – заметил я, перепрыгивая через невысокую живую изгородь.

Оракул теперь не мог меня видеть, а перед девушкой следовало покрасоваться.

– Алеганд не стал его останавливать, хотя наверняка мог. Думаю, внезапное появление Гонролда ему на руку – он любит манипулировать людьми.

Парадная дверь открылась быстрее, чем ворота. Я вспомнил слухи о том, что в их металл была добавлена кровь четырех девственниц. Кто знает – окажись их пять, мое кольцо могло и не сработать. Никогда нельзя экономить на охране. Впрочем, где вы найдете сразу пять девственниц?

В доме было пусто – я знал, что на время ритуала магический храм должны покидать все, кроме тех, кто вызывает духов. Малейшее нарушение астрального поля может привести к тому, что у вас на голове вырастет хобот.

Потом довольно сложно будет прятать его под прическу.

Я бывал в особняке Алеганда гораздо чаще, чем мне бы того хотелось, поэтому хорошо знал, где он принимает гостей.

Первый, кто бросился мне в глаза, когда я распахнул дверь, был Гонролд, размахивающий перед собой крестом так, словно он был штукатуром, отделывающим невидимую стену. Потом он замахнулся чем-то, смахивавшим на искусственный член, и швырнул его в Алеганда.

– Маги развлекаются, – пробормотал я, переступая порог.

Только теперь я увидел Его. Нельзя сказать, чтобы я испугался – в такие минуты бояться некогда. Если, конечно, вы хотите остаться в живых. Однако же сразу стало как-то неприятно.

Тварь с телом змеи и четырьмя крыльями зависла перед гроссмейстером, и я увидел, как сверкает острие ее клюва.

– Скорпион, Апоп-Разрушитель, – восклицал Алеганд. – Солнце, Осирис, убиенный и воскресший.

– Френки, – произнес я.

Девушка кивнула.

Она шагнула вперед, оттолкнув в сторону двоих чародеев – они повалились в стороны, словно пустые бутылки из-под светлого пива.

Тварь замерла, изогнув змеиную шею, и ее черные глаза, лишенные зрачков, вперились во Френки.

Мраморный пол треснул, проходя глубокой щелью там, где стояла девушка. Высокие столбы пламени ударили из разлома, поднимаясь к полу.

С криками боли и ужаса закричали люди, превращаясь в живые факелы. Существо рванулось, но стена огня остановила его и отбросила в сторону. Горящие дыры появились в его кожаных крыльях и ширились с каждой секундой.

Обугленный скелет рухнул под ноги Френки.

Пламенный вихрь подхватил чудовище, утягивая его к разломанному престолу. Тварь боролась, взмахивая крылами, но от этого они разгорались все сильней и ран в них становились больше.

Существо стало погружаться в лежащие обломки, пока полностью не исчезло. Куб вновь собрался и заиграл неярким блеском черных поверхностей.

Огонь погас. Люди поднимались с белоснежного пола, на котором не осталось даже царапины. Те, кто несколько мгновений назад бились столпами огня, испуганно смотрели на свои руки, не в силах поверить, что все уже позади, а они живы.

Гонролд стоял на четвереньках, низко опустив голову, ничего не видя, и энергично размахивал крестом над лысиной.

Франсуаз медленно выдохнула.

Я подошел к ней.

– Вот видишь, – заметил я. – А ты еще спрашиваешь, почему люди боятся демонов.

ГЛАВА 26

Оставив машину в нескольких кварталах – ближе припарковаться было негде, лавировать и пристраиваться на каком-нибудь пятачке не хватало ни нервов, ни сил, – Джереми спешил по проспекту. На его загорелом лице выступили красные пятна. Повстречавшаяся на пути немолодая женшина, взглянув на парня, поспешила перейти на другую сторону, испугавшись злобного блеска его глаз.

Юноша этого не замечал. Он весь кипел от ярости и негодования. Сын банкира не привык, чтобы кто-то обходил его на повороте, да еще обрызгивал грязью из зловонной лужи. Именно так он воспринимал все произошедшее.

Это ж каким глупцом он выглядел в глазах собравшихся. Ну почему отец не захотел посвятить его в свои колдовские секреты? А они ведь существуют, раньше бы никогда не поверил. Но вот появилась же летающая тварь – бог, а скорее, дьявол знает откуда.

Он подошел к дому Алеганда и принялся что есть силы барабанить в дверь.

При мысли о том, что гроссмейстер, старый лис, надумал спрятаться от него, не желая ничего объяснять, Джереми вскипел злостью, но решил стучать до тех пор, пока тем, кто окопался в доме, не надоест грохот.

Створки внезапно с сухим шорохом разошлись в стороны, сложенный кулак парня, которым он молотил по входным дверям, чуть было не пришиб коротышку дворецкого. Тот чудом увернулся, с необычной для его возраста и комплекции прытью отскочив в сторону.

– Вас ожидают, проходите, – проговорил он приятным голосом, всем своим видом источая консервированное гостеприимство.

– Ожидали бы, не заставили торчать у входа, – огрызнулся Джереми.

Дворецкому не положено ставить гостей на место, хотя очень хотелось. Также не приказано было объяснять, почему визитера мариновали под дверями так долго, потому слуга просто провел Джереми в кабинет хозяина.

Честно говоря, Алеганд думал, что назойливый посетитель постучит-постучит, да и уйдет. Не было ни сил, ни желания вести с ним разговоры. Однако, поняв, что избавиться от гостя не удается, кроме того, в таком состоянии юнец мог совершить непоправимую глупость, гроссмейстер решил его успокоить.

Он поднялся из высокого удобного кресла, развел в стороны руки и с доброй улыбкой посмотрел на Джереми. Сначала хотел произнести «дитя мое», но потом, увидев широченные плечи, накачанные бицепсы и злое выражение лица вошедшего, сдержался и сказал:

– Мой юный друг! Вот почему твой отец, так любивший тебя, свое единственное чадо, не хотел посвящать тебя в мрачные тайны Ордена.

– Что это было? – процедил сквозь зубы юный друг…

– Что? – Алеганд слепил удивленную физиономию. – А, ты говоришь об этом маленьком инциденте. Ну, сам понимаешь, это тебе не блины печь. Магия – сложное искусство, а здесь слишком много дилетантов собралось, негативная аура, неверие – все вместе и дало такой результат. Одного не пойму, тебе-то зачем волноваться? Дай им немного времени осознать, что ты теперь главный, тебе и решать.

– Нет, – настаивал Джереми. – Ведь все увидели своими глазами, что Орден навроде не изжил себя, и вообще.

– Это почему же? – всплеснул руками, будто бы в крайнем изумлении, Алеганд. – Оттого, что стрекозу-мутанта увидели и испугались? Нет, Джереми, ты правильно все решил, я поддержу тебя во всем, ты понимаешь, о чем я.

37
{"b":"6034","o":1}