ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

ГЛАВА 8

Девушка сидела на траве, широко расставив ноги. Я осторожно приподнялся на руках и посмотрел на небо. Оно было нежно-голубого цвета; белые облачка паслись на его просторных пажитях, вдалеке я видел очертания форпоста.

– Мы снова возле города, – пробормотал я. Френки посмотрела на меня снизу вверх.

– Можешь не подниматься, щеночек. Дай только я устроюсь поудобнее.

Только теперь я сообразил, как именно приземлился.

Франсуаз обычно носит нечто вроде короткой юбки, которая состоит из узких клепаных кусков черной кожи. Этот доспех не стесняет движений и позволяет защитить ноги от вражеских ударов – по крайней мере, так говорят те, кто его носит.

Я никогда.

Хотя он и не считается чисто женским.

Теперь все кожаные полоски распахнулись, открывая стройные загорелые бедра девушки. Моя голова находилась в точности между ее ногами, и я подозревал, что Френки нарочно все так устроила, когда открывала свой портал.

Демоны такие коварные.

Я попытался встать, но девушка закинула одну ногу мне на плечо, заставив вновь лечь на землю.

– Почему мы не сделали этого раньше? – спросила она. – Я имею в виду – не открыли портал?

– В Нидааре это невозможно. Ты бы знала такие детали, если бы училась в колледже так прилежно, как пытаешься меня уверить.

Франсуаз уперлась обеими руками о землю позади себя, принимая более свободную позу.

– Тогда как же мы выбрались?

– То существо, что притворялось пленником…

Я поднялся, надеясь, что не сломал при этом девушке руки или ноги. По крайней мере, не все сразу.

– … Оно не принадлежало Нидаару. Его тело находилось где-то в Верхнем мире. Мы видели только астральную проекцию.

Френки лежала на спине, хватая ртом воздух.

– Так он создал мостик между двумя измерениями. Слишком слабый, чтобы мы могли воспользоваться им сразу. Поэтому мне пришлось подождать, пока появятся Стражи. Они напали на незнакомца, и ему пришлось защищаться.

Я помог девушке встать и убедился, что если и сломал в ней что-то, то лишь ее самоуверенность.

Ничего, уж это у Френки быстро восстанавливается.

– Призрак не мог уйти из Нидаара сразу – это место слишком хорошо охраняется. Ему пришлось защищаться, а для этого перебросить из своего тела в тень большой запас энергии. Мостик стал прочным, и мы им воспользовались. Кстати, милая, ты не ушиблась?

– Мне было больно, – глухо произнесла девушка.

– В следующий раз веди себя прилично. И потом, от боли один шаг до наслаждения – ты сама так сказала.

На центральной улице города не висела гирлянда в нашу честь. Казалось, жители вообще позабыли не только о нас самих, но и о причинах, заставивших Высокий совет эльфов направить сюда своих представителей.

Гоблины выкатили на площадь несколько бочек хмельного меда и теперь водили вокруг них хоровод. Среди них я заметил и несколько горожан.

– Люди, обнимающиеся с мохнатыми лесовиками… Поистине непривычное зрелище, – заметил я.

Два человека, завидев нас, начали махать руками, пытаясь увлечь нас в свой танцевальный круг. Я обошел их стороной. Когда поймать меня с первого раза не удалось, они изобразили еще пару пригласительных жестов, совсем неуверенно. Потом напрочь забыли о моем существовании и снова пустились в пляс.

– Полюбуйся на них, Френки, – сказал я. – Такова сила любви. Поэты, философы говорят нам, что это чувство возвышает, окрыляет, дарует силы. Все это ложь. Могущество любви только в одном – она позволяет очень быстро забывать то, о чем ты не хочешь вспоминать.

– Как цинично, – вздохнула Франсуаз.

Действие магического Орба затронуло и ее. Девушка уже не вспоминала о том, как собирала с моей подачи лесную грязь. Чище она от этого, конечно, не стала, но зато я избежал множества неприятностей.

Полезная штука этот шарик.

– Услышала бы тебя Кло, моя кузина. Ей кажется, будто Верхний мир состоит целиком из рыцарей, которые только и ждут Прекрасную даму, чтобы воспеть ее в стихах и…

Красавица поперхнулась, поскольку в нормальном состоянии никогда не произнесла бы ничего подобного.

– Хреново волшебство, – пробормотала она. – Делает меня полной идиоткой.

– Это не магия, – сказал я.

Франсуаз не успела понять, что именно означают мои слова. Один из гоблинов взобрался на бочонок с медом и провозгласил:

– Ария!

Все остальные, как по команде, уселись прямо на мостовую. Горожане, незнакомые с обычаями лесных воинов, по инерции проплясали еще пару шагов, а потом неловко поплюхались наземь.

– В мире и вправду хватает благородных кавалеров, – заметил я. – Но сомневаюсь, что кто-нибудь из них признает в Кло Прекрасную даму. Скорее начнут спрашивать, сколько она берет за ночь.

– Нет в тебе ничего романтического, – вздохнула Френки.

Она остановилась и прикрыла рот ладонью.

– Так поступают приличные девочки, когда выругаются, – подтвердил я. – Исходя из твоей системы ценностей, ты только что сделала именно это.

– Майкл, – мрачно попросила демонесса, – надавай мне пощечин, что ли. Я не из тех, кто читает на ночь поэмы о любви и восторгается розочками… Смотри! Какие чудесные цветочки. Почему ты давно не дарил мне букетов? Черт, черт, черт…

Франсуаз схватилась руками за голову.

– Я сюсюкаю над клумбой? – воскликнула она. – И откуда во мне столько дряни?

– Сам удивляюсь, – флегматично ответил я.

Нет, все же действие Орба лишало жизнь самого главного.

Какой смысл дразнить Френки, если она этого не замечает?

Я поклялся больше никогда его не использовать. Сколько моих изящных шпилек пролетело мимо партнерши.

Гоблин раскланялся и, набрав полную грудь воздуха, запел:

Я вам спою о временах, когда росли дубы.
Ходили ангелы в штанах и клали их в гробы.
А в небесах грохочет гром и молния блестит.
Душа поет, урчит живот, сопля моя звенит.

– Это и есть опера гоблинов? – спросила Френки.

– Одна из самых известных. Ее ставят в лучших театрах мира. Поскольку исполняют на языке оригинала, никто не понимает, что это за чушь. Впрочем, с оперой так всегда.

Поклялся он у Серых скал, что победит в бою.
Потом аббату наподдал, в штаны пустил струю.
И ликовал вокруг народ под звон колоколов.
А сизокрылый бегемот принес еще штанов.

– Что может быть лучше высокой поэзии? – спросил я. – Впрочем, Френки, на сегодня тебе хватит. Переизбыток культуры подобен кислородному опьянению. Ты потеряешь контроль над собой и…

Проклятье. Я опять забыл, что Френки не замечает мои шпильки.

К черту, к черту глупое волшебство.

– А почему он не поет про любовь? – спросила демонесса. – Что-нибудь о деве, заточенной в башне, и о прекрасном юноше…

Я подпрыгнул к ней и ухватил за плечи – как раз перед тем, как она попыталась врезаться головой в каменную стену.

– Мне нужна трепанация черепа, – простонала Френки. – Лоботомия.

Хватит теплой ванны с травами, – произнес я, увлекая ее в таверну. – Понежишься, посочиняешь историй про рыцаря Двустана и принцессу Изо-Льда. Авось все и пройдет.

И взял он меч, и уронил, и нос себе отсек.
Клинок летел и все крошил, и он лишился ног.
Героя помним мы всегда, и молимся, и чтим.
А день, родился он когда, считаем золотым.

– Почему это? – удивилась Френки.

Девушка упиралась, пытаясь потыкать взглядом певца.

– Потому что герой обмочился, – пояснил я. – Разве не понятно? Вся культура гоблинов на этом основана.

ГЛАВА 9

Таверна оказалась полна народа. Словно кто-то взял людей, как расписные деревянные игрушки, и щедрой рукой высыпал их, нимало не заботясь о том, хватит ли им здесь места.

71
{"b":"6034","o":1}