ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Два человека сидели на втором этаже роскошного особняка, расположенного в престижном и дорогом районе.

Хозяин, мужчина средних лет, выглядел в точности так, как люди представляют себе серьезного бизнесмена. Костюм – столь же строгий, сколь и модный, холодный взгляд из-под тонкого стекла очков, немного отстраненное выражение липа.

– У вас хорошая репутация, – ответил Саргон Хаммелсдор. – Лучшая в городе. Вы опытный и умелый медиум. Я не случайно пригласил вас, сперва навел справки. Сами понимаете, не в моем положении идти к первой встречной пикси.

Артемиус Маггот поправил легкие очки.

Красивый, изящный, модно одетый, он походил на актера или художника. В его облике было нечто богемное. Но острый взгляд и решительный подбородок говорили о твердом характере и умении бороться до конца.

– Вам кажется, что демоны охотятся за вашей душой? – спросил гость.

В глазах хозяина что-то сверкнуло. Маггот понял – Хаммелсдор недоволен им и его недогадливостью.

– Я это знаю наверняка, – ответил бизнесмен. – Так предначертано.

Он поерзал в кресле – и это стало единственным проявлением эмоций, которую хозяин особняка себе позволил.

– Я не всегда был богат, – сказал он.

Маггот поморщился. Если человек сам создал себе состояние, его обычно так и распирает, чтобы всем об этом рассказать. Это все равно, как от жирной пищи пучит желудок – столь же малоприятно для окружающих.

– Мама родила меня очень рано, – продолжал Хаммелсдор.

«Лучше бы она вообще этого не делала», – рассеянно подумал Маггот.

– Ей надо было учиться в университете, получать образование, поэтому до пяти лет я жил в деревне, у бабушки. Деревенские говорили, что она знахарка. Некоторые называли ее колдуньей. Я был ребенком и воспринимал все это вполне естественно. Однажды местному плотнику – крепкий, здоровый такой был хобгоблин – стало очень плохо.

Хаммелсдор безразлично пожал плечами. Его собеседник понял – тот вряд ли сильно переживал из-за болезни соседа.

– Не знаю, чем он там занедужил. Везти к доктору было слишком далеко, и послали за бабушкой. Так всегда делали. Я пошел с ней. Многого тогда не понимал, что-то уже забыл. Но хорошо помню, как она водила свечой над головой плотника и повторяла какие-то заговоры.

Его глаза вспыхнули.

– Потом рот больного открылся, и оттуда выскочила большая черная жаба. Она посмотрела на нас и исчезла.

Хаммелсдор отмахнулся, словно устыдившись того, что на миг позволил себе проявление чувств.

– Плотник почти сразу же выздоровел. С тех пор я часто ходил с бабушкой, когда она лечила людей, снимала сглаз, прогоняла бесов. Но тот, первый случай особенно глубоко врезался мне в память.

Он помолчал, словно собирался с силами. Следующая часть рассказа явно давалась ему нелегко.

– Однажды пришла жена мельника. Ее муж не верил в то, что называл сказками. Но в их подвале стали шалить бесы. Сперва просто шумели, потом стали бить посуду – там у них какие-то запасы стояли, – таскать мелкие вещи. Бабушка думала, что это проказничает домовой. Такое уже не раз случалось. Она спустилась в подвал, я стоял на лестнице. До сих пор помню ее слова: «Жихарко, Жихарко! Где же ты был, когда мы курочку резали?» Услышав это, дух должен появиться и попросить прощения. Раньше я видел, как это не раз срабатывало. Правда, рассмотреть беса самому не удавалось – способности к знахарству ко мне не перешли…

Хозяин дома тяжело вздохнул.

– Потом бабушка замолчала. Она стояла на нижней ступени лестницы и все махала, махала обеими руками. Мне казалось, она подает знаки домовому. Только потом я понял, что она умирала.

Наверное, старая женщина была единственной, кого Саргон Хаммелсдор по-настоящему любил. После ее смерти, которая произошла на его глазах, в сердце мальчика что-то перегорело, сломалось, и он уже больше никому не мог подарить это чувство. Ни своей жене, ни даже детям.

– Когда приехал дознаватель, сказал, что бабушка просто упала с лестницы. Но и он сам, и другие видели на ее шее страшные черные отметины. Говорили, будто злой дух задушил, хотели даже позвать священника, да тот не поверил.

Хаммелсдор скупо улыбнулся. Вернувшись из своих воспоминаний, он снова стал самим собой – невозмутимым и уверенным в себе.

– Сразу же после этого родители забрали меня в город. Я долго пытался узнать, что за демон убил мою бабушку, но никто не воспринимал меня всерьез. Все думали, это просто детские фантазии. Отец с матерью меня жалели. Наверное, чувствовали свою вину за то, что не занимались мной. Не знаю…

Маггот молчал, ожидая продолжения.

– Несколько недель назад в моем доме стали происходить странные вещи. В точности повторялось то, что было в доме мельника. Сперва я не понял этого. Мы думали, дети нашалили и боятся признаться. Но…

Его лицо исказилось болью.

– Потом я увидел сон… Бабушка пришла ко мне. «Дитятко, – говорила она, – внучек мой дорогой. Дьявол пришел за твоей душой. Я не смогу защитить тебя. Спасайся от него. Берегись».

Саргона передернуло.

– Мистер Хаммелсдор, – негромко произнес Маггот, – вы сказали, что способности к магии вам не передались.

– Это так. Я никогда не чувствовал в себе силы знахаря. Не видел духов, с которыми разговаривала бабушка.

Много раз пытался гадать на картах, как она меня учила, – бесполезно.

– Такой дар всегда проявляется через поколение, – заметил Артемиус – Если он был у вашей бабушки – значит, есть и у вас. Возможно, старушка просто рассказывала вам сказки, чтобы позабавить, а вы в них верили. В таком возрасте это естественно. Напротив, было бы странно, если бы вы отнеслись к ним скептически. Потом на ваших глазах она умерла – серьезная травма для маленького ребенка. Это событие не позволило вам осознать правду. Возможно, ваша бабушка вовсе не была ведуньей и никакой дух ее не убивал. А сон – лишь плод вашего воображения. Может быть так?

Лицо Хаммелсдора потемнело.

– Я не сумасшедший. И моя бабушка такой не была.

– Хорошо. Тогда остается единственный вариант – вы тоже знахарь. Но по каким-то причинам ваш талант остается скрытым.

Маггот взглянул на него с внезапной догадкой.

– Сколько вам лет? – спросил он.

– Сорок шесть, недавно исполнилось.

– Вы выглядите моложе…

Артемиус закрыл глаза и несколько секунд просидел в задумчивости.

– Когда умерла ваша бабушка, вам было пять. Значит, прошел сорок один год. Именно такой срок нужен зодиакальному кругу, чтобы сделать полный оборот.

– Я не силен в астрологии.

– Неважно. Звездочеты не используют зодиакальный круг, чтобы составлять гороскопы. Его задача иная. Это космические часы, которые отмеряют жизнь духов.

Маггот взглянул на собеседника, ожидая вопроса. Но его не последовало, и Артемиус продолжил:

– Если бабушка или дед владеют ведовством, внуки всегда становятся их наследниками. Такие задатки могут проявляться по-разному. Способность к целительству. Умение общаться с духами. Дар видеть будущее.

– Но у меня нет ни одного из этих талантов.

– Правильно. Значит, вы получили самый могущественный и в то же время самый опасный из подарков судьбы. В вас живет демон.

Лицо Хаммелсдора дрогнуло.

– Бес растет вместе с ребенком и не проявляется в первые пять лет жизни. Потом тварь пробуждается и постепенно завладевает телом, подавляя человеческое начало.

– Значит, я и есть дьявол?

– Нет. Сорок один год назад случилось нечто, что лишило демона сил. Я думаю, об этом позаботилась ваша бабушка. Она провела ритуал, который защитил вас от вас самих. И именно этот обряд стоил ей жизни.

– Но я видел совершенно иное…

– Вы видели то, что она хотела вам показать. Не так-то просто обмануть маленького ребенка, тем более вы никогда не видели духов сами. Уверен, старая женщина не хотела, чтобы вы увидели ее смерть. Но ей пришлось заставить вас пройти через это, иначе сейчас, став взрослым, вы вряд ли восприняли бы всерьез вещий сон.

8
{"b":"6034","o":1}