ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Парень, который прислал мне сообщение с новостью о том, что мне нужно приехать пораньше, уже стоит на лестничной площадке и ждёт меня, пристально наблюдая за тем, как я медленно поднимаюсь на второй этаж прямо к нему. Я бросаю на него хмурый взгляд  и немного торможу.

- Ты опять не в настроении? - усмехается блондин, плавно разворачиваясь и направляясь в сторону кабинета Босса, всем своим видом показывая, что мне следует пойти за ним.

- Не выспалась, - мой голос хриплый и осунувшийся, словно я простудилась.

- Ты всегда не высыпаешься, - он смотрит на меня, склонив голову к плечу. - Не пробовала принимать снотворное?

- Ты бы мне ещё колёса предложил, идиот, - бурчу я. - Что за спешка такая, Лео? Сейчас же шесть утра.

Блондин пожимает плечом. Мы подходим к двери, возле которой стоят два охранника с оружием, и без проблем заходим внутрь. Здесь темно, потому что окна плотно занавешены, а все лампы выключены. Я замечаю силуэт Рэки за столом, и на мгновение мне кажется, что Босс задремал.

- Доброе утро, Малия, - я даже вздрагиваю от его внезапного голоса. - Спасибо, что приехала.

Я поспешно пересекаю комнату и останавливаюсь посередине, опускаясь на одно колено и склоняя голову. Длинные волосы падают мне на лицо и щекочут кожу. Лео делает то же самое.

- Не хочу поручать это задание кому попало, - снова говорит Рэки - его голос тих и еле уловим в этой пустой комнате. Я поднимаю голову, но продолжаю стоять на колене. - У нас в городе объявился новый клан. Говорят, что их Босс только недавно получил свой титул, но уже доставляет неудобства соседним кланам.

Я хмурюсь: не часто Рэки беспокоится о своих конкурентах.

- Вы хотите, чтобы я убила его? - напрямую спрашиваю я.

Босс смеётся.

- Нет, что ты, - он откидывается назад и окончательно скрывается в тени. - Сегодня утром в десять часов ты должна будешь поехать к ним и передать от меня послание. Ко мне недавно приходил один из их представителей и сказал, что их Босс хочет встретиться со мной, чтобы обзавестись дружескими отношениями, - его голос становится ироничным, и я понимаю, что Рэки не верит, что дело именно в дружеских отношениях. - Я хочу, чтобы ты  передала ответ от меня. Ничего сложного.

Я непонимающе смотрю на Лео, но тот сидит на колене с непроницаемым лицом и, кажется, ни о чём не думает.

- Почему я? - раздражённо спрашиваю я, понимая, что меня из-за какой-то чуши вызвали в такую рань. - Можно послать любого человека, чтобы отдать послание. Я занимаюсь более сложными делами.

- Я знаю, - он незаметно кивает, и даже я с трудом замечаю это. - Но я хочу, чтобы ты сопровождала их в моё казино сегодня вечером, где я назначаю встречу их Боссу. Это будет как дружеский шаг в их сторону. Если что-то пойдёт не так, ты всегда сможешь заметить это первой.

Лео косится в мою сторону, но я не обращаю на него внимания. Я редко спорю с Рэки, потому что с ним вообще бесполезно спорить. Некоторые из нашего клана думают, что я слишком неуправляемая, раз позволяю себе подобное, но я знаю, что Босс не будет на меня злиться. Он прислушивается к моему мнению, потому что моя интуиция не раз спасала ему жизнь. Однако сейчас моё шестое чувство не подаёт признаков жизни, и это даже странно. Очень странно.

- Хорошо. Будет сделано, Босс, - я склоняю голову и медленно поднимаюсь на ноги, краем глаза замечая, как блондин делает то же самое.

Мы выходим из кабинета Рэки прямо в тот момент, когда у владельца звонит телефон.  Разговаривать с Лео мне не хочется, поэтому я почти бегом направляюсь к лестнице и спускаюсь вниз, чтобы попросить служанку приготовить мне крепкий кофе. Сегодняшний день будет длинным, я знаю это даже без шестого чувства. И это раздражает.

Очень раздражает.

2. Обманутая жизнью.

Малия.

Thousand Foot Krutch - Courtesy Call

Когда мне было семь лет меня и моего старшего брата похитили с целью получения выкупа. Это было летом, когда на улице стояла невыносимая жара и солнце, испепеляя всех своими лучами, ужасно обжигало кожу.  Адаму было десять лет - родители попросили его присмотреть за мной, пока мы будем гулять, но брат считал меня слишком маленькой, чтобы я могла находиться в их компании, тем более, что я была девчонкой. Он ненавидел, когда мама заставляла его брать меня с собой, поэтому часто бросал где-нибудь в парке или на площадке, но потом всегда возвращался за мной.

В этот раз я прождала его довольно долго: сидя на кривых качелях, я наблюдала за ребятами, которые играли в песочнице или гоняли мяч по траве, смотрела на небо и думала, что сегодня очень душно, чтобы сидеть под солнцем и ничего не делать. Хотелось домой, но я знала, что если вернусь одна, то мама накажет Адама за то, что он меня бросил. А Адам потом накажет меня. Я знала, что брат, в конце концов, всё-таки должен прийти за мной, поэтому я продолжала сидеть на качелях и наблюдать за тем, как последние ребята покидают площадку и идут домой.

Это был длинный и скучный день, проведённый под палящим солнцем.

Адам так и не пришёл, и когда начало темнеть, я решила пойти домой. Я спрыгнула с кривых качелей и побрела к главной улице, но на входе в парк меня ждала машина. Единственное, что я помню, это брата, который сидел на заднем сидении и стучал в стекло. Его рот открывался и закрывался всего в одном слове: «Беги».

А потом я помню обрывками. Меня кто-то схватил и потащил к авто, я помню руки брата, которые обнимали меня, пока мы куда-то ехали, я помню старый дом и запах гнили. Я помню ужасающую жару, темноту и мух.

Нас связали и оставили в каком-то старом подвале. Насколько я знаю, мои родители уже приготовили деньги, чтобы заплатить за нас выкуп, но полиция, которая действовала неосторожно и глупо, в перестрелке убила преступника до того, как он сказал, где держит нас. Я и Адам пробыли там почти неделю, неподвижно лёжа в душном подвале и тихо ожидая смерти.

Нас нашли ровно через шесть дней и восемь часов, но к тому времени мой брат уже умер. Наверное, именно его тело тогда и излучало этот тошнотворный запах, на который слетались мухи. А ещё я помню, что Адам что-то говорил мне, но я не помню, что именно. Его голос, его уставший хриплый голос, кроме которого я больше ничего не помню.

Я не знаю, как я выжила, но с тех пор мне всегда снится один и тот же кошмар. С тех пор я боюсь жары. Я боюсь, что рядом не будет воды, чтобы я смогла напиться.

Когда мне исполнилось 13, я сбежала из дома, потому что больше не могла терпеть весь этот траур из-за моего брата. Мать постепенно сходила с ума, и когда кто-нибудь произносил имя Адама, она начинала плакать. Это было невыносимо.

С Рэки я познакомилась немного позже, когда по незнанию пыталась стащить у него кошелёк. Естественно, меня поймали, но я чем-то приглянулся Боссу, поэтому он предложил мне вступить в их клан. Я согласилась, и с тех пор я выполняю любой каприз Рэки, даже если он прикажет мне убить человека. Я выполню всё, что он скажет, ведь я обязана ему всем, что имею.

Я обязана ему жизнью.

***

Клан, в который я должна был поехать, чтобы отдать приглашение и сопровождать неизвестного мне Босса в казино, называется «Жажда». Мне приходится приехать в центр города к дорогому отелю, уносящемуся ввысь на сотню этажей. Это здание больше смахивает на офис какой-нибудь успешной фирмы или журнала, чем на место, где обитает Босс мафии.

Я не знаю, как он выглядит и как его зовут, но мне приходится припарковать машину у входа и направиться внутрь, чтобы доставить ответ Рэки. У дверей меня встречают двое охранников, которые даже не смотрят на меня, когда я подхожу к стеклянным дверям. Преграда разъезжается в разные стороны - я с интересом замечаю, что стекло здесь пуленепробиваемое, и прохожу в прохладное хорошо освещённое помещение. Людей здесь практически нет, однако, как только я  неловко осматриваюсь и нахожу дальнейший путь, мне настойчиво преграждает дорогу худощавый мужчина с подозрительной неискренней улыбкой. Его глаза прищурены до такой степени, что я даже не могу разглядеть цвет его глаз.

2
{"b":"603464","o":1}