ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вообразите парусник – изящный, стремительный, скользящий по небу высоко над вашей головой. Он настолько легок, что кажется невесомым. Ни двигателя, ни генератора нет на борту летающего корабля. Единственная сила, которая приводит его в движение – волшебство.

Я часто видел это творение гномов; но подобное зрелище никогда не надоедает.

Пока парусник скользит по небу, приближаясь к ранчо Великой Церкви – стоит описать тех, кто стоял на его борту.

Капитана корабля звали Курт Тидволл. Это был высокий лизардмен, – настолько крупный, что достигал плеча обычного человека.

Его голову украшал добрый десяток шрамов. Видны из них были только три или четыре, самые глубокие. Мягкая кожа, нарастающая под проломленной чешуей, почти полностью скрадывала остальные.

Розовый язык свободно вываливался из полуоткрытой пасти.

Несмотря на то, что Курт Тидволл был капитаном «Сантариса» – именно так назывался корабль – распоряжался здесь все же не он.

Невысокий мужчина, скрестивший руки на груди и приложивший пальцы одной из них к подбородку, был истинным хозяином и корабля, и всей команды.

Темная борода, кое-где уже начинающая седеть, раскрывалась широким веером под его подбородком. На поясе не виднелось оружия, и лишь в неподвижных руках было нечто злое.

Он пользовался очень дурной репутацией, этот человек; но в тех кругах, в которых он вращался, дурная слава признавалась лучшей из ее видов.

Тем временем, «Сантарис» приближался к ранчо на всех парусах. Люди, стоявшие на веранде, не могли оторвать от него взор. И только проклятые монахи, закрытые серыми балахонами, оставались безучастны ко всему вокруг.

Летающий корабль начал снижаться. Ветер усиливался, раздувая белоснежные паруса.

– Дешевый выпендреж, – пробормотала Франсуаз с глубокой неприязнью. – Мог бы просто на машине приехать. Что это за придурок?

Моя партнерша сама любит покрасоваться. И эффектное прибытие незнакомца не могло не вызвать у демонессы негодования.

Я сразу понял, что Френки вряд ли подружится с нашим гостем. Впрочем, меня это мало волновало.

Корабль приземлился; он глубоко зарылся носом в песок, словно причалил к берегу, и в этот момент весь океан высох вокруг него.

Это выглядело великолепно, и Френки взбесилась еще сильнее.

Человек с черной бородой спустился на землю по веревочной лестнице. Конечно, можно сделать люк на уровне земли – но разве тогда это был бы парусник.

– Позволь представить тебе, Френки, – произнес я. – Дон Октавио Карго. Самый влиятельный из местных наркобаронов, и мой школьный товарищ.

– Майкл, добрый мой друг! – воскликнул бородач, подходя ко мне. – Сколько же мы не виделись? Знаю, что много!

Он обнял меня и похлопал по спине так энергично, что я поздравил себя с тем, что не успел позавтракать. Обычно я не выношу даже рукопожатий, однако объятия были частью школьного ритуала; и мне даже в голову не пришло уклониться от такого приветствия.

Карго относился к моим школьным годам, и я вел себя с ним так, как предписывали тогдашние правила.

– Я мог бы солгать, сказав, что прилетел сюда ради встречи с тобой, друг мой, – воскликнул Октавио. – Но, по правде говоря, меня очень интересует тот ритуал, который намерена провести здесь Великая Церковь. Однако я был очень, очень рад, когда узнал, что ты тоже будешь здесь! Постой-ка…

Вся эта сцена произвела на Франсуаз крайне скверное впечатление. Мало того, что Карго прибыл, как паладин на белом коне и затмил своим эффектным появлением красоту демонессы – так он еще смел узурпировать меня.

Любая девушка никого не ненавидит так сильно, как друзей своего парня.

И хотя Октавио, разумеется, другом мне не был – мы с ним даже не виделись неведомо сколько – однако он подал повод так думать, чем сразу же превратил себя в злейшего врага Франсуаз.

Вот почему девушка сразу же отошла от нас и стушевалась. Ей необходимо было спокойно побеситься, прежде чем перейти в сокрушительное наступление.

Если у читателя создалось впечатление, что я преувеличиваю вздорность характера Франсуаз, или же что такое поведение свойственно только демонам – то это не так.

Женщины все такие, и они сами это отлично знают. Только не признаются.

Однако как бы Френки ни пыталась прятаться в тени, Октавио Карго был не из тех, чей взгляд может упустить красивую девушку. Да и, к слову, прятаться на открытой веранде было особо негде.

– Кто эта писаная красавица, Майкл? – воскликнул Карго. – И почему ты до сих пор скрывал ее от меня?

Я мог бы ответить, что он, как-никак, не мои родители, и мне не с чего было знакомить его с Френки. Впрочем, его реакция в любом случае оказалась бы намного лучше.

– Это Франсуаза Дюпон, – ответил я. – Мой демон.

– Твой – кто? – спросил Октавио.

Не то, что бы он никогда не слышал о демонах; но красота девушки настолько заворожила его, что он, поди, и имя-то не запомнил.

– Сеньор Октавио!

Это подошел сэр Томас; на его лице было намазано столько доброжелательности, что хватило бы на добрую сотню бутербродов.

Кардиналы всегда любят богачей – ведь как иначе покупать золотые кресты и шелковые ризы. И неважно, каким путем получено богатство – можно отпустить любой грех в обмен на хорошее пожертвование.

На широком лице Октавио отразилась легкая досада. Он предпочел бы остаться и попорхать вокруг Франсуаз радужным мотыльком. Но Карго не возглавлял бы крупнейший в Аспонике наркокартель, если бы не умел разделять работу и удовольствия.

– Прошу прощения, свет моих очей, – галантно произнес он и поклонился так низко, что ему на спину вполне можно было бы поставить поднос с чашками. – Дела зовут меня. Уверен, мы еще увидимся. Майкл! Нам многое надо вспомнить.

Пальцы сэра Томаса уже ненавязчиво легли на рукав Карго, а хватка у Чартуотера была столь же мертвой, как у голодного осьминога. Ему уже не терпелось отвести Октавио в сторону и обсудить накопившиеся дела.

Наркобарон сделал в нашу сторону прощальный жест рукой, и сэр Томас уволок его прочь, как гиена утаскивает обглоданный грифами скелет.

– Если это преступник, – спросила Франсуаз, в тщетной попытке пристыдить меня, – то что он здесь делает?

– Сэр Томас как-то сказал, будто заморозить тюрьму Сокорро было легко. Он сильно преувеличил. Но даже он не смог бы утверждать, что это дешево. Работа магов и некромантов требует денег, а средства необходимо откуда-то брать.

– Значит?

– Октавио Карго финансировал погружение тюрьмы Сокорро во временной стазис. Финансировал полностью, к вящему удовольствию Великой Церкви. Теперь, разумеется, он имеет право принять участие в том, за что заплатил.

– А зачем бы он стал раскошеливаться? Не думаю, Майкл, что он хотел замолить грехи.

– Нет, конечно. Но Карго всегда стремится расширить сферу своего влияния, когда представится такая возможность. Тюрьма Сокорро и ее окрестности ранее были вотчиной коменданта. Теперь здесь правит Октавио.

– То есть, и Великая Церковь, и Конклав Нежити, и проклятые монахи, и мы с тобой – устраиваем здесь балаган ради торговца наркотиками?

– Нет, Френки, – ответил я. – Ради почтенного жертвователя. А это большая разница. По крайней мере, для тех, то берет у него деньги.

13

Октавио Карго любил себя, деньги, дорогую одежду приглушенных тонов, игру по правилам.

Многие из них были подсказаны самой жизнью, когда он был подростком, остальные придумал сам, чтобы неукоснительно следовать им и никогда не проигрывать. Их было немного, но они помогали ему быть своим в среде сенаторов, дипломатов, грязных дельцов и честных бизнесменов.

Особой разницы между ними Карго не видел, все дело только в размерах бизнеса и величины счета в банке.

Несмотря на свой возраст и привлекательную внешность, он никогда не был женат и не собирался совершать подобной глупости.

Он хорошо помнил историю своих родителей. Их вечное соперничество за доминирование в клане Карго. Папаша Тони подстроил любимой супруге автокатастрофу, не зная, что неделю назад выпил бокал токайского с ядом медленного действия. Ирония судьбы, они умерли почти одновременно. Мать разбилась насмерть в горящей машине, а Тони Карго час корчился в муках, покрытый мерзкими язвами. Все знали, что от этого яда нет спасения и бросили умирающего одного в роскошном туалете, чтобы оказаться поближе к новому отцу клана.

22
{"b":"6035","o":1}