ЛитМир - Электронная Библиотека

   Котов открыл глаза. Какого черта! Все это вранье про полеты по тоннелям навстречу ослепительному свету, ничего там нет, просто НИЧЕГО. Ощущение будто вынырнул из вязкой черной жидкости на поверхность и только тут увидел свет и сумел вдохнуть воздуха. Впрочем, дышать-то он мог и раньше, рот и нос плотно закрывала маска с отводной трубкой – как пуповина, поддерживающая жизнь не родившегося – к гофрированному бочонку, равномерно качавшемуся вверх и вниз. И первое что он увидел, была рыжая женщина в белом халате. Котов хорошо ее знал, хотя не помнил, кто она такая. Он и себя не помнил. Может, она родственница? А может, жена? Изувеченное тело, когда-то бывшее Максимом Котовым, слабо воспротивилось, в качестве жены Рыжая его почему-то не устраивала. Дымка вьющихся оранжевых волос, бледная кожа вся в рыжих крапинках на лице и на руках, бесцветные жидкие ресницы над глазами цвета крапинок. Она смотрела на него внимательно, не обращая внимания, какое впечатление производит. Может, это его мама? Когда мама будила маленького Котова, она его здорово раздражала. Котов заволновался и попытался повернуть голову, чтобы осмотреться. Это была ошибка, сначала ноги налились свинцовой тяжестью, а затем тело погрузилось вновь в вязкую темноту. Но все уже было по-другому, он чувствовал, что дышит, значит, скоро опять вынырнет, он даже слышал какие-то звуки, похожие на человеческие голоса.

   Второе его воскрешение встретили уже трое – к Рыжей присоединились мужчина в синем балахоне с шапочкой и молоденькая девушка, тоже во всем синем. Они казались обрадованными и крайне удивленными.

– Доброе утро, – недоверчиво пробормотал мужчина.

   Котов уже начал понимать, что это врачи, значит, сам он находится в больнице. Кровать ощетинилась кучей металлических приспособлений, нависающих сверху и торчащих по сторонам. Ответить на приветствие не получалось, Котов смог только махнуть ресницами.

– Вы большой молодец, Максим Андреевич! Самое страшное позади, скоро пойдете на поправку.

   Максим удивленно поднял брови. Врач понял его немой вопрос и ответил:

– У вас два ножевых ранения, пострадали жизненно важные органы, но операция, как видите, прошла успешно, раз вы проснулись. Вентиляцию легких пока отключать не будем, вам так будет полегче. Сейчас мы введем лекарства, и отдыхайте, это самое главное.

   Синяя девушка подлила что-то в перевернутые бутылки, закрепленные на штативах и тянувшие свои трубки к Котову, и вышла вслед за врачом. А Рыжая осталась. Он даже обрадовался, что она осталась, хотя теперь уже понимал, что она не его мама, скорее уж младшая сестра, поскольку сам он вполне взрослый человек, а на ее крапчатом лице не видно было даже легкого намека на морщинки.

– Хорошо, что тебя оставили одного, – голос ее был приятный, слова она проговаривала каким-то особым образом, очень четко, как иностранка:

– Тебе многое нужно вспомнить, а разговоры так утомляют.

– Хорошо бы вспомнить хотя бы, кто ты такая, – подумал Котов, почему-то решив, что спрашивать ее об этом напрямую не стоит. Он ни капельки не тяготился ее присутствием. Это она правильно сказала, подумать ему сейчас необходимо.

  * * *

   Это был потрясающий контракт! Просто супер! Принес его Олег Конецкий, второй совладелец их общей строительной фирмы. Фирма была небольшая, но технически хорошо оснащенная, а дополнительных рабочих при необходимости нанять – не проблема. Деньги на оборудование дал родной дядя Котова. Максим все ему вернул через некоторое время, когда они встали на ноги, но был благодарен до сих пор, как говориться, дорого яичко к Христову дню. Жизнь переменчива, последнее время они перебивались мелочевкой – строительством загородных домов, со свистом пролетали мимо в тендерах на крупные объекты и испытывали нужду в настоящих больших проектах. Заработки стали скромные, заказчики старались экономить на всем. Светлана, жена Котова, уже начала ныть, что круиз по Средиземноморью придется в очередной раз отменить. И вот, наконец, это фантастическое предложение! Торгово-развлекательный комплекс на двадцать пять тысяч квадратных метров! Заказчик не скупится, цена вполне достойная, проектная документация готова, сроки вполне нормативные. Оказывается, бывает и такое. Молодец, Олег! А то у Котова уже стала закрываться мыслишка, что слишком не равные вложения они делают в общее дело, объекты добывал Котов, стройку вел он же, а партнер только так, суетился по мелочи.

   Осматривать участок поехали большой компанией: они с Конецким, прораб Сережа, начальник технического отдела Ольга Владиленовна. Заказчик тоже обещал подъехать. Вечером накануне придирчиво изучали полученную документацию и не обнаружили существенных проблем. Эскиз проекта комплекса от модной архитектурной мастерской, очень круто и, можно сказать, красиво. Разрешительная документация в порядке, технические условия на присоединение к инженерным коммуникациям имеются, на сносимое здание выполнены историко-архитектурные обследования и есть разрешение на снос. На участке встретились с заказчиком. Он уже ждал их, сидя рядом с водителем в черном Порше. Не торопясь вышел и умопомрачительной походкой уверенного в себе сытого льва двинулся в их сторону. Был он немного полноват и, пожалуй, молод, по виду ему можно было дать и двадцать пять и сорок лет. Пожал руки Олегу и Котову, проигнорировав Сережу и Владиленовну, не обращая внимания, что та сразу же обиделась и надулась. Представился:

– Игнат Бойко. Вы опоздали, я уже хотел уезжать.

   Ничего они не опоздали, до назначенного времени оставалось еще минуты три, к чему эти дешевые понты. Олег не удержался и сверил с Бойко часы. Оказалось, это его швейцарский банк в виде часового браслета спешит. Может, специально выставил неверное время, чтобы был повод продемонстрировать часики, кто его знает. Однако такой заказчик может себе позволить невинные развлечения.

   Не подумав извиниться, Бойко двинулся к дому, укутанному рекламными полотнами по периметру, открыл ключом временную фанерную дверь и кивком пригласил с собой Котова и Олега. Как-то стало понятно, что остальных он с собой не зовет. Котов пожалел, что взял ребят, особенно Владиленовну. Она – одна из самых ценных сотрудников, проверяла чертежи и передавала на стройку, занималась всеми вопросами с городом, он без нее как без рук. Симпатичная молодая женщина тридцати с небольшим лет, она хорошо знала себе цену и могла взорваться на такое обращение, но и заказчик имеет право выбирать, с кем ему иметь дело. Максим незаметно дружески слегка сжал локоток строптивой сотрудницы, мол, что поделаешь, ведь какой контракт. Владиленовна в ответ кивнула, поняла, не дура.

– Снос дома – первый этап строительства. Срок не более пяти дней. Мы перечислим аванс пока только под него, а основной договор будет заключен после его завершения, – говорил Бойко, продвигаясь по пустому дому.

   Что ж, можно и так, тут не придерешься, хотя конечно хотелось бы сразу, чтобы провести подготовительные работы. Но снос действительно будет непростым, вон, какая толщина стен, метра полтора. Сквозь облупившуюся штукатурку была видна кирпичная кладка. Кирпич мелкий, темный, еще дореволюционный, ограждения лестницы – ажурные чугунные решетки художественного литья. Ничего это не было в фотоматериалах историко-архитектурных обследований, совсем археологи исхалтурились, гонят одни и те же материалы в разные папки. Но это не его дело, раз получено разрешение на снос, вчера придирчиво проверила Владиленовна – все было в порядке.

– Во время работ по сносу на объекте будут постоянно находиться археологи, – тем временем продолжал Игнат Бойко: – Их требования должны выполняться в полном объеме и без промедления.

– Круто формулирует, – подумал Котов и ответил:

– Не вопрос. Но сопровождение археологических раскопок положено оплачивать дополнительно.

– Вы считаете стоимость контракта недостаточной для этого?

– Дело в том, что снос ведется с помощью техники, а тут может потребоваться ручная разборка.

1
{"b":"603588","o":1}