ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Не повезло? – участливо спросил я.

Я уже успел спрятать в рукав короткий кинжал, которым перерезал ремешки упряжи.

Констебль с ненавистью посмотрел на меня.

– На этот раз, – глухо произнес он.

Уотертаун тяжело взгромоздился на своего ящера. Покрытый грязью шлем он держал в руках.

– Возвращаемся, парни, – раздался его короткий приказ.

5

– Ты сбросил местного шерифа с ящера? – спросила Френки.

– Ты говоришь так, будто это плохо.

Проводив домой юного фермера до границы города Беркен, я без промедления направился в Своркмиддл. Франсуаз ждала меня за городом – нам было необходимо поговорить без свидетелей.

– Конечно, плохо, – ответила она. – Я хотела бы посмотреть, как он шмякнется в грязь.

– В следующий раз сброшу его, чтобы ты порадовалась, – огрызнулся я. – Какова ситуация в городе?

– Нам повезло. Никто пока не умер. Мне удалось определить, что это был за яд – его делают из белых вивверн.

– Почему сворки сами не справились?

– В Лесном краю такие твари не водятся. Я встречала их, когда ходила в поход далеко на юг, в Каменную пустыню. Сворки просто не могли знать о таком веществе. Но все равно, они очень уязвлены.

– Можно вылечить заболевших?

– Да, отвар уже на огне. Представляешь, они боятся, что я спалю им весь город. А ты уверен, что Уотертаун не вернется?

– Предстать перед гвардией Вестпекских казарм, с ног до головы в грязи – нет, наш констебль скорее позволит миру разрушиться, чем согласится на публичный позор. Он вернулся в Беркен. Опять-таки, самолюбие не позволит ему пуститься в новый поход. Его бы засмеяли солдаты.

– Но он ведь не поверил в твою байку про соревнование по бегу?

– Нет, конечно. Зато она позволит ему спасти лицо, и оправдать бесславное возвращение. Раз Уотертаун не смог победоносно войти в Своркмиддл, ему ничего другого не остается, как самому отстаивать версию о состязании. Иначе во всей этой истории он будет выглядеть слишком глупо.

– Он такой и есть, – хмыкнула Френки.

– Меня беспокоит то, что констебль может вытворить завтра. Он замнет сегодняшнюю неудачу, и наверняка уже выслал гонца в Вестпек, отменяя просьбу прислать войска. Но Уотертон злопамятен. Он не забудет, и не простит.

– Ладно. Пошли, Старейшина уже ждет тебя.

Своркмиддл, город зеленых сворков, раскинулся на берегах медлительной лесной реки Эльды. Жители верили, что в глубинах ее вод обитают могущественные боги, что защищают их дома и приносят удачу.

Три широких каменных моста были переброшены над голубыми волнами. И на каждом из них – будь то ранее утро, солнечный день или же темная, непроглядная ночь – всегда сидело несколько сворков.

Они вслушивались в мысли реки, обращались к богам с молитвами и благодарностью.

Проходя вдоль каменных парапетов, я смотрел на волны реки, и видел лишь воду – но не богов.

– Сегодня здесь так пусто, – заметил я.

– Большинство остались в домах, ухаживают за теми, кто отравился. Остальные молятся на реке. Троим я велела следить за огнем – хотя мне показалось, что они не в восторге.

Я улыбнулся. Сворки не привыкли никому подчиняться.

– Надеюсь, сам Старейшина не пострадал? – спросил я.

– Он постится.

– Что?

Я повидал многое, но постящийся сворк необычен даже для Золотого леса.

– Так ему велели боги реки? – спросил я.

– Нет. Он считает, что это полезно для здоровья.

Старейшина Своркмиддла жил в главной дозорной башне. Двое стражников стояли у входа.

– Что же – на сей раз, пост и вправду помог его здоровью. Добрый вечер, господа.

В отличие от людей, зеленые сворки не придавали значения внутреннему убранству. Каменные стены оставались голыми и холодными; но они не производили впечатление нежилых.

Старейшина Своркмиддла был погружен в то, что люди назвали бы медитацией. Он размышлял о звездах, об устройстве Вселенной и о ночной тишине.

– Печальный вечер, – произнес он, когда я и Френки вошли в комнату.

– Прекрасный, – возразил я. – Мне известно, что горожане теперь вне опасности. Это уже очень хорошо. Какие шаги предпримут жители Своркмиддла?

Большинство сворков относились к чужакам настороженно, даже могли проявлять враждебность, как произошло этим вечером на лесной тропе. Мудрый старик составлял исключение.

– Я уже разослал патрули вокруг всего города, – ответил он. – Мы будем проверять все мясо, которое привозят торговцы.

– Выставьте караульных по течению реки, – сказала Френки.

Старейшина глубоко огорчился.

Это не было в точности чувство, которое испытывают люди. Печаль сворка носила, скорее, метафизический характер – куда катится наш мир, думал он, если люди – люди! – начинают указывать своркам, что делать.

Франсуаз была права, и это огорчало его еще больше.

– Но как же охранять все русло? – спросил Старейшина.

Он надеялся, что таким образом сможет сбить спесь с непочтительной девчонки.

– Все не надо, – ответила девушка. – Выше по течению находится город коронетов. Расскажите им, что кто-то собирается отравить реку. Они перепугаются еще больше, чем вы. Эльда берет начало в непроходимых джунглях, на юге – не думаю, будто отравитель рискнет так далеко углубиться в Лес. Поделите с коронетами оставшуюся часть русла, делайте пробные забор воды через каждый час.

Старейшина огорчился еще сильнее. Френки не только не осознала свою невоспитанность, но продолжала распоряжаться в его городе.

Однако она вновь оказалась права, и сворку оставалось только согласиться.

Он пришел к выводу, что недостаточно долго постился, и только поэтому не сумел поставить девушку не место.

Я наблюдал за этой сценкой, как взрослый следит за соперничеством детей.

– Что вы еще намерены делать? – спросил я.

– Я уже пригласил Х’Нурра, своркмиддлского дознавателя. Он и двое городских стражников отправятся в Беркен, и все выяснят.

Я знал Х’Нурра со времен Лернея, и высоко ценил его способности следователя. Тем не менее, я ответил:

– Лучше этого избежать, Старейшина.

– Почему? – удивился сворк.

– Люди – странные существа, – сказал я. – Человек всегда уверен в своей правоте. Если он обидел кого-то – то сам же считает себя оскорбленным.

– В этом нет смысла, – возразил сворк.

– Верно. Но таково поведение людей. Кто-то попытался отравить ваш город. Следы ведут в Беркен, вы хотите начать поиски там. Но, стоит своркам пересечь границу города – люди сразу же обвинят вас во всех грехах.

– Тогда что нам делать? – спросил сворк.

– Я сам отправлюсь в Беркен, и выясню, откуда взялось отравленное мясо.

Старейшина хотел возразить, что расследование станет топтаться на месте. Ведь у эльфов нет телепатических способностей. Но потом он решил, что лучше не спорить. В конце концов – кто может понять эти существа?

6

– Вот оно, родовое гнездо! – провозгласил я, окидывая старинную усадьбу взором, затуманенным от воспоминаний. – Как приятно вновь вернуться под своды этих деревьев.

Франсуаз с подозрением взглянула на меня.

– Ты, кажется, говорил, что никогда раньше здесь не был?

– Это правда. Наши родовые имения разбросаны по всем уголкам света. Но такую трогательную фразу нельзя было не сказать. Кстати, Френки – а где здесь вход?

Живая изгородь тянулась и тянулась перед нами, словно череда бесконечных дел, которые ты намереваешься сделать утром в понедельник, а возишься с ними до субботы.

– Разве нас не должны встречать? – спросила девушка.

– Кто?

– Слуги.

– Мы, эльфы, не признаем слуг. Слуги вечно сплетничают о своих хозяевах, да таскают серебро, когда за ними не смотришь.

Я спешился.

– Они с готовностью отказываются от ночного сна, лишь бы вдоволь помечтать, как будут перерезать господину горло. Знаешь, кто верховодит во всех революциях? Слуги!

С этими словами я приблизился к живой изгороди и принялся пристально ее осматривать.

13
{"b":"6036","o":1}