ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Если лицо главаря оставалось открытым, то четверо остальных носили под шлемами темные маски, закрывавшие всю голову. Прорези оставались только для глаз и рта.

Маленький оборванец давно уже отступил назад, спрятавшись под защиту кустов. Запинающимся от волнения голосом он обратился к человеку с мечом:

– Я могу теперь идти, Райлин?

Однако не страх и не замешательство служили причиной того возбуждения, которое охватывало мальчугана. Он с честью выполнил сложное поручение – и испытывал теперь гордость.

– Да, – отвечал глава нападавших. – Ты прекрасно справился. Ты настоящий человек.

– Человек? – спросила Франсуаз.

Райлин двинулся вперед.

– Да, – ответил он. – Многие сегодня забыли, кто мы есть. Они знаются со всякой мразью – сворками, коронетами. Целуются с ядовитыми виввернами. Наша задача, наша святая цель – освободить Лес от таких предателей.

Френки сделал шаг назад.

– Очистители, – процедила она.

Только теперь стало ясно, насколько Райлин молод; ему вряд ли исполнилось больше двадцати лет.

Но ненависть, которая свила гнездо в его сердце, уверенность в своей правоте, глухая к доводам разума – все это день ото дня старили главу Очистителей, заставляя его выглядеть старше.

– Я не люблю убивать придурков, – произнесла Франсуаз. – Поэтому можете уйти.

Райлин ее не слушал – он привык говорить, не обращая внимания на окружающих.

– Такие, как ты, предали человеческий род, – продолжал он, чеканя слова. – Вы продались своркам. Что они тебе пообещали? Землю? Власть? Может быть, ты ешь людское мясо, как и они?

С каждым шагом Райлин теснил Франсуазу все дальше. Четверо его подельников тоже продвигались ближе. Круг сжимался.

– Твое мясо есть нельзя, Райлин, – произнесла девушка. – Можно заразиться глупостью.

Никто из очистителей пока не нападал; все ждали сигнала Райлина. Но пять острых клинков были нацелены в грудь девушки; и те, кто сжимал их в руках, умели обращаться со сталью.

Девушка тихо засмеялась – и это был не тот смех, который приглашает окружающих повеселиться.

– Я сказала, что не люблю убивать придурков, – сказала она. – Но не говорила, что этого не делаю.

– Взять ее, – приказал главарь очиститель.

Франсуаз ждала, когда тот совершит ошибку – и он должен был ее совершить.

Девушка хорошо знала такой тип людей. Природа наделяет их умом, решительностью и обаянием. Они способны увлечь за собой глупых и слабовольных, с легкостью управляют толпой – но никогда не дерутся сами.

Райлин опустил меч и отступил назад.

Он рассчитывал, что все сделают подельники, а ему останется только наблюдать.

Франсуаз молнией метнулась вперед. Лезвие меча сверкнуло в ее руке, направляясь к голове очистителя.

Девушка не хотела убивать своего врага. Она верила – тот еще успеет понять, сколь безумны его идеи, и как бессмысленно умирать за них.

Немного повернув руку, красавица ударила Райлина плашмя. Лезвие меча опустилось на висок с силой, которая показалась парню ударом кузнечного молота. Мир потемнел перед его глазами; он обрушился на траву, словно прогнивший ствол дерева.

Франсуаз развернулась. Мгновение назад она находилась в кольце врагов. Но Райлин, отступив всего лишь на один шаг и ослабив бдительность, разомкнул круг и позволил девушке вырваться.

Теперь четверо очистителей находились напротив Франсуазы, и она могла не заботиться о тыле и флангах.

– Ну что, неудачники? – весело спросила она. – Никто не хочет домой, к мамочке?

Четыре бойца могли бы взять девушку в клещи, работая по двое. Но они забыли об осторожности и о тактических маневрах.

С грозными криками – не делавшими чести их воспитанию – очистители бросились вперед.

Красавица упала на одно колено и вонзила лезвие меча в землю. Ее ладони легли на широкий пояс и отделили от него две метательные звездочки.

Сильное тело девушки распрямилось, как тетива лука. Смертоносные кусочки металла понеслись навстречу врагам.

Первый сюрикен погрузился в шею очистителя; тот захрипел и схватился за горло, роняя из рук меч. Вторая звезда настигла своего товарища.

Люди в темно-зеленых доспехах рухнули на изумрудную траву, чтобы никогда больше с нее не подняться.

Франсуаз подхватила клинок, и как раз вовремя – двое оставшихся оказались рядом. Парировав удар первого из нападавших, девушка развернулась и ушла от удара второго.

В то же мгновение она резко ударила его в живот. Мощный удар отбросил очистителя в сторону. Боец упал на спину, словно жук, перевернутый ураганом.

Еще минуту назад против девушки выступали пятеро мечников. Теперь на ногах остался только один.

Клинки встретились с глухим звоном и разошлись вновь. Мгновение противники стояли друг против друга. Затем нападавший издал грозный крик и замахнулся мечом.

Франсуаз сделала резкий выпад, и лезвие ее клинка прошило тело очистителя. Несколько мгновений боец стоял неподвижно, его правая рука все еще держала над головой клинок.

Девушка уперла левую ногу в живот противника и мощным рывком высвободила меч. Человек упал, не издав ни звука.

Четверо человек лежало на изумрудной траве, и только один из них был жив.

Что же касается самого Райлина, то он поспешил покинуть поле боя, как только его войско начало нести потери.

Френки взмахнула клинком.

– Подождать, пока ты встанешь? – спросила она у своего врага.

Но тот явно не собирался продолжать бой. Не поднимаясь с травы, очиститель поспешно отполз в сторону, потом встал на четвереньки и изо всех сил ринулся прочь.

Франсуаз вернула меч в ножны и придирчиво осмотрела поле боя.

– Я же сказала, что не люблю убивать придурков, – пробормотала она. – Это скучно.

13

Расставшись с Джоэлом Линденом, я продолжил свой путь к ферме, принадлежавшей родителям Аррана.

Уже показались пастбища, где разводили броненосцев. Батраки, верхом на резвых ящерах, следили за стадом.

Френки догнала меня и пристроилась следом.

– Ты поговорила с этим мальчуганом, – поинтересовался я. – Что-нибудь важное?

– Нет – ответила девушка. – Просто пятеро кретинов хотели меня прикончить. А так ничего не произошло.

– У нас нет времени на подобные пустяки, Френки, – неодобрительно произнес я. – Пора научиться решать проблемы мирным путем… Нам надо встретиться со страшим братом Аррана. Уверен, разговор с ним многое прояснит.

– Я не знала, что у Аррана есть брат. Выходит, ты не все рассказал мне о своем разговоре с ним.

– Конечно, все. Но зажиточный скотовод никогда не пошлет старшего сына – наследника – отвозить мясо покупателям. Для первого отпрыска папаша найдет занятие поважнее.

– Какое же?

– Управление поместьем. Дело это сложное, ему надо учиться с молодости.

– То есть, пока Арран таскается по дорогам и сует голову в пасть хищникам – его старший брат сидит в тепле и проверяет приходные книги?

Я задумчиво кивнул.

– Думаю, между ними существует скрытая неприязнь. Ведь Арран ни словом ни обмолвился на эту тему. Если младший брат в семье любит старшего, то спешит рассказать о нем всем и каждому.

Я не стал пояснять, что постиг данную мудрость, в первую очередь, из-за сестры Франсуаз.

Мы оказались возле высоких ворот, за которыми начиналась скотоводческая ферма. Трое наемников охраняли вход.

– Меня зовут Майкл Амбрустер, – произнес я. – Ваш хозяин ждет меня.

– Ты даже не спросил меня, чем все закончилось, – произнесла девушка, не без некоторой обиды в голосе. – Я имею в виду там, у городской стены.

– К чему? Ты же здесь.

– Мог хотя бы поинтересоваться, кто пытался прикончить твою лучшую подругу.

– Это были очистители, – ответил я. – Мы как раз говорили о них с Джоэлом Линденом.

Серые стальные глаза девушки сузились.

– После того, что произошло вчера ночью, только очистители могли иметь на тебя зуб. Это довольно просто – если у тебя есть привычка думать.

19
{"b":"6036","o":1}