ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мы ехали теперь по неширокой, извилистой дороге. Ее окаймляли высокие кусты черной ежевики. Крупные, с кулак, плоды этого растения имели сладкий, немного терпкий вкус.

Время от времени Франсуаз наклонялась, срывала ягоду и принималась сосредоточенно ее жевать.

Я сомневался, будто эти кусты высажены здесь с целью кормить проезжающих. Но менее всего я собирался учить свою спутницу хорошим манерам.

– Но очистители – не единственные придурки, которые шастают по лесу, – возразила девушка.

– Да. Однако их появления стоило ожидать. Напади на тебя кто-то другой – ты бы лопалась от желания рассказать подробности. Но ты молчала – значит, интересных новостей у тебя нет.

Дом скотовода, с плоской крышей, состоял из одного этажа. Широкие окна щедро пропускали солнечный свет.

– Доброе утро, господин Амбрустер! – громко приветствовал нас хозяин дома. – Госпожа Дюпон.

Эту фамилию носит Франсуаз; хотя, по моему мнению, такой девице фамилия вообще ни к чему.

Скотовода звали Авилла Сафри. Он не отличался ни высоким ростом, ни хорошим сложением. Жизнь на свежем воздухе заставила его лицо огрубеть, но не помешала превратиться в толстяка и почти полностью облысеть.

После обмена приветствиями мы устроились в простых креслах. Скотовод произнес:

– Я очень благодарен вам за спасение моего сына. Знаете, я никогда не доверял этим своркам! Нужда заставляет вести с ними дела. Но если спросите меня – я скажу: нельзя верить таким, как они.

Судя по тому, сколь много земли принадлежало Авилле Сафри, на торговлю с сворками его толкала вовсе не нужда, а жажда наживы. Но скотовод, очевидно, плохо представлял разницу между первым и вторым.

Подойдя к столику с напитками, он поднял графин с вином и стал разливать его по бокалам.

– Арран вернулся вчера, почти на рассвете. Долго не мог уснуть. Все рассказывал, что и как с ним произошло. Хмеля надышались, что ли, это сворки.

В последних словах скотовода явно звучала озабоченность. Без сомнения, он горячо любил своего сына. Но это никак не мешало ему думать о том – а не подорвет ли вчерашний случай успешную торговлю с жителями Своркмиддла.

Я понял, в чем состоит интерес хозяина, но не стал заострять на этом внимание. Взяв из рук Сафри бокал, я для начала осторожно принюхался к содержимому.

Жидкость, находившаяся между прозрачных стенок, напоминала по виду болотную жижу, а запахом могла поспорить с любимым лакомством гигантского скарабея.

Сам скотовод, тем временем, устроился напротив, и с явным удовольствием потягивал мутное пойло.

– Уверен, все разрешится, – произнес я.

Я сделал вид, будто пригубливаю вино, после чего изобразил самую искреннюю улыбку, на которую был способен. Это оказалось довольно сложно, ибо из бокала нещадно пахло.

– Вы уже получили письмо из Собрания Лендлордов? – спросил я. – Думаю, там удастся решить все вопросы.

– То, что случилось вчера с Арраном, совсем выбило меня из колеи, – произнес Сафри. – К тому же, Келес – мой старший – уехал по делам в город, а я привык проверять счета вместе с ним.

Как бы ни было с памятью у скотовода сегодня, про добрую рюмку вина он явно не забывал, и поспешил подлить себе еще.

Чтобы не терять время зря, Франсуаз вынула из ножен меч и принялась подравнивать лезвие. Увидев это, скотовод разволновался еще сильнее.

– Неужели кто-то напал на вас, пока вы ехали к моей ферме? – спросил он. – Надеюсь, это не были сворки.

– Нет, – ответила девушка. – Несколько очистителей. Шпана.

– Вот негодяи! – яростно воскликнул Сафри. – Шляются здесь повсюду, мешают жить честным людям.

Он оживился.

– Знаете, лет пять назад это хулиганье страшно мне досаждало. Запугивали пастухов, даже нападали на арбы с мясом. И все потому, что я пытаюсь как-то свести концы с концами. В последнее время поутихли, слава богам…

Хозяин фермы недолюбливал инородцев – сворков и коронетов. Но гораздо больше он боялся беспорядков, которые угрожали его собственности.

– Что же произошло? – спросил Сафри, с неподдельным интересом.

– Мне пришлось убить троих.

– Правильно! – скотовод с таким чувством хрястнул кулаком по столу, что чудом не расколол доску надвое. – А то ведь как получается? Какой-нибудь купец, жирное он пузо, не следит как следует за своими детьми. За сыновьями-то присмотр нужен. Это я вам говорю, у меня у самого двое.

Землевладелец сделал широкий негодующий жест рукой.

– Эти юные висельники только и знают, что баламутить всю округу. А когда схватишь этакого за ухо, да потащишь к городскому судье – что начинается? Прибегает папаша, звенит мошной, и словно ничего не было. Попомните мое слово, – он наклонился к своим слушателям, – никакого ходу дело не получит. Положат под сукно, будто никто и не нападал на вас. Будь моя воля – сослал бы всех этих недорослей в Каменную пустыню, на рудники. Тяжелая работа хорошо прочищает голову, знаете ли.

Опасаясь попасть под ливень фермерского красноречия, я поспешил встать.

– Мы не будем больше отнимать у вас время, господин Сафри. Мы только хотели выразить вам свое почтение, и убедиться, что с Арраном все в порядке. Увидимся на Собрании Лендлордов.

– Да, – скотовод энергично встал. – Ужо надо будет задать им перцу.

По какой причине Авилла Сафри намеревался так поступить, осталось неясным, в первую очередь, для него самого. Поэтому я благоразумно предпочел не вдаваться в расспросы.

Сердечно попрощавшись со своими гостями, скотовод подошел к маленькому медному гонгу, висевшему над столиком с напитками. Рядом с ним свешивался медный молоточек; ударив в гонг, Авилла Сафри вызвал слугу.

– Вот еще что, – произнес я. – Нам бы хотелось, перед отъездом, повидать Аррана.

– Да! – согласился скотовод. – Сын будет рад вас видеть.

Он замешкался.

– Правда, я не смогу вас сопровождать. Мне пора объезжать пастбища.

Я хорошо знал распорядок дня скотоводов, и в глубине души надеялся на подобный исход.

– Ничего страшного. Работа прежде всего. Мы справимся сами.

Авилла Сафри с облегчением вздохнул – он не хотел обижать гостей, которые впоследствии могли оказаться выгодными покупателями. В комнате появился слуга – тот же, что открывал двери усадьбы.

Пока скотовод отдавал ему нехитрые распоряжения по дому, на время своего отъезда – мы с Франсуазой стояли немного поодаль, и смогли обменяться парой фраз.

– Он так ненавидит очистителей, – пробормотала девушка. – А его собственный сын…

– Да, – согласился я. – Нападения на их ферму прекратились, как раз к тому времени, когда его старший достаточно подрос и мог вступить в банду…

– Проводишь гостей к сыну, – говорил тем временем Сафри. – Да не забудь спросить, бестолочь, не нужно ли им чего. Поди, проголодаются. Еще узнай – не нужен ли им эскорт до города. Но не настаивай, еще обидятся, что считаем их беспомощными.

Скотовод озадаченно вздохнул, задавленный тяжестью забот.

– Когда мой старший вернется, не забудь его накормить. Да проследи, чтобы заготовили окорока на городской праздник. Мэрия не так много закупает мяса, как сворки – но все равно, это клиенты хорошие.

Слуге оставалось только печально вздыхать. Без сомнения, он и сам прекрасно знал, как надо вести дом, и бесконечные поучения хозяина только тяготили его.

Когда фантазия скотовода более не могла уже создавать новые приказы, он еще раз распрощался с нами – и мы, следуя за слугой, направились навестить Аррана.

14

Комната, которую занимал этот молодой человек, не могла похвастаться ни просторностью, ни роскошным убранством.

Сам Арран, как я и предполагал, сидел в кровати. Напряжение прошедшей ночи не прошло бесследно, и местный лекарь наверняка запретил юноше вставать.

При нашем появлении, Арран оживился.

– Доброе утро, – сердечно поздоровался я. – Как ты себя чувствуешь?

– Спасибо, хорошо, – отвечал тот. – Я очень рад вас видеть. Если бы не знахарь, не валялся бы сейчас, как больной. Но приходится его слушаться.

20
{"b":"6036","o":1}