ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Может, мне следовало дольше не открывать глаза?

– В столице, – ответил я.

– А ты, – девушка опустила глаза, и ее пальцы начали теребить траву. – Почему не в столице?

Боже, даже растения не может оставить в покое.

Я снова закрыл глаза.

– Френки, – ласково сказал я. – Это не твое дело.

– Спасибо, что не сказал «не твое собачье».

– Френки, я джентльмен…

– Это не помешало тебе ударить меня в челюсть.

– Я джентльмен, когда это мне удобно; а если бы я тогда не вырубил тебя, нас бы давно сожрали гигантские сороконожки.

– Но в челюсть, Майкл… Девушек так не бьют.

Я смотрел на мирно темнеющее небо; я думал о другом.

– Наверное, мы просто отвыкли воевать, Френки… Эльфы не вели войн вот уже несколько тысяч лет. Мы слишком сильны, чтобы на нас нападали – и чересчур богаты, чтобы нападать самим.

– Но Лернейская кампания не была войной.

– Только глазами историка… Когда нарушился Баланс Мирозданий, и раскрылся Гниющий Портал – эльфы просто не могли оставаться в стороне. Измерения смешались; твари и нетвари сыпались из Врат, как горох из распоротого мешка.

– Жителям Лернея не повезло, что это произошло именно в их стране.

– Да – катастрофа могла произойти где угодно. Высокий Совет решил, что надо направить туда войска, помочь навести порядок.

– Жалеешь об этом решении?

– Нет; мы действительно многим помогли, Френки. А теперь – просто мне надо отдохнуть.

– Многие офицеры вернулись в столицу.

– В основном, из командного звена. Те, кто не видел крови и гноя на своих пальцах… Я их не осуждаю – они делали свою работу, такую же важную. Что же до солдат и полевых командиров – сняв форму, мы захотели так же легко отделаться от воспоминаний.

А вернуться в столицу, где все только и говорят о конце кампании… Ты понимаешь.

– А почему такое занятие?

– Воровство? Френки, это ремесло, в котором эльф может проявить свои лучшие качества – ум, лживость, лицемерие и коварство. Впрочем, это придумал не я; такова древняя традиция. Многие молодые эльфы отправляются в дальние края и живут там, как странники, на время отказываясь от богатства и привилегий – и этот вояж дает им право потом занять в обществе еще более высокое положение.

Я развел руками.

– Ладно, сеанс психотерапии закончен. А теперь можешь встать на колени и начать умолять меня.

От удивления глаза Франсуаз увеличились почти вдвое – это всегда выглядит очень потешно.

– Умолять? – спросила она.

– Конечно. Только не говори, будто разыскала меня только для задушевной беседы. Тебе что-то от меня нужно. Выкладывай.

– Майкл.

Девушка подбирала слова так осторожно, словно они могли треснуть у нее во рту и облить одежду.

– Я понимаю, что ты мне ничего не должен. Мы заключили сделку, ты выполнил свою часть. Ты отдал мне свою душу, и теперь я могу жить во всех мирах Поднебесной.

– Странный вы народ, демоны, – согласился я. – Живете в Подземном царстве, где всегда царят мир и благополучие. Но вы не цените своего счастья. Вам подавай приключения.

– Жить в Преисподней скучно… Там нет ни неба, ни скал, ни леса, ни озер… Только лава. А единственный способ для демона повидать мир – это получить душу жителя Поднебесной.

– Ладно, – я отмахнулся. – Мы, эльфы – существа высшего порядка. Душа нам ни к чему – мы ею даже не пользуемся. Так что наслаждайся. А теперь говори, что тебя сюда привело.

– Один человек попал в беду; я бы сделала все сама, но…

– Но проблема не решается с помощью десятка проломленных черепов? Хорошо. Если у кого-то неприятности – я всегда готов выслушать. Продолжай.

Сперва девушка говорила медленно; потом, незаметно для нее самой, слова начали скакать быстрее, голос стал взволнованным.

– Это простой купец, Майкл. Он не так уж богат. Когда его корабль проходил мимо Берберы…

– Дай угадаю… Его остановил военный патруль и конфисковал все, что имеет хоть какую-то ценность?

– Они срезали даже паруса.

– Узнаю короля Гельминта… Купцу повезло, что они не спилили ему и мачты. Но чего же хочет твой друг? Вернуть деньги?

– Деньги его не волнуют. То есть волнуют, конечно, но он привык к подобным потерям – налоги, разбойники…

– А между ними есть разница?

– Нет, наверное – для того, у кого кошелек отбирают. Но купца огорчило не это. Офицер с патрульного корабля забрал фамильные драгоценности. Они не такие уж ценные, но дороги, как память.

– Что ж ты не пошла к этому сборщику налогов, пересчитать зубы свинцовым прутом?

– Я это сделала; знаешь, после подсчета зубов оказалось гораздо меньше, чем до. Но он уже успел отослать драгоценности королю; теперь они в казне.

– Слава богу… Приехали. И ты хочешь, чтобы я залез в королевскую казну?

– Ты единственный из тех, кого я знаю, кто на это способен.

Я улыбнулся.

– Приятно слышать комплименты перед сном. Что же, Френки. Спасибо за увлекательную историю – мне пора отдыхать.

– Так ты поедешь со мной в Берберу?

Я удивился.

– Конечно, нет. Только сумасшедший полезет в казну короля Гельминта. Но дело даже не в этом. Я бы отказался и семечки у старушки на рынке красть – если ты об этом попросишь. От тебя одни неприятности, Френки. Ты их просто притягиваешь. А мне это ни к чему.

– Но ты же сказал, что готов выслушать?

– Это правда. Люблю слушать о чужих бедах. Это меня радует.

Глаза Франсуаз сузились. Девушка надула щеки – чего вряд ли сама заметила – и произнесла:

– Майкл. Я хорошо заплачу.

– Заплатишь? Не смеши меня. Я эльф-аристократ. У меня денег столько, что я могу купить всю эту равнину. И здесь я по одной причине – хочу забыть о тревогах. В их число входишь и ты, конфетка.

Девушка втянула губы – женщины обычно так делают, когда получают полную отшивку.

Пару секунд она сидела, раздумывая, потом придвинулась ко мне.

– Может, я смогу тебя переубедить? – спросила она.

Ее горячие пальцы легли на ворот моей рубашки, пробежались по ряду пуговиц и остановились там, куда воспитанные девицы не должны даже смотреть.

– Френки! – ужаснулся я. – Неужели ты говоришь о сексе?

Девушка окрысилась.

– Прошлые двадцать семь раз, – сказала она, убирая руку, – когда мы с тобой этим занимались – ты не строил такого ханжеского лица.

– Двадцать семь раз? Неужели ты считала? Френки, не могу поверить… И дело не в ханжестве – мы, эльфы, скорее лицемеры, чем фарисеи. Но шоколадка… Ты только посмотри на себя.

Голос девушки вполне мог бы резать металл:

– А что со мной?

– Френки. Ты прошла по равнине добрый десяток миль. От тебя пахнет потом, пылью, луговыми растениями и еще гном знает чем. Как ты могла подумать…

Френки окрысилась вдвое; теперь любой крысоглав охотно принял бы ее как свою.

– Значит, я грязная? Майки. А ты сам, что, на ковре-самолете сюда прилетел? Только из эльфийских купален?

Я достал из-за пояса маленький пузырек, наполненный голубоватой жидкостью.

– Эликсир для путешествий, – сообщил я. – Достаточно капли в день, на ладонь. В течение суток ты будешь чистым, как после ванны. То же касается и одежды. Вот, посмотри мой платок.

Я передал девушке кусок легкой ткани, который повязываю на шею. Изящные пальцы пробежались по тонкому шелку.

– Словно из прачечной, – с омерзением произнесла Френки. – Майкл. Дай-ка посмотреть пузырек.

– Действует только на эльфов, – быстро солгал я, пряча бутылочку. – А теперь прости. Мне пора подкрепиться. Если хочешь испытать прелестей любви – сначала помойся.

Некоторые могут подумать, что я был слишком груб с девушкой; но Небеса видят, только так я мог от нее отделаться. Впрочем, будущее показало – мне следовало проявить больше твердости.

Следовало просто забрать свою душу назад, и Френки бы очутилась там, где ей и самое место – прямо в Преисподней. Но я этого не сделал, и оказался в самой гуще событий, от которых любому эльфу надо держаться в стороне.

3
{"b":"6036","o":1}