ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я не ношу оружия, – ответил я. – Я мирный человек, который никому не хочет вреда… Эй, оставьте мой пояс.

В ременных карманах я обычно ношу всякие полезняшки – порции слезоточивого газа, например.

– Мне действительно очень жаль, – сказал Баркальдо. – Но пояс следует отдать. Конечно же, вы можете отказаться от нашего предложения, и тогда мы отвезем вас обратно.

Трое стражников снова окружили нас, заставляя задуматься – а не повезут ли нас обратно по кускам.

– Ну что же, – сказал я. – Пояс, так пояс.

Ничего – ты мне еще за это заплатишь, бюрократ несчастный. Я терпеть не могу, когда мне пытаются ставить условия.

Френки подчинилась на удивление легко. То есть, удивиться мог тот, кто ее плохо знал. Девушка отстегнула ножны с мечом, отдала пояс с сюрикенами и вынула из правого сапога кинжал.

Но самое страшное оружие – то есть она сама – осталось при ней.

Баркальдо обернулся – и я почувствовал, что страх стоит за его спиной и дергает за фалды.

Не один я чувствовал себя здесь неуютно.

– А теперь я должен покинуть вас, – произнес советник – слишком быстро, чтобы скрыть свое нежелание оставаться. – Я должен был пригласить вас; я это сделал.

Он сделал несколько поспешных шагов к двери, потом остановился и взмахнул в воздухе рукой.

– Когда закончите здесь, заходите к нам, в ратушу. Поболтаем и..?

Он не придумал, чем еще мы можем заниматься в ратуше, и потому крутанулся волчком на месте, а когда остановился, то был уже на улице.

– Последуем за ним? – спросила Франсуаз.

– Это было бы разумно… Но если уж они заинтересовались моей персоной, будет проще узнать, чего им надо. Не думаю, что они просто так от меня отстанут.

Словно в подтверждение моих слов, из-за спин стражников показался человек. Был он высок ростом, носил черные усы и почему-то не вызывал у меня доверия.

– Меня зовут Джонни Сан-Пауло, – сказал он, и я ему не поверил. – Идите за мной.

Дверь распахнулась столь же гостеприимно, как пасть дракона. Изнутри пахнуло плесенью и гнилью. Ребята, которые так пеклись о безопасности, могли бы позаботиться и об уборке.

Холл растекался коридорами, и ни одним из них не пользовались уже давно. Сан-Пауло стал подниматься по широкой лестнице. Стражники шли за нами – и это от этого становилось как-то неуютно.

Я повернулся, вглядываясь в туннели коридоров, и увидел его. Того, кто не должен был быть здесь. Я видел его мельком, долю секунды – он стоял и смотрел на нас, уверенный, что заметить его нельзя.

Маленький мальчик, что водит трогательную дружбу с драконами. Мерзкий гаденыш, из-за которого нас едва не съели ночью на холмах.

Его лицо исчезло так же быстро, но я успел увидеть еще кое-что. Щеки его были чисто вымыты, а волосы прилежно разглажены расческой. Нарядная одежда находилась в полном порядке – он не был беспризорным, нищим попрошайкой, которого голод гнал подбирать вещи людей, съеденных драконом.

Так что же он делал там и тогда, в компании голодного хищника?

Каменные ступени были выщерблены, и плащ сановника шелестел по ним.

Снова раскрылись двери, со скрипом, и откуда-то сверху посыпались штукатурка и пыль. Четверо человек сидели за старым столом, и лица их оставались в тени. Окна, заколоченные изнутри, позволяли втечь в залу лишь тонким полоскам света.

Каждый из тех, кто ждал нашего прихода, предпочел бы не появляться здесь. Но ни один не вызвался провести встречу сам, позволив своим товарищам сохранить инкогнито.

Поэтому прийти пришлось всем.

Сан-Пауло не стал представлять их; я не настаивал.

Почему-то мне не захотелось садиться – по крайней мере, за этот стол. Можете говорить, что я человек слишком мнительный, но уж слишком он мне напомнил паучью сеть. А самому к ней приклеиться – нет уж, старина Майкл любит развлечения, но не такие.

Поэтому я ограничился небольшим креслом, которое стояло поодаль. Франсуаз уселась рядом, с таким важным видом, словно ее сюда звали.

– Видите ли, мистер Амбрустер, – слово взял один из четверых, сидевших вокруг стола. – Думаю, вы знаете, что скоро в нашем городе будет большой праздник.

Я кивнул.

Мне также было известно, единственное торжество, которое позволяли себе раз в год местные скупердяи-ремесленники, справлялось именно сегодня и длилось только один день.

– Здесь будет ярмарка, – продолжал сановник, – народное гуляние и торжественный парад. В последний момент, произошла накладка. Петарды для фейерверка, которые мы заказали у лучших гномьих мастеров, не были доставлены.

– Останься мы без фейерверка, – взял слово второй сановник, – и все подумают, будто мы слишком зависим от гномов. Сурабая гордится своей независимостью. Поэтому, когда мы узнали о вашем приезде…

Сан-Пауло наклонился надо мной, протягивая лист бумаги.

– Вот список того, что нам необходимо, – произнес он. – Как видите, некоторые составляющие достаточно редки. Мы не будем спрашивать у вас, где вы станете их искать. Разумеется, все будет оплачено.

Я пробежал строчки взглядом.

– У вас есть мастер, чтобы сообразить сам фейерверк? – спросил я. – Я этим не занимаюсь – могу только раздобыть порошки.

Это была очень важная реплика. Мало кому известно, что на самом деле я довольно неплохо понимаю в петардах. Но если бы я умел это делать, то обязательно понял бы – ребята собираются устраивать не фейерверк, а небольшую бомбочку.

Этак на городской квартал.

А стоило мне это понять – как они найдут для меня новую работу. Например, удобрения для своего садика. И так, он с каждым днем чахнет.

Вот почему крайне важно для меня было ничего не понимать в фейерверках.

– У нас есть мастер, – сказал Сан-Пауло.

Я встал, стараясь не ринуться наутек сразу же.

– Ну что же, – сказал я. – Я набросал вам тут небольшую смету. Большинство ингредиентов стоит дешевле, но раз сроки поджимают, мне придется доплачивать торговцам.

Сан-Пауло взглянул на мои заметки.

– Это нас устраивает, – сказал он.

– Тогда, – я развел руками. – Целоваться на прощание не станем, верно.

Шаги, раздавшиеся в коридоре, были слишком гулкими, чтобы предвещать нечто хорошее. Двери растворились, и на пороге появился человек. Он сделал знак Сан-Пауло приблизиться, и произнес тому на ухо несколько слов.

На всякий случай я снова сел.

Сан-Пауло кивнул, потом еще раз. Затем подошел ко мне.

– Мне очень жаль, мистер Амбрустер, – сказал он.

Черт возьми – в его голосе действительно звучало сожаление.

– Но наши планы изменились.

Он вынул из ножен узкий меч, и упер его острие мне в горло.

– Вам и вашей спутнице придется остаться.

Я скосил глаза – мне отчего-то не хотелось двигать шеей. Может быть, из-за приставленного к ней клинка. Я увидел, что один из стражников направил меч Франсуазе в грудь.

– Что происходит, Майкл? – спросила девушка.

– Видишь ли, конфетка, – протянул я. – Большинство из этих порошков можно купить на городском рынке. Но два встречаются очень редко.

Я хмыкнул.

– Боюсь, что оба лежали в моем поясе.

– Как видите, нам больше не нужны ваши услуги, мистер Амбрустер, – произнес Сан-Пауло. – Пусть вас утешит мысль о том, что вы умерли ради великой цели.

6

Его слова как-то мне не понравились. Мне захотелось возразить, что после смерти мне будет не до утешительных мыслей. Но потом я решил, что гораздо лучше попросту ему врезать.

Теперь я обращусь к нашим самым юным читателям. Дети. Никогда не тычьте острых предметов в того, кто сидит на стуле, а его ноги не блокированы столом.

Я опрокинулся на спину – это больно, если не подложить пару подушек. Но гораздо лучше, чем получить дырку в шее. Падая, я ударил Сан-Пауло ногой по пальцам.

Тот выронил меч.

Конечно, оставалась еще Френки. В справочнике для благородных героев сказано: «Никогда не идите на риск, если Главный злодей тычет ножом в Прекрасную даму».

6
{"b":"6036","o":1}