ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты шутишь.

– Не-а, – ухмыльнулась Катя. Она вспомнила, как несколько дней назад сама присела от аналогичной новости. Но ей как-то легче поверилось в происходившее – какие – никакие доказательства перед глазами были: Ярушка в древней одежде, деревянный терем, Могиня… Темный Морок… Все это как-то способствовало тому, что Катя поверила в происходящее. А что предъявить этой девочке?

– Знаешь, в это трудно поверить, – Катя взяла Аякчаану за плечо, – я сама в это поверила с трудом… Но ты, вроде, девочка подготовленная, дедушка у тебя шаман. Так что постарайся пока просто поверить, а доказательства я тебе потом покажу.

– Во что поверить? Что мы попали в прошлое?

– Да. Сейчас мы в прошлом. И здесь все не так, как мы привыкли думать. Хоть сейчас здесь всего 1587 год, год начала освоения Сибири, если верить учебникам, хотя на самом деле здесь уже есть города (некоторые очень древние, как Александрия), есть дороги, здесь живет довольно много людей. Причем, живет по нынешним меркам вполне обеспеченно. Ведут хозяйство, ловят рыбу, растят зерно. Торгуют в основном с восточными странами: Персия, Иран, Египет… Но и с Москвой, Новгородом, Калугой, другими городами торгуют – на ярмарки привозят меха да лес, рыбу да коренья редкие… Еще знамениты своим оружием, сталью и чугуном. Лучшие оружейники, говорят, – здесь, в этих местах…

– А кто здесь живет? Как эти люди выглядят?

– Обыкновенные люди. Как мы. Только они верят в то, что все вокруг – живое. Все имеет свою душу.

– Так и мы так думаем…

Катя задумалась:

– Да, так, да не так. Ты потом увидишь… Если захочешь, конечно…

Аякчаана во все глаза смотрела на свою новую знакомую. И ждала ответов и объяснений. Катя собралась с духом.

– Я говорила тебе, что хотела познакомить с одной девочкой, ее Енисея зовут. Она как-то рассказывала, что ее семья служила в храме Мары близ Аржана. Это Алтай, на сколько я понимаю. И я рассчитывала, что эта девочка… вернее, девушка… окажется здесь. Но я ошиблась, как ты сама можешь убедиться – мы с тобой в Александрии одни. И чтобы ее найти, нам придется пойти еще в одно место… или в два. Я не знаю точно. Ты этого хочешь? Хочешь продолжить путешествие? – Катя затаила дыхание, вглядываясь в испуганное лицо собеседницы. – Или ты попробуешь перебраться в свое время?

Аякчаана не сводила встревоженных глаз с Катиного лица. Потом замотала головой.

– Что? – не поняла Катя. – Ты хочешь идти домой?

Аякчаана снова помотала головой, только сильнее:

– Нет. Я пойду с тобой искать твою знакомую… Мне без копья Маары обратной дороги нет.

Глава 7. Джунгары

Как только Катя коснулась ногой пола в Ярушкиной комнате, она поняла, что случилась беда.

Сразу по возвращении в дом Могини, девочек окружила могильная тишина. Ни песни за окном, ни птичьего гомона. Ни шума листвы.

В носу щипало от сильного запаха гари, копоть осела толстым слоем на все поверхности. То тут, то там еще едко дымилось почерневшее от пожара дерево. Белые хлопья золы летали в воздухе, словно снежинки. В месте, где Ярушкина комната выходила в коридор и была тяжелая дубовая дверь, зиял до самого первого этажа огромный провал. Фактически, от Ярушкиной комнаты осталась только стена с сундуком, из которого пару дней назад вывалилась Катя, кусок пола и стены, рядом с которой стояла кровать. Все изломано в клочья. Сундук, явно взломан. При чем, грабитель явно не церемонился, он просто срезал металлическое крепление, и, не найдя в сундуке ничего достойного его внимания, со злостью изрубил его.

– Что здесь произошло? – прошептала рядом Аякчаана. Катя и сама хотела бы знать, что здесь произошло.

Она осторожно подошла к краю и заглянула вниз, в глубину провала, из которого еще поднималась тонкой струйкой пыль и копоть пожарищ, и прислушалась.

Тишина.

– Что здесь произошло? – чуть громче прошептала Аякчаана. В это же мгновение внизу послышалось быстрое движение и из-за куска обвалившейся стены выглянуло широкое смуглое лицо. На какой-то миг испуганный взгляд Кати встретился со свирепыми черными глазами.

Человек внизу весь выскочил из своего укрытия и закричал что-то на непонятном Кате языке, но по тому, как размахивал он кривой саблей и потрясал ею в воздухе, догадаться, что они в опасности, было не сложно. Катя потянулась было к посоху – их единственной надежде на спасение, но в этот момент шаткое полуразрушенное здание качнулось, и накренилось.

Серебристый посох неумолимо покатился вниз, исчезнув в пыльном облаке, а Катины пальцы успели только щелкнуть по пустоте… Остаток дома Могини накренился еще сильнее, и в тоже время увлек за собой обоих испуганных девочек, прямо на головы широколицых воинов.

Вокруг них появилось несколько людей – мужчин, пахнувших лошадиным потом и человеческой кровью, – один из них грубо схватил Катю за шиворот, выдергивая из-под завала, несколько раз встряхнул в воздухе как тряпичную куклу и швырнул на землю. Аякчаана пискнула и бросилась было к Кате на выручку, но ей к горлу приставили узкое лезвие кривой сабли.

Мужчина, только что бесцеремонно бросивший Катю на грязную, пахнущую бедой, землю, что-то предостерегающе крикнул остальным. Все замерли.

Незнакомец присел на одно колено, осторожно дотронулся до подбородка Аякчааны. В этот момент Катя в ужасе замерла – она решила, что ее спутницу сейчас просто убьют. Аякчаана, видимо, тоже так подумала, поэтому зажмурилась. Но в следующее мгновение, незнакомый воин вытянул из-за воротника Аи, тонкий искусно вышитый зелено – синими узорами шейный платок. Катя онемела. Она и не заметила его за все это время, а воин за считанные доли секунды успел обратить на него внимание. Ну и зрение!

Тихо и при этом властно незнакомец что-то спросил у Аякчааны, тыча ей в нос этот самый платок.

– Мамин подарок, – пропищала та испуганно и дальше сказала что-то на своем родном языке – Катя уже не знала, что.

Но, как ни странно, воин ее понял, или понял что-то свое, кто его разберет. Он резко встал, что-то крикнул, указав на Катю. Второй воин, одетый чуть скромнее чем незнакомец, видимо, его помощник, что-то спросил у него, жестом указав на Аякчаану. Незнакомец только задумчиво покачал головой.

За несколько минут, пока незнакомец и его помощник тихо переговаривались, Катя постаралась внимательнее их рассмотреть и запомнить, чтобы понять, кто они, эти воины.

Их было восемь. Восемь черноволосых воинов с тяжелыми и острыми как бритва взглядами. Темно – коричневые халаты длиной чуть ниже колен с жесткими, прикрывающими шею, воротниками. Поверх – словно панцири на черепахах – жилеты из небольших почерневших металлических пластинок, скрепленных кожаными ремнями. Руки прикрывают массивные наплечья, кожаные наручи с металлическими накладками. Обуты воины в мягкие кожаные сапоги. У одного из них, того, что был начальником, сапоги украшены цветной аппликацией. На головах у каждого – шлем из четырех металлических треугольных пластин со срезанными вершинами, стыки пластин прикрыты резными накладками с выпуклыми «ребрами». Пластины соединены между собой кожаными ремешками. В плоское круглое навершие с узкой железной втулкой вставлен прутик с прикрепленным к нему пучком конских волос. К передней лицевой пластине шлема был прикреплен небольшой треугольный козырек, а к боковым и затылочной пластинам прикреплены три лопасти из красной парчи с белым рисунком и зеленой окантовкой. На поясе у каждого был прикреплен украшенный такими же бело – зелеными узорами колчан со стрелами, а за спиной – по круглому деревянному щиту с набитыми металлическими бляхами и массивные луки.

– Это кто? – одними губами прошептала Аякчаана.

Катя только покачала головой. Она не знала, кто это мог быть. Кажется, подобное одеяние она видела у мамы на работе, но кому, какому народу, оно принадлежало никак не могла вспомнить.

В любом случае, она знала совершенно точно – они в беде, в большой беде. Посоха нет. Эти воины в лучшем случае продадут их в рабство. В худшем – убьют за ненадобностью. Хотя это еще вопрос – что из двух зол лучше.

10
{"b":"603718","o":1}