ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не «эта растяпа», а «Оюна», – мягко поправил дедушка. – А ты что скажешь, внучка младшая?

Оюна, виновато мявшаяся с совком у открытого окна, подняла на дедушку полные слез глаза:

– Я в школу боюсь идти, – прохныкала она, – там злая учительница и комната с пауками!

Дедушка медленно перевел потемневший взгляд, посмотрел на Аякчаану, да так, что дотянулся до самых потаенных уголков ее мыслей.

– Подойди ко мне, Аякчаана, – тихо сказал дед, с глухим стуком поставив чашку на стол. Аякчаана сразу съежилась. Ой, что сейчас буде-е-е-т…

– Ты зачем сестру пугаешь? – прошептал Учур. – Зачем неправду говоришь? Зачем напраслину на хорошего человека возводишь? – Аякчаана молчала. Зато Оюна покраснела до кончиков волос, виновато оглядываясь на посеревшее лицо сестры:

– Я ему ничего не говорила! – умоляюще прошептала она одними губами. – Я не знаю, как он узнал…

Учур и это услышал. Его морщинистое лицо стало еще более строгим, а глаза наполнились колючей темнотой, и она тонкими напряженными змеями повисла в воздухе.

– А мне и не надо ничего говорить. Сам все вижу… Оюна, встань ровно! – приказал он. Та замерла. И властно прошептал. – На меня посмотри…

Глаза у Оюны распахнулись, она перестала моргать, и, кажется, дышать. Руки безвольно повисли вдоль тела. По тесной кухоньке в далекой эвенкийской деревне растекался запах сырого камня. Аякчаана остро почувствовала его – он всегда появлялся, когда дедушка сердился. И это было самое страшное – рассердить дедушку, своего главного заступника и помощника во всех начинаниях и делах. Главного друга и опору.

– ПРОСТИ! – крикнула она и бросилась к нему в ноги. Обхватив его сухие колени, она со всей силой вжалась в них. Запах сырого камня стал медленно отступать, а темнота рассеялась. Оюна тяжело дышала за спиной. Тоже напугалась. – Прости, дедушка, я же шутила просто, без злой мысли, – она держала в ладонях узкое морщинистое лицо, стараясь держать его так, чтобы были видны глаза.

– Не мне говори «прости», а вот ей, – он указал на Оюну.

– Оюна, прости, я шутила, когда говорила гадости про школу и твою учительницу.

Та испуганно перевела взгляд со старшей сестры на дедушку и обратно, но промолчала.

– Не бойся, Оюна, – дедушка снова улыбался, – Аякчаана будет с тобой. Если тебя кто-то обидит или напугает, ей говори… – Он погладил старшую внучку по голове. – Она тебя в обиду не даст… И вот еще что, – его тон вдруг стал непривычно деловым. – Ты, как уроки закончатся, сразу домой беги, не задерживайся. К нам гости приедут, надо чтобы ты дома была.

Аякчаана онемела: какие гости? Мама ничего не говорила про гостей. А дедушка тем временем, медленно встал, и, похлопав ее по плечу, добавил:

– Это ко мне гости, внучка. Твоя мама еще о них не знает.

Он словно читал ее мысли.

Нет. Не так. Он ЧИТАЛ ее мысли.

Ее дедушка Учур был шаманом. Главой эвенкийской общины, одной из самых больших в Якутии. Несколько месяцев он проводил в тайге. Один. Без оружия. Говорят, его даже волки боятся, а медведи поклоняются как равному.

Говорят, он слышит шорох ветра с самого побережья Ледовитого океана.

Говорят, он усмиряет ветры и властен над всеми водами, ее дедушка Учур.

Глава 2. Гости

Как только закончился классный час, и было выдано расписание на певую четверть, Аякчаана выскочила из класса, и бросилась к выходу из здания школы.

– Аякчаана, ты куда мчишься, как ужаленная? – хохотали подружки. Девчонки из параллельного класса уже расположились во дворе школы, заняв удобные скамейки вокруг спортивной площадки. Праздничная линейка позади, поздравлениякто-тоже. Можно и посмотреть, как первоклассники резвятся, да обсудить каникулы. Аякчаане очень хотелось, да что там – смертельно хотелось! – с ними задержаться… Еще бы! Три месяца не виделись! Саргылана к родственникам уезжала, в Якутск, в зоопарк ходила, в Музей мамонта и в театр. А Кюнней вообще – в Москве была! На самолете летала…

Аякчаана уже почти свернула к ним, но перед глазами встали темные глаза деда, и этого было достаточно, чтобы она поспешила выловить вертлявую младшую сестру из стайки первоклассников. Надо бежать домой.

Оюна весь обратный путь без умолку болтала. Первые минуты три Аякчаана еще слушала ее восторженные вопли, но после того, как сестра в третий раз стала рассказывать, как именно их поприветствовала учительница, как она им улыбнулась, ее мысли сами собой принесли к утреннему разговору с дедом.

Что за гости такие? К ним в деревню мало кто приезжает. Дорога плохая, от столицы далеко. Когда-то здесь был большой порт на Лене, но и он уже лет десять как закрыт, а на неухоженном берегу тут и там валяются кверху днищами прогнившие лодки. Так что заглядывают к ним гости не часто – незачем, здесь кругом царит запустение и бедность. Особенно странно звучало то, что даже мама еще ничего с утра не знала. Значит, новость про гостей – не вечерняя, то есть, дедушке ночью видение было. То есть получается вообще круть какая интрига!

Аякчаана даже икнула от любопытства и замерла.

– Смотри, – зачаровано прошептала рядом Оюна. Можно было и не говорить, Аякчаана именно этим и занималась – смотрела, затаив дыхание. Перед их низеньким, давно не беленым домом, на узкой пыльной дороге, припарковалось три роскошных черных внедорожника.

– Это что, «Крузеры»? – прошептала Оюна.

Аякчаана пожала плечами. Собственно, какая разница. Может, и «Крузеры», как выразилась младшая сестра, может, и нет. Но таких машин она здесь еще не видела: огромные, с отполированными боками (пусть сейчас и покрытыми изрядным количеством пыли), украшенными изящными лентами хромированной стали, они мелодично и величественно урчали у ворот их дома.

Девочки спустились с пригорка и подбежали к машинам. Оюна (есть все – таки определенные преимущества в таком юном возрасте!) беззастенчиво пялилась внутрь прекрасных гигантов, восторженно озвучивая все увиденное:

– Ого! Смотри! Там телевизор внутри есть!

– Ну и что? – Аякчаана изо всех сил старалась вести себя как взрослая, одергивая неуемную сестру. – У дяди Эрчима тоже в машине есть телевизор…

– Так этот работает!!! Вон незнакомый дядя на нем кино смотрит!

Аякчаана дернула сестру за рукав:

– Хватит уже в машины заглядывать! Что про нас с тобой подумают? Будто мы дикие совсем, машин не видели…

Оюна покраснела. Она низко опустила голову, но оторвать любопытного взора от урчащих красавцев не могла, так и шла боком, то и дело косясь на них и ахая.

Пройдя по узкой деревянной дорожке к дому, сестры очутились перед лицом другой необычайности, которая уже вывела из равновесия и Аякчаану: на крыльце, перегородив проход внутрь, стояли два огромных амбала[1] в черных костюмах.

– КУДА? – прогрохотали они, лишь только девочки ступили на крыльцо.

– Домой, – пропищали сестры. А Аякчаана добавила для верности, – мы живем здесь.

Один из амбалов сделал останавливающий жест, велев подождать, а второй проскользнул внутрь дома. Вернулся он через пару минут, и молча распахнул перед девочками дверь.

– Ой, что делается, – восторженно ахнула Оюна. Но сестра подтолкнула ее в спину, чтобы та не таращилась на двух великанов: передумают еще и домой пускать не станут… А на улице уже прохладно в тонких колготках и туфельках…

Важные, значит, гости приехали к дедушке. Девочки ожидали услышать гомон голосов, смех, песни, праздничную суету. Но их встретила лишь дрожащая тишина, и… еще один амбал внутри, у входа в гостиную.

Амбал посмотрел на них, и легонько стукнул по матовому стеклу. Дверь тут же со скрипом отворилась, и в образовавшуюся щелочку выглянула встревоженная мамина голова, а затем рука. Рука вытянула вперед указательный палец и приложила его к губам.

– Тшшш, – для верности прошептала мамина голова.

Девочки подобрались, и, стараясь передвигаться, как можно тише, высоко поднимая вытянутые носки, заскользили, наверх, в свою комнату. Аякчаана подтолкнула сестру вперед, вовремя подхватив ее за локоть, – Оюна увлеклась и начала терять равновесие, явно намереваясь с грохотом упасть.

вернуться

1

Амбал (разг.) – большой, очень высокий и сильный человек. Есть предание, что слово «амбал» стало нарицательным примерно в 16–17 веках от имени князя остяков (устаревшее название народов северной Сибири) Амбала, человека очень высокого роста и недюженной силы.

2
{"b":"603718","o":1}