ЛитМир - Электронная Библиотека

Она замолчала, ожидая от своей собеседницы уже хоть какой-то реакции: слез, обморока, паники, истерического хохота, битья головой о стену… Но та стояла, как монумент. И хлопала глазами. Может, правда, не поняла?..

Катя с сомнением уставилась на Аякчаану.

– Ты хоть понимаешь, о чем я тебе говорю? – наконец, спросила она.

Та неопределенно мотнула головой.

– Что это значит? Поняла? Или нет?

Аякчаана снова сделала то же неопределенное движение:

– Я тебе не верю, – прошептала она пересохшими губами.

Катю это озадачило. В самом деле, как ей доказать все сказанное. Хотя девочка вроде из семьи шамана, должна быть морально готова ко всяким там чудесам, перемещениям во времени. Она помолчала, разглядывая свою нежданную подопечную, и легонько барабаня пальцами по граниту.

– Да пожалуйста, – наконец выпалила она. – Не верь сколько тебе влезет! Вот здесь, – она стукнула кулаком в камень, – выход к твоему дедушке… Можешь начинать биться головой!

И тут Катю осенило. А, может, нет никакого выхода. Что, если эта девочка попала в то время, из которого она, Катя еще не успела выбраться? Вдруг сейчас все тот же 1587 год. Тогда, действительно, не имеет значения, из какого дня эта Аякчаана сюда попала – из декабря или из сентября. А то, что попала она сюда по призыву неких Каменных людей, через древний проход, только подтверждало эту догадку.

– Кстати, расскажи – ка подробнее, как именно ты попала в этот туннель. Про сон и дедушку можешь уже не повторять, это я запомнила. Мне интересно, как именно ты оказалась внутри перехода.

Аякчаана, заикаясь, рассказала про Первого стража, про древний город, про храм и ярко – синий огонь, манивший ее к себе.

Выслушав сбивчивый рассказ нежданной подопечной, Катя поняла главное – та здесь оказалась, действительно, не просто так. Они должны были встретиться. И это организовали некие Каменные люди. Им, очевидно, до зареза нужно это самое копье Маары. Знать бы, что это…

– Ая, можно я тебя так буду называть? – спросила Катя. – Просто Аякчаана – очень непривычно для меня. – Аякчаана послушно кивнула. – Ну так вот, Ая. Выбраться отсюда самостоятельно ты не сможешь, пока не найдешь это копье Маары. Что это за вещь такая ты не знаешь, как и я. Но! Встретились мы с тобой тоже не случайно, так как я знаю человека, который может пролить свет на твою загадку.

– Ты это о ком? – с надеждой спросила Аякчаана.

Катя говорила о Енисее. Та однажды рассказывала, что ее семья служила при Храме Маары. И сама она, вроде как, ее жрица.

– Маара, – пояснила Катя Аякчаане, – славянская богиня холода и мороза. Она повелевает смертью. Так что, выбор Каменных людей, живущий на краю света, в вечной мерзлоте, вполне логичен, как думаешь? – Аякчаана кивнула. Она все еще не до конца верила, что происходящее – не сон. Поэтому тихонько, чтобы эта светловолосая девочка не видела, ущипнула свое бедро. Больно до слез… значит, не спит, и это все – реальность… Между тем, Катя продолжала, – у меня есть подруга, которая знакома со всеми историями про Маару. Во всяком случае, должна быть!

– Ты думаешь, пока я не найду ее копье, проход домой, к дедушке, будет закрыт?

– Скорее всего, да.

– А как мы узнаем, что это за копье, – чуть не плача прошептала Аякчаана. – Вдруг твоя подруга тоже про него ничего не знает.

– Ну, это вряд ли! – усмехнулась Катя. – Ты просто не знаешь мою подругу! Если нам повезет, то мы ее застанем в Александрии, и тогда, возможно, твое путешествие будет не долгим…

Катя уверенно пошла назад. Она не оглядывалась – незнакомая девочка, вот так свалившаяся ей на голову, конечно, следовала за ней, похрустывание и поскрипывание ее лыжного костюма не оставляло сомнений. Да и куда ей деваться, в самом деле… Вот почему она, Катя, все никак не может добраться до своего дома – вот это не понятно!

Глава 5. Бессонная ночь

В то памятное утро Сергея Александровича Ключевского разбудила жена, Магда.

Непривычное для нее дело: уже почти десять лет как она даже не выходила из своей комнаты, пока он утром собирался на работу. Она провожала его только в том случае, если он выезжал командировку. И то – всегда молча, отстраненно, как чужого, словно исполняя чью-то не слишком приятную обязанность.

Чужой… Сейчас он с трудом вспоминал, но вспоминал еще, те времена, когда она не ужинала, дожидаясь его с работы. Когда он приходил заполночь в их малогабаритную «двушку» на окраине Красноярска, и, стараясь не громыхать связкой ключей, едва приоткрыв дверь, уже видел ее счастливые глаза. Сейчас, он совершенно не помнил, как она тогда выглядела – например, какая у нее была прическа, стройна ли она была или чуть полновата, какое платье было ее любимым. Но выражение глаз помнил до мелочей, до лучика… До дрожи в суставах.

И помнил, как постепенно они менялись, становясь все отстраненнее и холоднее. И одновременно растаяла теплота в отношениях с сыном, куда-то исчезло доверительное перешептывание с дочерью… Оказывается, все – весь его мир, – держалось на тех счастливых глазах Магды… Когда, когда же они стали чужими? Неужели, когда все трудности остались позади? Когда они переехали в этот огромный дом? Он строил его для семьи, в тайне, готовил сюрприз к Новому году, отказывая себе во всем. Дом, похожий на средневековый замок (в те времена, когда она смотрела на него еще счастливыми глазами, помнится, они мечтали о таком).

И вот теперь есть дом, похожий на средневековый замок. Есть комфортабельная машина, водитель, дача, поездки на море. Все, о чем они тогда мечтали.

Но он готов отдать это все, что имел теперь, лишь бы снова хоть на миг отразиться в тех счастливых глазах.

И вот ее встревоженный шепот.

– Сергей, вставай, – нетерпеливо трясла она его за плечо. – Вставай, что-то случилось…

Сергей Александрович потер лицо и слегка надавил на переносицу – верный способ быстро прогнать сон, – и для верности потряс головой.

– Что случилось?

– Не знаю, но что-то случилось, – нервничала Магда. – Звони Торопову.

И протянула ему мобильный.

Сергей Александрович не пошевелился.

– То есть ты хочешь, чтобы я поднял начальника службы безопасности в шесть часов утра только из-за того, что тебе что-то приснилось?..

Магда сжала кулаки. Ее бледное острое лицо, обрамленное светлыми, а в неверном свете тусклого ночника – практически белыми, – волосами, выглядело еще более строгим, чем обычно.

– Не приснилось. У меня ПРЕДЧУВСТВИЕ… – отрезала она. – С Антоном беда… – Добавила она севшим до хрипоты голосом.

Сергей Александрович взял в руки телефон. Предчувствие Магды – это уже серьезно. Странно, но она с некоторых пор абсолютно перестала интересоваться детьми, иногда казалось, что она напрочь забывала об их существовании. Но, при этом, каким-то волчьим чутьем угадывала, что с ними случилась беда. Вот и сейчас она металась в полумраке спальни, до хруста в суставах сжимая тонкие руки.

– Алло, Степаныч, – Сергей Александрович поприветствовал Торопова, не сводя при этом внимательных глаз с встревоженной фигуры жены, – извини, что в такую рань… Да… Подскажи: Антон, находится в поле зрения твоих ребят? С ним все в порядке?

За этими несколькими фразами последовало молчание, которое Магде показалось вечностью. Она прекратила мерить шагами комнату, подошла вплотную к мужу, стараясь по выражению его глаз понять, предугадать, что ему докладывает Торопов. Понять, на сколько неотвратимо горе, которое она внезапно почувствовала. Торопов что-то говорил, она едва различала обрывки фраз.

– Хорошо, держи меня в курсе. Я выезжаю…

– Что? – прошептала она треснувшим голосом, когда Сергей Александрович попрощался с Тороповым.

Он посмотрел на нее. Бледное острое лицо, почти белые волосы убраны в гладкую прическу, и ледяная тревога во взгляде…

– Возможно, ты права, – он опустил глаза, чтобы и его не захлестнула тревога, ему еще понадобится холодная голова, – Антон, возможно, влип в историю. ВОЗМОЖНО! – добавил он, подняв вверх указательный палец. – Степаныч говорит, что примерно в три часа ночи он взял твой «Лексус» и выехал из гаража. Маячок в данный момент показывает отсутствие движения, двигатель не работает. Машина припаркована в области, в деревне… – он наморщил лоб, – Федькино, что ли…не запомнил.

8
{"b":"603718","o":1}