ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Первая леди. Тайная жизнь жен президентов
Чистовик
Самый счастливый развод
Гормоны счастья. Как приучить мозг вырабатывать серотонин, дофамин, эндорфин и окситоцин
Дама Великого Комбинатора
Свидетель защиты. Шокирующие доказательства уязвимости наших воспоминаний
Зависимые
Палатка с красным крестом
О, мой босс!
Содержание  
A
A

– Ага, понимаю… – рассеянно пробормотал Гвин. – Ты его сам освободил. А зачем же надо было меня за ножом посылать, в пасть к врагам, в пучину опасностей, так сказать?

– Чтобы проветрился немного, – сухо ответил Мастер и спрыгнул со стола так легко, что даже колпак на голове не шелохнулся.

Лисовин притворно шлепнул приятеля и забрал у него нож. Затем подтолкнул куклу к выходу и обернулся к Мастеру:

– Надеюсь, ты сумеешь объясниться с хозяевами в случае чего… А вообще – прими мою благодарность, Мастер, и хотелось бы, чтобы ты был о людях лучшего мнения. Они того достойны, поверь мне.

Гвинпин смотрел на них, раскрыв клюв, и друид буквально вытеснил его за дверь, после чего поклонился Мастеру и выскользнул из дома. За окошком тихо прошуршали деревянные лапы, но скрипа калитки чуткий ухом Мастер кукол уже не услышал – очевидно, путники перелезли через изгородь. Впереди их ждали лес и ночь.

В соседнем доме, где хлопотал у очага Коротышка, по-прежнему горели свечи и было тихо.

Мастер кукол сидел на столе, погруженный в раздумье. Временами кукла что-то несвязно бормотала про себя, очевидно, все еще продолжая свой прерванный, но незаконченный спор с друидом, а может быть, это был давний спор с самим собой.

Затем кукла спрыгнула со стола и обошла амбар, ища нож, однако его, по всей видимости, забрал с собой хозяйственный Лисовин. Тогда Мастер быстро и аккуратно собрал обрывки веревки, которой был связан друид, и зашвырнул их через открытую ставню в бурьян, бурно разросшийся за окном. Внимательно взглянув на земляной пол амбара, он тщательно затер ногой следы Гвинпиновых лап и взобрался на окно. Еще раз обернувшись, он вновь обозрел помещение, свесил ноги с подоконника и мешком свалился вниз. Через несколько минут он уже ковылял по деревенской тропинке в сторону дальнего сарайчика, куда зорзы сложили свои пожитки, среди которых была складная ширма, украшенная декорациями, и мешок с куклами. Над ним взошла луна, и кролики, рыскавшие по заброшенным огородам, с удивлением смотрели на странную фигурку, не зная наверняка, бояться ее или нет. Этого не знал сейчас и сам старшина.

ГЛАВА 14

ЗАМОК ХРАМОВНИКОВ

– Благодарение ясеню, что мы подоспели вовремя, – сказал Травник, устало раскинувшись на прибрежной траве. – Честно говоря, если бы вода не была такой холодной, как в апреле, я бы сейчас с удовольствием искупался.

– Вот не думал, что ты боишься простудиться в мае, – подал голос Ян. Он сидел и счищал с сапога бесполезной для игры дудочкой Молчуна остатки речной глины. – Помню, мальчишками мы в середине апреля уже залезали в воду – и ничего, только зубами постучишь немного. Еще льдинки плавают у берегов, а мы знай себе плещемся.

– Даже летом после такой долгой и быстрой ходьбы ни в коем случае нельзя сразу купаться, особенно в реках с быстрым течением, – наставительно поведал Книгочей. Молчун пришел в себя, и у Патрика отлегло на душе, а вместе с этим вернулась и его привычка к назидательности и менторству. Впрочем, для молчаливой натуры Книгочея это было простительным недостатком.

– Между прочим, есть озера, в которых и летом лучше не купаться. Таких хватает в землях чудинов, но встречались и на моей родине. Это страна островов, и климат там мягкий, но в озерах со дна бьют подземные ключи, поэтому на дне вода студеная и плохо перемешивается с теплыми верхними слоями. Никакое солнце не может прогреть такое озеро. Интересно, что эти ключи, напротив, препятствуют замерзанию их осенью и отчасти зимой. Мы тоже в детстве часто хаживали на такое озеро бить лягушек. Тогда мы были еще маленькие, не всегда могли провести черту между добром и злом. Кроме того, в этом озере было много карасиков, и там я научился ловить рыбу. Хорошие были времена…

– А я не большой любитель холодных купаний, – заявил Снегирь. – Уж лучше умыться теплой водой, да чтоб бочка денек постояла на солнце.

– Вот не думал, – удивился Книгочей. – Снегири, по-моему, всегда в снегу купаются, набьются в сугробы и вошкаются там.

– Сам ты вошкаешься, голова набитая, – обиделся толстячок.

– Уж лучше набитая, чем пустая, вернее сказать – пустотелая, – заметил друид.

– Смотря чем, смотря чем… – многозначительно поднял вверх палец Снегирь и, подержав его так несколько мгновений, не удержался и прыснул.

– Вообще, Казимир, когда ты шутишь, лучше всегда сохранять серьезную мину, – посоветовал Травник. – Книгочей! Займись-ка Молчуном, через пару часов нам нужно выходить. Будем искать Марта.

– Ручаюсь, что он в замке, – заявил Снегирь.

– Да… – как-то неопределенно протянул Травник, посмотрев на друида так, словно тот вдруг стал прозрачным. – Пожалуй, да. Это надо обмозговать.

– Куда еще его могли затащить зорзы? – искренне удивился Книгочей. – Что тут думать, Симеон?

– Думать надо всегда! – саркастически заметил Снегирь и свысока взглянул на Книгочея.

– Ладно, Патрик, займись парнем, – сказал Травник. – Мы с Яном отправимся в лес, нужно запасти дичи в дорогу. Места тут, похоже, глухие, дичь непуганая. К нашему приходу Йонас должен быть на ногах.

– Уж постараюсь, – буркнул Книгочей, снимая с костра котелок с кипящим травяным отваром. Снегирь присоединился к нему, и оба друида улыбнулись друг другу как ни в чем не бывало.

– Ты знаешь, Травник, я заметил, вы стали называть друг друга своими настоящими именами с тех пор, как столкнулись впрямую с зорзами, – молвил Ян, когда они, углубившись в лесную чащобу, зашагали сквозь заросли малины на поиски стаи куропаток или кроличьих нор. Травник знал много способов добычи пропитания в лесу в любое время года. Лисовин, без сомнения, знал еще больше. При воспоминаниях о Лисе сердце Яна тревожно заныло. Куда девались друид и говорящая кукла – можно было только гадать.

– Трудно сказать, какие наши имена теперь истинные, – заметил друид. – Второе имя друид получает в Круге, когда проходит обряд посвящения. Оно отражает либо его природные склонности в мастерстве друидов, либо характерные черты его натуры. Эти свойства далеко не всегда совпадают, но мне пока трудно это тебе объяснить. Чем удачнее новое имя, тем скорее забывается старое, мирское. Прошлое всплывает только в минуты особой опасности, когда любой человек обращается к своему нутру, своей природе. Видимо, наступили такие времена.

Они вернулись к берегу реки через пару часов. К этому времени Молчун, бледный, с трясущимися руками, беспрестанно отхлебывал горячий отвар из маленького закопченного котелка. Он слабо улыбался Снегирю, который весело рассказывал ему что-то забавное, потешно размахивая маленькими ручками во все стороны. При виде Травника Молчун встал. Симеон обнял его за плечи и ободряюще похлопал по спине.

– Ну, как он? – спросил друид.

– Молодцом, через денек можно хоть в бой, хоть на свадьбу, – преувеличенно весело ответствовали Снегирь и Книгочей.

– К сожалению, выступать нужно уже сейчас, – озабоченно проговорил Травник. – Йонас, дружище, пропали Март и Лисовин… Это дело рук тех же, кто хотел снова перетянуть тебя на ту сторону. Сейчас каждый час на счету, нужно спешить. Ты сможешь идти?

Молчун некоторое время пристально вглядывался в лицо Травника, пока наконец смысл вопроса дошел до его затуманенного сознания, и он, обведя взглядом остальных друидов и Яна, утвердительно кивнул.

– Ну, вот и отлично, – сказал Травник. – Складывайте лагерь, поедим на месте, если доведется, конечно. У Яна в котомке с десяток куропаток, можем идти. Что ты думаешь о Збышеке, Книгочей?

Патрик почесал затылок и развел руками.

– Если ты мне рассказал все, что знаешь сам, тогда мы, наверное, думаем об этом одинаково. По правде сказать, я не знаю, лучше это или хуже, когда мысли двух адептов сливаются и нет возможности пройти наперекор течению – сам знаешь, это многое может прояснить в обманчивой очевидности.

Снегирь и Ян непонимающе разглядывали обоих друидов, однако Травник не счел нужным объяснять смысл их короткого диалога.

40
{"b":"6039","o":1}