ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что это было? – повторила Рита, стараясь унять бешено колотящееся сердце и опасаясь еще раз смотреть на Леру, хоть та уже и спрятала глаза за темными стеклами.

– Лера – своего рода телепат, – пояснила Ксения таким тоном, словно говорила о том, что Лера брюнетка. – Она умеет показывать другим образы из своей головы.

– Проблема в том, что я не умею это контролировать, – добавила Лера. – То есть стоит кому-то посмотреть мне в глаза, как он видит все, что творится у меня в голове.

– Поэтому ты все время носишь темные очки? – догадалась Рита, медленно приблизившись к креслу и снова опустившись в него.

– Поверь, образы в моей голове не всегда такие миролюбивые, как видела ты.

Марк при этом поперхнулся чаем и закашлялся. Рита с тревогой посмотрела на него.

– Лера показывает нашим гостям образы их родственников, с которыми они приходят пообщаться, – пояснила тем временем Ксения. – Многие салоны предлагают общение с мертвыми, но никто не может помочь с ними встретиться. В этом мы уникальны.

– Откуда она знает, как они выглядят? – не поняла Рита.

– Так ведь мы просим гостей принести фотографии.

Вся троица дружно рассмеялась. Рита только покачала головой. Теперь она была почти уверена, что они предложат ей место целителя в их теплой компании. Конечно, всяких гадалок и медиумов пруд пруди, открой любую газету – найдешь сотни объявлений, а хороших целителей днем с огнем не сыщешь. То есть их, конечно, так же много, как и гадалок, но разоблачить их гораздо проще. Изобразить предсказание или общение с мертвым дедушкой намного легче, чем вылечить болезнь. Рите доводилось видеть последствия лечения таких «целителей». Люди попадали в больницу, когда врачи уже ничего не могли исправить.

– Может быть, ты хочешь поговорить с кем-то из своих родственников? – предложила Ксения, затягиваясь сигаретой и сквозь сизый удушливый дым поглядывая на нее. – Чтобы убедиться в том, что мы тебе не лжем.

Перед глазами Риты возникли образы ее родителей. Она почти не помнила их лиц, только по фотографиям. В ее собственных воспоминаниях она всегда видела их лишь со спины – как и в последний раз в жизни.

– Нет! – заявила она. Настроение мгновенно испортилось, и все это больше не походило на веселую шутку и демонстрацию фокусов. – И денег у меня нет вам заплатить.

– Нужны нам твои деньги, – фыркнула Лера, переставая изображать из себя приветливую дурочку. – Своих девать некуда.

– Лера, – спокойно осадила ее Ксения, а затем вновь посмотрела на Риту. – Это бесплатно.

– И бесплатно не надо.

Рита снова поднялась с кресла и направилась к двери, давая понять, что больше не собирается тратить на них свое время, но ее остановил Марк:

– Они хотят поговорить с тобой.

Она остановилась, но так и не обернулась.

– Не смейте. Приплетать. Моих. Родителей, – раздельно повторила она сквозь зубы.

– Они все время следят за тобой, – продолжил Марк, словно не слыша ее слов. – Говорят, что ты выросла красавицей и умницей. Они тобой гордятся. И хотят, чтобы ты поехала в этом году с бабушкой в Вену.

Возможно, если бы он не сказал последнюю фразу, Рита бы все-таки ушла. Но слова про Вену остановили ее. Марку неоткуда было об этом знать. Если до этого он говорил только общие фразы, которые подошли бы в девяносто девяти процентах случаев, то про Вену он знать не мог, если только не пил чай вместе с ее бабулей на даче, но бабуля рассказала бы ей об этом.

– Откуда ты знаешь про Вену? – глухо спросила она, так и не обернувшись.

– А еще они говорят, ты не должна винить себя в том, что не смогла их спасти, – вдруг сказал он.

И вот теперь Рита обернулась. Марк сидел в кресле очень прямо и смотрел куда-то в сторону окна, как будто видел там кого-то. Рита проследила за его взглядом, но предсказуемо ничего не увидела. Он попал в самое больное место. Рита чувствовала свою вину. И больше всего на свете боялась, что они тоже винили бы ее, если бы могли. Она старательно отмахивалась от этих мыслей всю жизнь, ведь она тогда была совсем крошкой, но теперь эти страхи снова ожили.

– Ты была ребенком и уже то, что смогла спасти бабушку, – большое чудо, – закончил Марк.

Рита поставила сумку на пол и вернулась в кресло, не сводя с него взгляда.

– Они здесь? – спросила она.

Марк кивнул.

– Если хочешь убедиться наверняка, что я тебя не обманываю, ты можешь поговорить с ними письменно, – предложил он. – Ты задаешь вопросы, я записываю их на бумагу, а они отвечают тебе.

Рита молча кивнула. Тут же на столе вместо подноса с чашками появился белый лист и простой карандаш. Она даже не увидела, кто их положил: Лера или Ксения. Марк ободряюще улыбнулся ей, взял карандаш и вдруг вздрогнул так сильно, как будто кто-то ударил его. Карандаш выпал из рук, а сам он прижал ладони к ушам и согнулся пополам, спрятав лицо в коленях. Рита услышала то ли стон, то ли тихое рычание.

– Марк? – испугалась она.

– Марк! – повторила Лера.

Рита обернулась к ней, безмолвно спрашивая, что происходит, но в то же мгновение Марк отпустил голову и снова выпрямился.

– Простите, – улыбнулся он так, словно ничего не произошло. – Призраки иногда любят пугать. Ну что, начнем?

Рита медленно кивнула, все еще растерянная и напуганная. Марк снова взял карандаш и размашисто написал на листке:

«Вы здесь?»

Он оторвал грифель от бумаги, но на ней само собой появилось одно короткое слово:

«Да».

– Что ты хочешь спросить у них? – этот вопрос он адресовал Рите.

Та растерялась, не представляя, что можно спросить. Когда она была маленькой, она сотни раз представляла себе встречу с родителями. Перед сном она придумывала, как они встречаются здесь, на земле, или уже на небесах, вела с ними длительные беседы, рассказывала всю свою жизнь, делилась секретами. Но с тех пор прошло много времени, за которое она успела убедить себя, что невозможно встретиться с тем, кто уже умер, и теперь никак не могла придумать, что же сказать.

– Спроси, хорошо ли им там, – предложила Лера. – Обычно все начинают с этого.

Марк вопросительно посмотрел на Риту и, дождавшись слабого кивка, быстро написал вопрос. Некоторое время ничего не происходило, но затем одна за одной на белом листе снова проявились буквы:

«Все в парядке. Мы смотрим за тобой. Мы хотим, чтобы ты была счастлива. Ты выросла такой красавецей. Мы рады за тебя…»

Рита вдруг поняла, что больше не может сдерживать слезы. Они поднялись внутри огромной волной и остановились в районе груди, перекрывая дыхание. Она быстро вытерла лицо рукой, а затем подскочила на ноги и бегом бросилась к выходу из гостиной, на ходу бормоча какие-то извинения.

Глава 3

Едва Рита выскочила из гостиной, Лера тут же вернула очки на нос и подбежала к Марку, который так и сидел, согнувшись пополам и закрывая ладонями уши. Она опустилась рядом с ним на колени и заботливо погладила по руке.

– Марк, ты слышишь меня? – прошептала она, стараясь заглянуть ему в лицо и отнять ладони от ушей. – Как ты?

Марк кивнул, но так и не посмотрел на нее, зато она почувствовала, как ослабли его пальцы, сжимающие собственную голову. И тут же кто-то схватил ее за волосы и с силой дернул назад, заставив почти опрокинуться навзничь.

– Ты что творишь, паршивка? – прошипела Ксения, наклонившись к самому ее лицу.

Лера стиснула зубы, вцепившись руками в пальцы Ксении и пытаясь разжать их. Она как никогда жалела, что глаза скрыты очками. Уж она бы сейчас показала обидчице все круги ада!

– Отпусти! – прохрипела она, по одному разжимая держащие ее пальцы. – Марк не мог, понимаешь? Я просто сделала то, что и так сделал бы он!

– Я перестал их слышать, – с трудом выдавил из себя Марк, даже не собираясь влезать в женские разборки, к которым давно привык. Не было ничего хуже, чем Лера, пытающаяся «спасти положение», но ни ему, ни Ксении так и не удалось отучить ее вмешиваться без разрешения. – Он опять все заглушил.

6
{"b":"603972","o":1}