ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Что же бывает с душой, которая не может переправиться через Реку без Имени? – искренне удивился Патрик.

– А что бывает с человеком, которому отказывают силы в бушующих волнах жизни? – спросил в ответ Шедув, надвигая на глаза капюшон. – То же – и с душой. Она тонет.

ГЛАВА 5

ХИЖИНЫ В ГОРАХ, КРЕПОСТИ В ДОЛИНАХ

«Кой черт!», – раздраженно думал Гвинпин, отчаянно пытаясь поспеть за широко шагающей старухой и Лисовином, который почтительно шествовал сбоку от своей повелительницы. Гвинпин уже провалился, по меньшей мере, в десяток кротовых нор и основательно перемазался рыхлой свежевырытой землей, липкой после очередного дождя. «Как они только умудряются оставаться там такими чистенькими, аж лоснятся» – размышляла кукла о хозяевах норок, напряженно глядя себе под ноги и нет-нет да спотыкаясь о торчащий из земли корень или предательскую кочку, засыпанную старой хвоей. Вдобавок он был уверен, что кусты шиповника и ветки малины, во множестве встречающиеся у них на пути, чуть ли не сами расступались перед Властительницей Круга, верховной друидессой полян и балтов, как торжественно провозгласил Лисовин. Но на Гвинпина ни титул, ни суровый вид старухи особого впечатления не произвели – натуры он был свободолюбивой и независимой. Вот колдовство – это другое дело, рассуждала деревянная кукла, силясь понять, как это друидессе удается не только себя, но и других делать невидимыми. «Наверное, набрасывает какую-нибудь магическую шаль» – решил Гвиннеус и тут же получил крепкого леща по голове незамеченной им из-за философствований толстой веткой орешника. Почесав ушибленный авторитет, кукла погрозила колышущейся ветке и чуть ли не вприпрыжку бросилась догонять друидов.

Как бы то ни было, несмотря на его неоднократные заявления Лисовину, что дерево не может уставать никогда, Гвинпин основательно запыхался. Поэтому когда они, наконец, выбрались из леса, деревянный философ вздохнул с облегчением. Бородач покосился на куклу, а друидесса поджала губы и на мгновение застыла, словно прислушиваясь и одновременно размышляя о чем-то. Затем она повернулась к Гвинпину и указала на него рыжему друиду длинным и тонким пальцем.

– Боюсь, твой деревянный приятель несколько хлипковат для лесных прогулок, – прокаркала она. – Природа экипировала его для иных надобностей, и скороход из него вряд ли получится.

– Мы разве еще не пришли? – мрачно спросил, больше себе под нос, чем обращаясь к Лисовину, Гвинпин.

– Смотря куда ты собирался! – назидательно ответила за друида старуха. Лисовин же молчал, всем своим видом выражая глубочайшую почтительность. «Покорен судьбе» – сардонически хмыкнул, на всякий случай, опять же себе под нос Гвиннеус. Проницательная старуха, однако, тут же прочитала его деревянную мысль.

– Когда нечего сказать, лучше молчать, сударь. А задавать пустые и бессмысленные вопросы – еще хуже! Поэтому приготовься к тому, что сейчас станет еще тяжелее. А ты, друид, будь готов к тому, что тебе, может быть, придется тащить на закорках этот дубовый шар с глазами, носом и большим самомнением!

И друидесса, прищурившись, посмотрела куда-то вдаль и вверх. Гвинпин невольно проследил ее взгляд, и в мгновение ока полностью, от кончика носа до хвоста, пал духом.

Сразу за опушкой начиналась гряда огромных валунов, словно когда-то сюда скатились обломки скал, вздымающихся неподалеку и обрамлявших лесистые холмы. Туда, вверх и смотрела старуха, явно примериваясь взбираться на эти горы скал, камня и деревьев.

– Я отведу вас в свой дом, – сухо сказала друидесса. – Вернее, в мой нынешний дом. Он теперь более чем скромен. Но вижу, что тебя это не удивляет, Лисовин?

Некоторое время друид почтительно молчал, после чего осторожно заметил:

– Госпожа и прежде не отличалась стремлением к особой роскоши. Это знают все в Круге.

– Попал в точку! – хохотнула довольная старуха. – За исключением одной детали. Этакой мелочи.

И друидесса поучительно воздела в небо указательный палец.

– В Круге все это знали. Там ведь всегда было немало интересующихся, особенно сейчас. Хотя даже эти умники еще не ведают того, что погибшая старуха Ралина, которая многим насолила в этом подлунном мире и которой еще больше народа сами пытались наперчить под солнцем, что эта древняя старуха вовсе не покоится на дне ущелья в глухой полянской деревне! Она вовсе не нашла там свое успокоение, а по-прежнему топчет камни и землю, да еще и в такой странной, прямо скажем, компании.

И друидесса неожиданно весело, чуть ли не с заговорщицким видом, подмигнула мрачно сопящему Гвинпину.

– Впрочем, – добавила она, – странные компании – это верная примета нынешнего времени.

Ралина пристально взглянула на Лисовина.

– Времени боя после победы. Ты должен это понимать, друид.

Лисовин наклонил голову.

– Ну, ладно, хватит болтать, – кивнув, решительно заявила старуха. – Вперед, господа заединщики, иначе мы до полуночи так и не обретем крыши над головой. Какая бы она ветхая ни была. Скоро окончательно стемнеет, а под луной тут бродить никому не след, между прочим, и мне тоже.

И они двинулись дальше уже втроем: друидесса – в свою лесную хижину, друид – за властительницей, которую он и не чаял встретить живой, а деревянная кукла – за ними обоими, чертыхаясь и начиная подумывать о том, что даже в мешке Кукольника у него, пожалуй, была вовсе не такая уж и скверная жизнь.

– Бой после победы – именно так мне сказал Симеон, ученик Камерона, после того, как его учитель отправился на север врачевать дикую чудь. Но дело-то совсем в другом: в этой войне победы не будет. Никому.

Властительница Круга, верховная друидесса полян и балтов Ралина, усталая хозяйка маленькой хижины, укрывшейся между скалами в горном лесу, печально улыбнулась своей удивительно осенней, прозрачной улыбкой мудрой женщины, которая уже никогда не будет молодой. После ужина вся компания, включая Гвинпина, который, естественно, ничего не ел, зато внимательно осматривал убранство лесного жилища, расположилась у входа в хижину на круглых и плоских пеньках. Приволочь их сюда старой женщине, пусть даже и обладающей колдовской силой, как считал Гвиннеус, было явно не под силу. Впрочем, рассуждал деревянный философ, такая может заставить себе служить кого угодно, была бы нужда.

У самых ног друидессы Лисовин быстро разжег маленький костерок, как раз настолько, чтобы согревать ступни, но не давать видимый из леса дымок. Такой карге очень бы подошла матросская трубка, размышлял Гвиннеус, в деталях представляя себе эту живописную картину: верховная друидесса пускает кольца дыма и отчаянно кашляет по ночам на своей лежанке, так что вокруг сотрясаются горы. Однако того, что кукла уже знала о друидах, хватало ей, чтобы понимать: для друида даже костер – всегда только печальная необходимость, и то он порой смотрит на сгорающий в костре валежник как на милого друга в погребальном огне. О курении же, видимо, не могло быть и речи, к тому же у старухи было немало и других неприятных свойств. Одним из них была прямо-таки фантастическая проницательность друидессы, особенно когда это касалось умнейшей и симпатичнейшей в мире куклы.

– В том, что вы очутились именно в этих краях, есть немалый резон судьбы, – продолжила друидесса. Непонятно было, специально ли она что-то сейчас внушает обоим приятелям, или только рассуждает вслух. Лисовин слушал очень внимательно, и было заметно, что некоторые мысли друидессы для него – откровение. Поэтому Гвинпин тоже навострил уши, хотя и в переносном смысле – уши ему заменяли маленькие отверстия, такие же незаметные, как и у остальных настоящих птиц.

– Ваш Птицелов – это некромант чистой воды, если к этому неприятному народу применимо такое сравнение. Сиречь колдун, вся магия которого замешана на пристальном, болезненном интересе к смерти как таковой. И ее атрибутах, – многозначительно добавила друидесса, покосившись на Гвинпина. Тот слушал властительницу Круга с самым невинным видом, мол, случалось ему и не раз внимать собеседникам и поважнее. – Ведь в свое время некромант уже приходил к Камерону в нелегкий для того час, и, надо заметить, они все-таки не поладили.

12
{"b":"6040","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Маленькая жизнь
Скажи, что будешь помнить
Отчаянные
Метод волка с Уолл-стрит: Откровения лучшего продавца в мире
Бабушка велела кланяться и передать, что просит прощения
Папа и море
Дистанция спасения