ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Хижины волшебников должны стоять высоко в горах, чтобы люди могли строить свои крепости глубоко в долинах. Этому принципу Ралина, верховная друидесса балтов и полян следовала всю жизнь, начиная еще с детства, когда она маленькой девчонкой однажды, тайком от взрослых, заглянула в мешок остановившегося на ночлег бродячего лекаря. В старом заплечном мешке лежал осколок мутного зеркала. Маленькая Ралина никогда за свою коротенькую жизнь еще не видела зеркал, хотя уже много слышала о стеклах, которые будто бы отражают все даже лучше, чем самая чистая вода. Это был кусочек магического зеркала Валанда, которое может предсказывать будущее. Спустя много лет то же самое повторилось и с правнучкой Ралины – черноволосой веселушкой Эгле, которая больше всего на свете любила собирать на полянах цветы и играть со своим неразлучным ручным ужом. Тогда же прохожий, грязный и оборванный лекарь, который даже не проснулся, когда Ралина потянула за кончик грязной узорной ленточки, торчащей из его дорожной торбы, оказался одним из Высших друидов, пребывавших в Служеньи. Но это девочка узнала лишь потом, гораздо, значительно позже.

Знающие не должны жить рядом с людьми в своем истинном обличье, все время говорил ее учитель. Слишком велик у человека соблазн воспользоваться чужой силой, а это – все равно, что заставить огромное море служить только одному рыбаку. Но того, кто повелевает морями и ветрами, можно ведь и принудить! Для этого существует множество способов, перед которыми порой бледнеет даже волшебство. Это должен знать и волшебник, и если он одинок – никогда не должен селиться рядом с человеческим жильем. Только тогда люди будут возводить свои крепости, всяк на свой лад, но доступными им средствами, за которые можно быть спокойными, что они когда-нибудь не взбунтуются и не выйдут из людского подчинения. Оттого волшебники испокон веков строят свои хижины в диких, неприступных горах, а люди возводят свои крепости, замки и дома в уютных долинах. Каждому свое, и тогда ничто не будет пересекаться без доброй на то воли.

Одно ускользнуло от Верховной друидессы: каким же образом Птицелов все-таки сумел спровоцировать сечу на острове Колдун. Ясно лишь, что ему для чего-то нужны были горы трупов, и он их получил; ему нужно было превратить свой остров в кладбище – и он этого добился. Теперь ему нужно было найти путь вниз, чтобы обрести слуг, от которых должен содрогнуться и Север, и Восток. А, может быть, Птицелову просто наскучили люди…

– Твоя прабабка неоднократно твердила эти слова мне после того, как я прошел обряд Посвящения, – улыбнулся Травник. – Это была ее любимая фраза. Для того чтобы люди могли спокойно поднимать свои крепости в долинах, волшебник всегда должен строить свою хижину вдали от людских глаз, и самое лучшее для этого место – где-нибудь высоко в горах. Повзрослев, я понял, что слова друидессы Ралины не стоило воспринимать столь буквально – Знающий может воздвигнуть для себя неприступную гору даже в большом, людном городе. Волшебство, магия, ведовство, словом, любые тайные знания непременно должны быть скрыты от глаз и, в особенности – от рук человеческих. Люди все равно рано или поздно попытаются ими овладеть, и для этого им не всегда будет нужно согласие обладающего Силой. Ибо на всякую силу найдется другая сила, и Знающие не должны вводить людей в соблазн. Простой человек должен жить в тихой и уютной долине, возводя крепости мира и спокойствия, пусть даже они и выглядят как ветхие хибары с обмазанными глиной крышами. Никакой замок не защитит волшебника от злого и завистливого глаза, и сейчас наступают времена, когда волшебники должны уходить подальше от людей. Ведь, что ни говори, удел Знающего – это одиночество, и так было всегда.

– Выходит, что и Птицелов следует этому правилу, уходя с глаз людских на затерянный, необитаемый остров? – Март даже присвистнул от осознания старой, но вечной истины: все правила одинаковы для всех, особенно если все им следуют!

– Можно сказать и так, – подтвердил Травник. – Жаль, правда, что здесь нет госпожи Ралины – уж она-то могла бы многое рассказать о Птицелове и зорзах. Ведь именно Верховная друидесса в свое время велела мне тщательно следить за их действиями и передвижениями. И если бы в Круге придавали больше значения этой, на первый взгляд, жалкой кучке людей с кукольной жаждой власти, как скептически сказал мне как-то Смотритель Круга, многое можно было бы изменить еще раньше.

По лицу Травника пробежала тень. И тут заговорила Эгле:

– Бабушка сказала мне однажды: главное – не остановить их, важнее прежде – понять, чего они хотят. Потому что вполне может быть, что они – только посланцы. И если их просто… остановить, придут другие, и так будет продолжаться бесконечно, пока рано или поздно зорзы не добьются своего.

– Никогда бы не подумал, что королевство, населенное людьми, можно захватить с помощью… мертвецов, – поежился Ян.

– Может быть, Птицелов и не будет захватывать страны сам, выводя на поле боя армии мертвых, – задумчиво проговорил Травник. – Вполне вероятно, что ему будет достаточно только одного… наглядного примера. Короли – они ведь тоже люди, и при этом, замечу, весьма впечатлительные особы.

– Получается, Птицелов хочет запугать всех правителей, без разницы, Севера ли, Востока, чтобы потом диктовать свои условия? – недоверчиво протянул Коростель.

– Если честно, я не очень-то верю в армии покойников и скелетов, вышагивающих по дорогам Балтии или Свеи, – пожала плечами Эгле, и Коростель сейчас, пожалуй, готов был с ней согласиться. – Уж больно все это отдает сказкой, пусть и очень страшной.

– А я верю, – неожиданно заявил Март, и Травник внимательно посмотрел на молодого друида. – Я когда-то читал летописи и свитки старых времен, и там сказано, что такие попытки уже были.

– Какие именно, Мартик? – сокрушенно вздохнула девушка.

– Чудинские хроники рассказывают, что несколько веков назад в одном племени младший брат вождя, обделенный властью, продал душу темным духам. А они дали ему за это дружину мертвецов, свирепых, как голодные волки. С их помощью младший брат сумел свергнуть старшего и стать хозяином Большого шатра – так у чудинов в те времена называли их князей.

– Разве у чудинов были собственные письменные хроники? – невинным тоном осведомился Травник. – Насколько мне известно, у них и в нынешние-то времена негусто людей, владеющих даже обычной грамотой.

– Своих хроник у них, конечно, не было, – почему-то покраснел Збышек. – Но в их стане нередки были послы от королей свеев и суоми, и те записывали предания прошлых лет со слов самых старых людей племен.

– Тогда я догадываюсь, где ты мог прочитать эти, как ты говоришь, предания прошлых лет.

Глаза Травника вдруг стали жесткими, даже злыми – Коростель очень редко видел друида таким разозленным.

– Ты пробирался в Смертный скит? Без разрешения Старшины Круга?

Март виновато молчал.

– А знаешь ли ты, что на всякого, входящего в Смертный скит, должно было быть наложено охранительное заклятие? А тот, кто его миновал, подвергался в этом скиту смертельной опасности? Более того – влияние Смертного скита на незащищенного заклятием может сказаться на человеке и через пять, и через десять лет. Ты это понимаешь?!

– Я не был в Смертном скиту. – Март опустил голову. – Свитки мне давал читать один… один друид. Только… я обещал тогда никому не называть его имени, если… если попадусь.

– Надеюсь, это был не Книгочей? – спросил уже более спокойным тоном Травник.

Збышек отрицательно замотал головой.

– В таком случае я знаю, кто это, – заявил Травник. – В Смертном Скиту был только один друид, который ведал древними рукописями и свитками. Это был Ткач, верно?

Март кивнул.

– Ткач?!!

Коростель увидел, что лицо Эгле покрылось смертельной бледностью, даже губы ее побелели. От обоих друидов тоже не укрылась перемена в лице девушки. Збышек с тревогой смотрел на Эгле, Травник поднял брови.

14
{"b":"6040","o":1}