ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Новые правила. Секреты успешных отношений для современных девушек
Искажение
Первый шаг к мечте
Соблазню тебя нежно
Заповедник потерянных душ
Как любят некроманты
Самоисцеление. Измените историю своего здоровья при помощи подсознания
Взлом маркетинга. Наука о том, почему мы покупаем
Пепел и сталь
Содержание  
A
A

Коростель осторожно обернулся, подложив под голову Эгле ладонь. Марта, к счастью, в комнате уже не было – ему досталась предутренняя стража. Травник крепко спал, редко и глубоко дыша. Ян успокоенно повернул голову, но руку не убрал, побоявшись, что разбудит девушку. Невольно он залюбовался Эгле.

Длинные ресницы, мягкий овал лица, круглый подбородок и пухлые щеки, словно подернутые дымкой самого крепкого на свете рассветного сна, – все это делало и без того привлекательную девушку удивительно красивой во сне. Она была тонкая в талии, и вместе с тем от нее исходило такое домашнее тепло и сила молодой, крепкой и здоровой девушки, что Яну стало не по себе. Он тут же вспомнил, как вечером Эгле предпочла выбрать себе место для отдыха рядом с ним, и задумался.

Коростель и раньше замечал быстрые взгляды, которые изредка бросала на него принцесса лесных ужей, как в шутку, смеясь, иногда называла себя Эгле. Ее ужа по имени Клевер со времени их первой встречи на лесной поляне Коростель видел всего раза два. Для него всегда оставалось тайной, куда эта змея периодически исчезала: Ян мог поклясться, что в лодке, которая привезла их на Остров Колдун, никакого ужа не было – ему просто некуда было бы спрятаться, если только не в маленькой корзинке, с которой правнучка Верховной друидессы никогда не расставалась. То ли змей был какой-то заколдованный и появлялся лишь тогда, когда этого желала его хозяйка, то ли он обладал способностью просачиваться в самые мельчайшие щелочки жизни и затаиваться там, пока не услышит зов своей юной повелительницы…

Коростель был уверен, что мимолетные, но красноречивые признаки внимания, которые оказывала ему Эгле, имели своей целью позлить бедного Марта, дружески изводить которого, похоже, доставляло девушке немалое удовольствие. Он считал, что она излишне жестока по отношению к молодому друиду. Тот явно был влюблен, пусть и несчастливо. В таких случаях Коростель всегда говорил себе: это не мое дело, не вмешивайся и, упаси тебя Боже, давать советы. И старался вспоминать Руту. Поэтому не сразу, чтобы ненароком не разбудить девушку, Коростель потихонечку убрал ладонь, отодвинулся и успокоенно закрыл глаза. Впрочем, до утра уснуть Ян больше так и не смог.

Март, неся охрану, несколько раз проходил мимо избушки, заглядывая в окна. Что он видел и чего нет – так и осталось тайной, во всяком случае, наутро Март помалкивал. Он по-прежнему продолжал сверлить сумрачным взглядом Ткача и Рябинника.

Пополнившийся отряд друидов Травник решительно разделил по своему усмотрению, и трудно было не согласиться с его выбором. Первую пару составили Март и Эгле, вторую – Ткач и Рябинник. Травник и Ян выступили вслед за ними. Поиски Книгочея и Снегиря продолжались.

Когда неравнодушные друг к другу девушка и парень вместе путешествуют по лесу, они обязательно либо подружатся еще больше, либо в скором времени рассорятся в пух и прах. Слово пошло за слово, неосторожное предположение натолкнулось на возмущенный отпор, ирония, обида, язвительное замечание, и, наконец, насмешка – все это обычные слагаемые обычной ссоры, время которой – от минуты и до целой жизни, что, правда, бывает реже. Так или иначе, но спустя каких-нибудь пару часов Збышек и Эгле стали все больше расходиться по лесу, делая все большие паузы перед тем, как бросить друг на друга очередной косой взгляд. Кусты и заросли вовремя подвернувшихся орешника и сирени способствовали тому, что скоро оба потеряли друг друга из виду. Самому же окликнуть того, кто так к тебе несправедлив, уже мешал тот упрямый барьер, который так часто лежит у нас между умом и сердцем.

Травник и Ян разошлись позже, предварительно договорившись о месте, куда они должны были выйти после тщательных поисков. В свое время Травник, Март, Коростель и Эгле внимательно рассмотрели и изучили ближайшие окрестности южной части острова с одного из высоких холмов, показавшихся им удобной точкой для наблюдения. К слову сказать, левее их по уговору должны были выходить Март с Эгле, а справа, ближе к берегу моря, было место ожидаемого появления Ткача и Рябинника. Напоследок Травник посоветовал Коростелю держаться левее и выходить к морю лишь в том случае, если он явно начнет плутать.

Желтые друиды сразу опередили всех, и скоро Ткач с Рябинником вышли далеко вперед и стали обходить по дуге Яна и Травника. Расчет их был верен – они действовали, как и договорились с самого начала. Одно было неясно Рябиннику: зачем стоило идти в дом открыто, втираться в шаткое доверие, ночевать вместе со своими будущими жертвами и теперь тратить время, шатаясь по лесам, подкарауливая каждого по одному. Однако на законный интерес и неудовольствие Рябинника, которые тот высказал напарнику, Ткач самодовольно похлопал приятеля по плечу и заметил:

– Вот именно поэтому я тут и старший. Надо всегда уметь видеть на несколько шагов вперед, приятель! Просто убить эту рвань можно, но это мало что нам даст. В игре соперник порой раскрывает такие козыри, которые неплохо иметь в будущей схватке с гораздо более сильным и опасным соперником. За этот вечер я кое-что сумел разнюхать, и, черт возьми, игра начинает казаться мне вполне интересной. Во всяком случае, уж поверь моему опыту, она того стоит!

Что это был за будущий соперник для Ткача, Рябинник догадывался. Сейчас ему оставалось только решить: на чью сторону встать в последующем и по-настоящему последнем противостоянии. А в том, что Птицелов не оставит их в покое даже после того, как его задание будет выполнено, рябой друид не сомневался. Проклятый колдун слишком любил игры, цель которых не ограничивалась единственным, пусть даже и смертельным ударом. Правда, у Рябинника был и козырь для собственной игры – его разговор с Птицеловом перед их уходом с Ткачом на остров. Но со своим выбором молчаливый друид решил пока не спешить – предстоящие события неизбежно все поставят на свои места, а кое-что – прояснят для него самого.

«Все-таки я, похоже, заблудился» – с досадой, которая бывает лишь первым маленьким шажком к отчаянию, подумал Ян. Сейчас он мучительно решал: обойти ли правее и взять в сторону моря, от чего его настойчиво предостерегал Симеон, либо дальше продираться сквозь колючие заросли малины. Здесь, к счастью, не было риска встретиться с их самым опасным бурым завсегдатаем. «На островах медведи не живут» – успокоил сам себя Коростель, но суть его рассуждений неизбежно сводилась, увы, к одному: блуждай, не блуждай, а все равно надо выбираться к берегу – там со скал можно и оглядеться.

Однако малоприятная перспектива снова лезть в колючки его вовсе не устраивала, и Коростель отправился в обход. На его пути был раскидистый дуб, и, огибая дерево, Ян некстати запнулся о выступающий из земли могучий корень. Он с трудом удержался на ногах и в ту же секунду почувствовал, как в спину ему уткнулось острое лезвие ножа.

– Стой и не шевелись, – услышал он шепот. Голос показался Коростелю знакомым – опять эта постоянно сдерживаемая интонация… Интонация бахвальства!

Больше он понять ничего не успел, потому что его сзади ударили ребром ладони по шее, и Ян как подкошенный рухнул под дерево в высокую траву.

В себя он пришел довольно быстро – тело должно было дышать, легкие требовали воздуха, а горло словно сжимали давящие тиски. Руки Коростеля были крепко связаны за спиной так, что локти поднялись выше лопаток, чуть ли не до плеч, и от этого горло болело еще сильнее. Рот был забит чьим-то грязным платком, и Ян отчетливо чувствовал горько-сладковатый запах то ли табака, то ли какого-то другого нюхательного зелья. Даже кашлять было трудно, хотя Ян и попробовал.

– Ну, вот, – склонился над ним Ткач. В его глазах были искорки каких-то сумасшедших смешинок. – Что же теперь с тобой делать, дружище?

В голосе долговязого друида Яну послышались нотки даже некоего сочувствия, но глаза Ткача обмануть не могли. Коростель отчетливо понимал: он собирается меня убить! Видимо, непроизвольно Ян сделал какое-то движение связанными руками, потому что Ткач тут же схватил его за подбородок и потянул вверх.

25
{"b":"6040","o":1}