ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Воин был весь в крови, он ею буквально истекал, и, тем не менее, он, не обращая внимания на валяющиеся рядом мечи, прижал к груди руку, которой касался Книгочея, и опять что-то прокричал срывающимся голосом. Из-под пальцев воина ударил тот же самый – белый свет, ослепительный даже днем, и он осторожно отнял от своей окровавленной груди маленькую коричневую птицу. Это был воробей. Подвижный самец с умным, живым взглядом маленьких глаз-бусинок. Воин протянул трясущуюся руку, воробей вспорхнул с ладони и взмыл куда-то высоко-высоко, тут же пропав из глаз. Шедув среагировал мгновенно: выбросил руку, из которой в небо ушел маленький диск, сверкнувший на солнце остро отточенными гранями. Но полет воробья был так стремителен, что смертоносный диск просвистел далеко от птицы и скользнул в воду за паромом без единого всплеска, как нож в горячее масло. А воин тихо опустился на дощатый причал и ничком упал на бок. Псоглав сделал к нему несколько шагов, но его остановил подбежавший Шедув – из груди воина показался и заструился к небу легкий белесый дымок, в который все больше вплетались жирные черные хлопья. Книгочей видел, как клубы дыма становились все гуще, и, наконец, полыхнуло пламя, окутавшее лежащую темную фигуру. Странное дело: от огня совсем не ощущалось тепла, хотя он был точь-в-точь как настоящий, земной, только – холодный и бесшумный, словно огонь заклятий. Души по-прежнему в страхе безмолвно жались к бортам парома. Отпущенник покачал головой.

– Я должен был в нее попасть…

– Куда полетела эта колдовская птица? – Паромщик опустил окровавленные руки в большую бочку с водой, стоящую на платформе, и отмачивал там истерзанные ладони.

– Думаю, обратно, – пробормотал Шедув, прищурившись, оглядывая горизонт.

– Разве Посмертие ее выпустит? – недоверчиво прорычал псоглав.

Шедув перевел взгляд на Книгочея, который медленно брел по причалу, держась за грудь. Обернулся к паромщику:

– Может, и не выпустит. Но она знает дорогу. Иначе к чему все это?

Книгочей подошел, пошатнулся, ухватив Шедува за плечо. Тот его поддержал крепкой, гибкой ладонью.

– Что… это было? – устало спросил Патрик. Лицо его сейчас не выражало ничего, кроме равнодушия, как у смертельно уставшего человека, который вот-вот свалится тут же и заснет беспробудным сном.

– Это зорзы, – сухо сказал отпущенник. – Они приходили за тобой и теперь взяли твой след.

– Что это значит? – одними губами прошептал Книгочей.

– Это значит, что они придут, – ответил Шедув. – И очень скоро.

Книгочей махнул рукой – он так устал, что ему сейчас было уже все равно. Псоглав нерешительно покосился на отпущенника.

– И что мы будем делать?

Шедув сплюнул на причал. Это совсем не вязалось с его образом молчаливого и культурного собеседника, знатока коротких и мудрых «изречений души». Но отпущеннику сейчас на это было наплевать.

– Отправляй паром, Гар. Время не должно останавливаться надолго. Вместо него тут останемся мы.

– Ждать гостей? – через силу сделал попытку улыбнуться Книгочей.

– Ждать.

Ответная улыбка Шедува была как у кошки: поднялись только краешки губ – и все. Друид махнул рукой и побрел, стараясь обойти кучу угольев, подбирать мечи. В скором времени они должны были понадобиться.

ГЛАВА 12

ОДИНОЧЕСТВО КАМНЯ

– Сначала я хотел принести свои извинения, что не сумел вас встретить согласно, как говорится, законам гостеприимства, – пояснил гость, прихлебывая уже вторую чашку наваристого смородинового чая. – Но потом понял, что вы в них и не нуждаетесь. И в доме, смотрю, уже освоились.

Незнакомец покосился на длинную веревку рубах и курток, которые сушились на подворье.

– Вот я и решил, когда воротился на остров, поначалу присмотреться к вам до поры, до времени. Поэтому и в дом наведаться не спешил.

– Между прочим, ваша избушка и так не производила впечатления такой уж сильно обжитой. Пыли и грязи, которую я отсюда вымела, хватило бы на добрую конюшню, – не преминула огрызнуться Эгле. – Поэтому лучше бы за чистотой следили, да и окна давно уже надо было чем-нибудь затянуть, если уж у вас нет стекла или, на худой конец, рыбьего пузыря.

– Все это суета, суета, – пробормотал незнакомец, спаситель Коростеля. – Хотя вину свою с себя не снимаю, и впредь буду поаккуратней.

– А пока расскажи-ка нам, любезный, кто ты есть и почему этот дом своим называешь? – потребовал Травник, и все одобрительно закивали и захмыкали, мол, давай-давай, расскажи, а мы послушаем.

Незнакомец скорчил страдальческую мину, да делать было нечего: вид четырех вооруженных и весьма решительно настроенных людей убеждал лучше любых аргументов. Поэтому гость поначалу истребовал еще одну чашку чая, к которой, однако, не притронулся, а рассеянно отставил ее в сторону и первым делом заявил:

– Своим я этот дом называю, потому что он теперь мой и есть. А построили эту избушку, насколько я знаю, еще до побоища, по приказу одного командира балтов, светлая ему память и всяких благостей на том свете. Между прочим, срубили этот дом в очень короткий срок, а стоит до сих пор как новенький.

И незнакомец неожиданно со всего маху заехал носком рваного сапога в стену, да так, что на столе звякнула чашка.

– Видали? – удовлетворенно воскликнул он. – Вот как таинники у балтов всегда строили, не чета нынешним работным людям: им что строить, что в носу ковырять. А вы про побоище-то, надеюсь, слыхали?

– Как не слыхать, – голосом былинной бабки-ведьмы откликнулся Март. – Тут на каждом шагу напоминание найдешь. А вот все-таки скажи, к примеру, по какой части ты тут обретаешься? Да и как звать своего спасителя вот наш Ян очень бы хотел знать.

– Что с вами делать, – развел руками гость и улыбнулся. – Придется, видно, сказывать. Звать меня Гуннаром, обретаюсь я все больше по купецкой части, а на острове этом частенько отдыхаю от трудов своих тяжких.

Друиды, однако, смотрели недоверчиво, а Эгле только скептически хмыкнула.

– Зря не верите, между прочим, – вздохнул Гуннар. – Человек я неженатый, семейством да хозяйством не обременен, а что еще в жизни надо, как не отдохновение в глуши, где ты сам себе хозяин?

– Надо-то в жизни многое, – иронически заметил Травник, – да и больно горчат что-то твои радости жизни, почтеннейший. Уж слишком гиблое место ты выбрал для своих отдохновениев – сплошное кладбище. Не ровен час, ночью из курганов гости пожалуют – про остров-то этот всякое сказывают.

– Никого тут нет, – убежденно сказал Гуннар, – уж поверьте мне, не один год здесь бываю. Все это бабьи бредни да россказни рыбаков и травознатцев. Последние – не без умысла, между прочим.

– А что такое? – невинным тоном, совсем, как это умел делать Снегирь, осведомился Март.

– Говорят, что возле острова морская рыба уж больно хороша, промысел тут богат: скумбрия, палтус, сельдь опять же.

– А травознатцы что бают? – не унимался с расспросами Збышек.

– То-то и оно, что бают. Опять все сказки да выдумки. Говорят, что на острове растет трава редкая, снежный корень под названием. Да только врут все, думаю.

– Почему же врут, вовсе нет, – улыбнулся Травник. – Есть такая трава, снежный корень, ее еще иногда зовут корень снов. Сок у нее такой белесый, как у молочая, и порождает сон крепкий, но с видениями. Я слыхал о таком корне от верных людей, правда, самому находить не приходилось. А растет он как раз на островах, потому как любит сосновый лес и морской воздух – какая-то в нем есть для этого корня польза.

Ты вот, похоже, тоже любишь сосновый лес – а в свой собственный дом, если верить твоим словам, зайти боишься, гостям незваным допрос учинить. Между тем, нашего Яна ты от смерти спас, но и сам сбежал – отчего бы? И какая судьба выпала тому, кто его убить хотел? Вот что нас интересует, а не твоя селедка да камбала.

Гуннар вздохнул и посмотрел на друидов, как виноватый ученик, не подготовивший домашнего задания, глядит на учителя, ожидая неминуемой трепки.

36
{"b":"6040","o":1}