ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Но все-таки, Симеон, – упрямо стоял на своем Март. – Неужели даже у такого ключа не может быть своей сущности?

– Дело не в этом, Збых, – покачал головой Травник. – У каждого ключа всегда одна и только одна сущность.

– Какая? – чуть ли не в один голос воскликнули Ян и Март, а Эгле, хоть и промолчала, но и она, ясное дело, этим живо интересовалась. Только старалась сейчас не подать виду, чтобы мужчины и без того сильно не задавались.

– Какая-какая? – Книгочей весело прищурился, после чего сделал пальцами быстрый полуоборот. – Вот какая! Каждый ключ, будь он хоть тридцать три раза магический, призван всегда совершать только одно дело – открывать. Открывать замок, понимаете меня?

– А где же этот замок? Ну, тот, к которому подходит ключ Коростеля? – озадаченно пробормотал Март.

– Ключ от Дерева… – тихо сказала Эгле, и все замолчали.

– Ты уже ответила на вопрос Марта, девочка, – нарушил общее молчание Травник и тут же мягким жестом остановил готовое вырваться у нее восклицание. – В неразлучной паре замок-ключ замок всегда первичнее. В конце концов, ключ – это всего-навсего кусок железа. К замку чаще всего можно подобрать другой ключ или просто-напросто сделать новый. А вот найти замок, которому соответствует твой ключ, очень и очень трудно, а чаще всего – и невозможно.

– Получается, что мы уже нашли замок к ключу Яна? Это и было дерево, или правильнее сказать – Сила Древес, – глаза Марта готовы были загореться победным торжеством. – Ключ Коростеля как раз и стал тем самым ключом, который открыл замок – дудочку Коростеля или Молчуна, не знаю уж, чья там она у них на самом деле. А на этот замок и была заперта Сила Древес, верно!

– Может быть, Збышко-мишко, – согласилась Эгле, которая сразу посерьезнела. – А, может быть, ключ просто подошел, как сказал Травник.

– Вы забываете, друзья, – покачал головой Травник, – что все это – слишком большая цепь случайностей, и на самом деле ключ Камерона может быть совсем от другого замка. Я не исключаю и возможности того, что этот ключ подходит к нескольким разным замкам. Хотя это и маловероятно.

– Знаешь, Симеон, – сказал Ян, пристально глядя на друида. – Мне кажется, что ты уже все для себя с этим ключом решил, только нам этого почему-то не говоришь. Верно, Март?

Молодой друид не сказал ни слова, но после короткой заминки утвердительно кивнул. Травник улыбнулся и потрепал Яна по плечу.

– И да, и нет, парень. Я даже для себя еще ничего не решил, но, пожалуй, склоняюсь к мысли, которую еще никто из вас не высказал.

– Тогда говори, – строго велела Эгле, и ее тон так напомнил старую друидессу Ралину, что все, даже включая Коростеля, никогда в жизни не видавшего Властительницы Круга, весело рассмеялись.

– Понимаете, друзья, – начал Травник, – я думаю, что дело здесь вовсе не в ключе. Или, если хотите, не только в нем.

– В чем же? – сразу напрягся Коростель.

– Не в чем, а в ком, – поправил его Травник. – Дело в тебе, Ян. Камерон ни за что бы не оставил свой посмертный дар совсем не известному ему парню. Что-то он о тебе знал. Правда, этого я уже не знаю, и сам, еще со дня нашей с тобой встречи, дружище, ломаю над этим голову.

– Ну, знаешь, Симеон! – возмущенно протянул Коростель. – Я простой человек, самый обычный сельский парень, который до встречи с вами никогда не водил никаких дел со всякими колдунами или волшебниками. А тем более – с друидами.

– Ты – простой человек? – прищурился Травник. – Да что ты, Ян Коростель! Ты и впрямь так думаешь?

– Конечно, – парировал Ян, – а кто же еще?

– А что вообще такое – простой человек? – уставил на него перст удивленный Травник. В эту минуту друида было не узнать – горящие, вдохновенные глаза, взволнованный голос, порывистые движения. – Мы все так хотим быть окружены хорошими, простыми людьми, но вот сами отнюдь не хотим быть таковыми. А вот, к примеру, Збых – простой человек? А Эгле?

Коростель молчал.

– Никогда не надо прибедняться, и тем более – бить себя кулаками в грудь. Ты был избран Камероном, и выбор его вовсе не случаен – победить Силу Древес мало кто на свете способен. Пусть ты не победил ее напрямую, но ты нашел способ. В любом случае, все замыкается на тебе. И Птицелова интересуешь из всех нас, прежде всего, ты, Ян Коростель, что бы ты ни думал об этом. Потому-то он и вернул тебе ключ, что понял – у этого ключа может быть только один хозяин. А быть хозяином тайны – это, знаешь ли, всегда – нелегкий груз, Ян. И, к тому же, большая ответственность.

Травник отхлебнул воды из кружки и вытер губы.

– Между прочим, у меня из головы нейдет тот давешний рыбак, помните, у которого мы ночевали, когда только выходили из Подземельных краев?

– Точно, – подтвердил Март. – Помню, тогда кто-то еще из нас сказал, что сквозь него словно бы другой человек проступает. А Яну он вообще отца напомнил – Янек поначалу их даже спутал!

– Не знаю, – задумчиво сказал Коростель. – Теперь мне уже кажется, что он на моего отца совсем и не был похож… А вот тогда, в первый миг, как я его увидел, наоборот – думаю, точно, он! Ну, может, только постарел немного…

– А мне показался знакомым напротив как раз тот, что проступал сквозь его обличье, – покачал головой Травник.

– Ты понял, кто это мог быть? – в упор спросил Збышек, и, странное дело, Травник чуть ли не впервые, сколько его знал Коростель, смутился.

– Сначала мне показалось, что да, – пробормотал Травник. – Я, как и Янек, – даже готов был в тот миг броситься ему на шею. А потом…

– Что – потом? – Яну вдруг показалось, что он словно балансирует на грани пропасти, и разгадка многих тайн и странностей, над которыми Коростель так часто ломал голову по ночам, вот она – рядом.

– В общем, я было, подумал, что это – Камерон… – вздохнул Травник и поставил порожнюю кружку вверх дном.

– Дела… – протянул Март, и наступила тишина.

– Но он же мертв! – нерешительно пробормотал Коростель и смолк, не почувствовав поддержки.

– А я его мертвым и не видел! – ни с того, ни с сего чуть ли не закричал Травник, в сердцах треснул кружкой о стол и вышел из комнаты.

Коростель вдруг вспомнил, с чего все это началось: как он пошел с друидами, послушав Травника, давшего ему надежду найти родителей, как он встретил в жизни человека, очень похожего на его отца внешне.. И как в тот миг он почувствовал, что давно уже идет с ними – Травником, Мартом, Книгочеем, Снегирем, Лисовином, Молчуном – совсем не как проводник, а как кто-то, такой же, как и они – ищущий, мятущийся, встревоженный, и в своих поисках других отчаянно пытающийся найти себя. Но вместо этого он нашел Руту…

Ян подумал, что и в самом деле надежда найти его отца или мать, наверное, уже давно растаяла в его сердце, сменившись новыми, чего греха таить, более реальными мечтами. В том, что Привратники – и Светлый, и Темный – не нашли его родителей в своих вотчинах, он, в отличие от Травника, не видел для себя никакой надежды. Наверное, его отец и мать просто сгинули в горниле странных событий, клубок которых ему распутать было явно не под силу. Коростель не знал и того, что привело смертельно раненого Камерона в его дом. Почему именно после этой встречи началось это противостояние, и зачем ему был отдан предмет, смысла которого не понимал никто – ни он, ни его друзья, ни даже Травник. Ключ Камерона для всех уже понемногу становился ключом Коростеля, а он по-прежнему никак не мог понять, что же заставило этот ключ единожды выручить его, а значит – и всех остальных. А их уже становилось все меньше…

Март встал, бросил быстрый взгляд на Эгле и пошел искать чего-нибудь поесть – в животе у несчастного поэта уже давно бурчало самым неприличным образом.

Симеон сидел на берегу озера у маленького холмика, на котором лежал камень удивительной красоты, с темно-красными и фиолетовыми прожилками. Казалось, что внутри камня удивительным образом застыли сок граната и брызги черники. Камень на могилу Патрика притащил откуда-то Хрум, и нужно было знать кобольдов, чтобы оценить этот поступок тяжелого на подъем подземного обитателя. Более того, кобольд наотрез отказался от платы за то, что он нашел место, где зорзы бросили тело Книгочея, сказав, что за мертвых друидов денег не берет. Травник сидел у могилы Патрика и мучительно размышлял.

58
{"b":"6040","o":1}