ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Кукольник внимательно осматривал огненное кольцо, в то время как его напарник Коротышка пританцовывал поодаль, так что на его шутовском одеянии позвякивали все колокольцы, которые он невесть зачем, по выражению Кукольника, присобачил. Маленький зорз выделывал такие замысловатые па, что Лисовин даже сплюнул от восхищения. Друид внимательно наблюдал за врагом из укрытия – неглубокой ямы, которую он вырыл за одной, явно фальшивой могилой. Ее, по-видимому, в свое время воздвиг сам себе кто-то из друидов в надежде ускользнуть из опостылевшего леса даже таким странным путем. А может, это было свидетельство хитрости кого-то из высших друидов Круга, которые не поскупились на церемонию, чтобы тихо и негласно забрать того или иного ученика из Служения. Во всяком случае, судя по рунам, которые за томительные минуты ожидания нападения силился прочитать Лисовин, здесь должен был лежать один из представителей так называемых Желтых друидов, о которых в друидских скитах ходили самые разные и, по большей части, весьма смутные слухи. Так или иначе, эта могила была пуста – в этом Лисовин убедился, когда сбоку вдруг обвалился большой пласт земли. Перед ним тут же открылась длинная пустая ниша, в которой полагалось находиться бренным останкам ее печального обитателя. Лисовин даже некоторое время увлеченно рыл своим широким кинжалом в сторону возможного сдвига могилы из-за движения почвы или размыва бесконечными весенними дождями, но результат был тот же – могила явно была фальшивая, если только кто-то не позаботился убрать труп. Но кому мог понадобиться мертвый друид в Лесу его служений?

Потратив несколько драгоценных минут на раздумья, Лисовин решил отложить решение этой загадки на потом и обязательно посоветоваться со старой друидессой. Если останемся в живых, мысленно добавил он и с удвоенным вниманием стал следить за зорзами. Бородач положил рядом лук и вновь посетовал, что Молчуна нет с ними рядом. Тем временем в поле на почтительном расстоянии от огненной дуги появились двое воинов. Чудины принесли Кукольнику большой мешок из грубой, крепкой материи, положили его у ног зорза и почтительно склонились, ожидая дальнейших распоряжений.

Кукольник опустился на колени и стал развязывать мешок. Лисовин мысленно чертыхнулся: трава была слишком высока, и друид не мог видеть содержимое мешка, которое зорз начал выкладывать наземь. Судя по движениям Кукольника, он достал оттуда пять или шесть различных предметов, которые разложил отдельно друг от друга.

– Что это он делает? – тихо шепнула друиду на ухо незаметно подкравшаяся друидесса.

– Что-то достает, а что – пока не пойму, – ответил друид, продолжая напряженно вглядываться в траву. Но сквозь стебли в свете костра и огненной окружности были видны только несколько разноцветных пятен.

– Эй, птица, – прошипела Ралина, призывно махая Гвинпину. Тот осторожно выглянул из-за своего укрытия и вразвалочку подобрался к друидам, стараясь не показывать над травой ни одной части своего круглого тела. Подойдя, он почтительно замер, потупив взор и стараясь никому не показывать отчаянно бегающих от страха глаз.

– Это твой бывший хозяин? – Ралина кивнула на зорза, продолжавшего копаться в мешке.

Гвинпин послушно кивнул. Тем не менее, состояние куклы не укрылось от старухи.

– Ты чего дрожишь, как осиновый лист? – с напускной сердитостью одернула она Гвинпина. – Раньше надо было думать, когда надумал прибиваться к лесным служителям. Тебе же с самого начала должны были сказать, что увеселений и приятных прогулок можешь не ждать, верно?

Гвинпин вновь кивнул, как большая нахохлившаяся ворона. Друидесса посмотрела на него почти ласково.

– Ну, а коли так, то и бояться не след. В обиду мы тебя не дадим. А пока ответь на один вопросец. Что может быть у этого зорза в таком большом мешке?

Гвинпин на миг задумался, однако тут же отогнал нахлынувшее желание слегка поумничать и неуверенно проквакал:

– Если мешок заплечный, то там у него, скорее всего, хранятся куклы.

– Так, – удовлетворенно отметила друидесса. – Тогда скажи мне, сударь, для чего, к примеру, мог бы понадобиться твоему Кукольнику его бродячий театрик сейчас, когда по всем статья предстоит бой, и вовсе не легкий, как мне думается? У него там что – только куклы, или еще и другие причиндалы? Занавеси, декорации, складная ширма?

– У него там сверху должны лежать куклы, – пролепетал Гвинпин.

– Понятно, – ответила друидесса. – Непонятно другое: он что, собрался нам тут представление показывать? Я, вообще-то, комедиантов не очень люблю, да и прежде, признаться, не особо жаловала.

– Я не знаю, госпожа, – честно признался Гвиннеус, впервые назвав так старую друидессу.

– И то ладно, – вздохнула старуха. – Слышь, Лисовин, что там этот зорз сейчас делает? И что поделывают остальные, покуда этот злыдень в куклы по ночам играется?

– Он что-то держит в руках, – ответил друид и тут же встревожился, – и уже идет к нам, госпожа.

– Подпусти его на выстрел, а потом бей, – сурово молвила Ралина. – Я, кажется, поняла, что он затеял.

Он быстро сотворила из пальцев колечко и легонько дохнула сквозь него. Большая окружность вокруг кладбища немедленно вспыхнула ярким огнем, который взметнулся чуть ли не до неба, но было уже поздно. Кукольник размахнулся и дважды швырнул что-то высоко над огнем, так что брошенные им предметы приземлились среди могил далеко за спинами друидов и Гвинпина. Лисовин повернул назад искаженное гримасой ярости лицо. Он ухитрился разглядеть один из подарков зорза, и, надо сказать, сейчас не ждал от него ничего хорошего.

– Куклы! – заорал он. – Зорз бросил к нам сюда своих чертовых кукол!

– Сама знаю, – проворчала друидесса, умудрявшаяся в любой ситуации сохранять присутствие духа. – По всей видимости, он их оживил своими заклятиями. Но не беспокойся, я их встречу. А ты смотри за чудью – похоже, они там опять зашевелились.

Лисовин кивнул, а друидесса осторожно поползла назад, удивительно сноровисто для своих преклонных лет и абсолютно бесшумно. В ту же минуту над ее головой с шумом пронеслись еще два-три свертка или мешка, а затем – что-то длинное, бесформенное, больше всего походящее на гигантский сложенный веер или зонт исполинских размеров. Друидесса издала яростное восклицание навроде ругательства и замерла. Гвинпин смотрел ей в спину, не зная, что ему сейчас делать. Наконец он решился и быстро прокатился боком по траве, присоединившись к Ралине. Та встретила подмогу с ободрением и тихо шепнула ему, чтобы не высовывался и сидел пока в траве смирно. А из глубины кладбища к ним уже змеились в траве два быстрых ручейка– куклы действительно были живые.

За всю свою театральную карьеру Гвинпин такого еще не видел ни разу. Из высокой травы вынырнул деревянный мышонок, вооруженный маленькой игрушечной сабелькой и полным ртом тонких и острых, как иголки, зубов. Он передвигался в траве точь-в-точь как его собратья, созданные из плоти и крови Повелителем полевых мышей – травинки только слегка покачивались над ним. Мышонок стремительно изменил направление и, в мгновение ока обогнув Ралину слева, бросился в атаку. Первым же прыжком он вскочил друидессе на ногу. «Сейчас завизжит!» подумал Гвинпин. Мышонок же стремительно помчался вверх, норовя укусить старуху в лицо. Сабелька была приторочена к его боку, затянутому в щегольский голубой мундирчик с кистями, одета в ножны и совершенно не мешала этому исчадию тьмы носиться с необычайной скоростью чуть ли не отвесно, молниеносно перебирая крохотными лапками с острыми коготками. Друидесса завизжала почти на минуту с опозданием, по сравнению с прогнозами Гвинпина. Женская природа все-таки дала о себе знать: старуха вновь отчаянно завопила и принялась в ужасе стряхивать с себя серого бесенка. Тот отчаянно цеплялся коготками за складки ее одежды, а из травы уже выскочила кукла в роскошном капоре и длинном платье с оборками. Подхватив юбки, кукла на всей скорости врезалась в Гвинпина, взиравшего на сцену с мышью, так что тот сильно закачался, как игрушка-неваляшка, и едва не полетел наземь вверх тормашками. Это была Клементина, самая любимая кукла Гвинпина во всей деревянной труппе!

72
{"b":"6040","o":1}