ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Скиталец
Вата, или Не все так однозначно
Заговор обреченных
Не плачь
The Mitford murders. Загадочные убийства
Управление полярностями. Как решать нерешаемые проблемы
Земля лишних. Горизонт событий
Отель
Лувр делает Одесса
Содержание  
A
A

Черной лентой, как распрямившаяся пружина, Клевер вылетел перед Яном, и в полутьме ярко сверкнул его серебряный обруч королевского достоинства. Амра остановился и грозно заворчал, почуяв колдовского сородича. Ответом ему было великолепное шипение; казалось, все змеиное население окрестных лесов сползлось сюда, дабы поупражняться в совместных змеиных песнях. Ящер яростно зарычал, забулькал и сделал попытку зацепить змею лапой, забыв, что она у него слишком короткая для таких занятий. Клевер увернулся и стрелой кинулся ядозубу прямо в морду, целя повыше пасти прямиком в глаза. Коростель на всю жизнь запомнил смертоносный бросок королевского ужа. Правый глаз огромной ящерицы лопнул, как гнилое яйцо, из него брызнула грязно-белая жидкость, а Клевер уже восседал на поверхности широкой плиты, покачиваясь и гипнотизируя амру. Но лишившийся глаза ящер только злобно шипел и бестолково мотал огромной тяжелой башкой из стороны в сторону, в бессильной злости ища своего юркого обидчика.

К этому времени Ян уже пришел в себя и судорожно озирался в поисках камня потяжелее. Валявшиеся рядом небольшие осколки базальта вряд ли представляли серьезную угрозу для ящера, шкура которого явно была твердой как панцирь, но неподалеку от изрядно развалившегося левого угла плиты Коростель приметил вполне подходящий увесистый обломок с восхитительно острыми краями. Выбрав момент, когда ядозуб стал неуклюже поворачиваться, чтобы атаковать бесстрашного ужа, Коростель как заяц метнулся к плите и подхватил вожделенный камень. Он оказался еще тяжелее, чем предполагал Коростель! Предвкушая месть и бормоча про себя самые воинственные из всех известных ему слов, Ян осторожно подкрался к чудищу сзади и, ухватив свое оружие для надежности обеими руками, взмахнул им над амрой.

Но оставшийся целым другой глаз ядозуба видел отменно. Амра в мгновение ока развернулся и злобно плюнул Коростелю прямо в лицо, тут же проворно отпрыгнув от человека. Затем в считанные мгновения произошло множество событий.

Яна спасло от неминуемой смерти то, что он уже опускал камень над телом ящерицы. Ядовитая слюна амры попала в камень, и хорошо еще, что его немалые размеры уберегли лицо и руки Коростеля – на таком коротком расстоянии ядозуб не знал промаха. Камень в буквальном смысле спас Коростеля и тут же обрушился чудовищу на заднюю лапу, кости которой его тяжесть и острые сколы должны были сокрушить наверняка. Амра злобно зашипел, с усилием выдернул лапу из-под каменного обломка и тут же с ненавистью бросился на своего обидчика. Коростель, видя, что он остался безоружным против смертельно ядовитого исчадия тьмы, отскочил, едва не грянувшись на спину, повернулся и бросился бежать прямиком в открывавшуюся перед ним черную галерею, моля провидение уже второй раз за этот день, чтобы внутри подземного хода тут же не наткнуться на тупик. Ядозуб приподнялся на трех ногах и, приволакивая разбитую заднюю лапу, молча пустился в погоню за Яном. Коростель оглянулся на бегу и прибавил ходу, тут же скрывшись в темной галерее. Спустя несколько мгновений туда же вбежал, шипя и ворча, ядозуб, и площадка опустела, если не считать ужа, который ошеломленно смотрел вслед, все так же покачиваясь от недоумения.

Коростель стремглав мчался по коридорам, чувствуя за спиной учащенное дыхание чудовища. Такое существо не могло ему присниться даже в самом страшном сне. К тому же дьявольская тварь оказалась поразительно живучей, чего нельзя было сказать о самом Коростеле.

И без того изнуренный тяжелой дорогой в каменных норах, Ян очень скоро почувствовал, что начинает быстро уставать. Силы таяли стремительно, и Коростель, несколько раз обернувшись на бегу, заметил, что проклятая тварь почти не отстает и уверенно держится позади. К тому же дорога нигде не разветвлялась, а чувство, что он бежит в неизвестность и в любой миг может натолкнуться на глухую стену, было настолько острым и обессиливающим, что впору было отчаяться и окончательно упасть духом.

В подземном ходе с каждой минутой становилось все темнее, а ядозуб, будучи подземным обитателем, по всей видимости, прекрасно видел и в полной тьме. Что они тут только жрут, в сердцах подумал Коростель, и в тот же миг страшная догадка озарила его. Да вот именно таких, как он, глупцов ядозубы и пожирают! Как злые и зубастые волки в назидательных детских сказках! А по ночам, наверное, выбираются из своих подземелий и ловят всякое лесное зверье; с их ядом и свирепостью в щедрых на живность литвинских и полянских чащах они голодать не будут уж точно.

Между тем Коростель терял силы все быстрее, а амра по-прежнему пыхтел где-то позади и не отставал. Ян уже стал задыхаться и в очередной раз решил оглянуться, а затем уже, наверное, и остановиться; сердце бешено колотилось где-то возле горла и вдобавок предательски закололо в боку. Он обернулся и тут же на бегу ударился головой о каменный свод, который в этом месте резко опускался, чего сразу в темноте было не разобрать. Ян вскрикнул, повалился наземь, и его тут же закрутило юзом и потащило вниз – здесь подземный ход вновь вытягивался в какой-то длинный желоб, круто уходящий вглубь.

Сколько времени он летел, Ян вспомнить уже не мог. Несколько раз его подкидывало, швыряло о стены, словно он летел с ледяной горы в беспечном детстве. И, наконец, его вынесло на ровный каменный пол. Коростель жалобно застонал и с усилием поднял голову. Он лежал опять в узкой горловине лаза, той же ширины, как было и в самом начале его безумного пути. Но самое главное – прямо перед ним, в нескольких шагах долгожданной свободой зияло круглое отверстие, за которым был лес. Во всяком случае, то, что он успел разглядеть, более всего напомнило Яну стволы высоких деревьев. И Коростель скрипнул зубами, осторожно подтянул одну ногу, затем другую, и вновь, в который уже раз за эти сутки, пополз вперед. Все его тело отзывалось острой болью, у него явно было несколько легких вывихов, множество резаных ран на руках и ногах от острых камней, куча ссадин и ушибов. Но он все-таки полз, потому что позади была только смерть.

Последним усилием не столько тела, сколько воли он выпростал голову из отверстия и повис вниз головой, совершенно без сил. В тот же миг его внезапно подхватили несколько сильных рук, рывком вытащили из подземного хода и усадили на камни. Ян тут же безвольно съехал вниз, и его вновь рывком усадили обратно. У него все плыло перед глазами, и Коростель с трудом понимал, где он находится, что с ним происходит и кто эти люди, что сейчас окружили его, оживленно переговариваясь на странно знакомом ему гортанном наречии. Тут кто-то сильно ударил Коростеля по щеке рукавицей, в голове его немного прояснилось, и он поднял мутнеющий взор. Перед ним стоял зорз.

– Набегался, сердешный? – участливо покачал головой Колдун. – Ничего, сейчас передохнешь.

И он наотмашь, сильно и молча ударил Коростеля по лицу. Ян медленно сполз головой на камни, а Колдун брезгливо вытер рукавицу о полу овчинного полушубка и коротко махнул саамам. Союзные воины тут же залопотали между собой и кинулись к Яну. Один из них уже держал наготове крепкую веревку.

Внезапно один низенький саам что-то громко сказал, указывая рукой на ногу Коростеля, и вытаращил глаза. Затем охотник выкрикнул еще несколько слов, и союзные воины, как сговорились, тут же издали общий вопль ужаса. Все воины, что собрались вязать пленника, остановились как вкопанные и стали наперебой указывать друг другу на Коростеля, громко переговариваясь, как перепуганные и возбужденные деревенские мальчишки, впервые увидевшие прокаженного. Один из них уже чуть ли не тащил за руку Лекаря, который быстро шагал к ним, издали заприметив почти бесчувственного Яна. Тем временем Колдун раздраженно взглянул на размахивающих руками воинов и строго прикрикнул на них:

– Ну, чего уставились? Вяжите его, и дело с концом.

– Господин! – подбежал к нему низенький саам, на шее которого висело ожерелье из волчьих клыков. – Никто из воинов не подойдет к этому человеку.

26
{"b":"6041","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Солнце внутри
На первый взгляд
Бессмертники
Диалог: Искусство слова для писателей, сценаристов и драматургов
Карта хаоса
Трамп и эпоха постправды
Нойер. Вратарь мира
Алхимики. Бессмертные
Танки