ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– А я и не собирался устраивать всякие там рыцарские поединки, показные единоборства и прочую ерунду, – усмехнулся Птицелов. – Эти кодексы чести, я так думаю – плохое подспорье в настоящем деле. Они, знаешь ли, мешают результату! Жаль, что мы все-таки не убили старика, а только ранили. Впрочем, – он заговорщицки поднял палец, – иное ранение подчас бывает опаснее даже смертельной раны. Надо только хорошо знать, куда бить!

Коростель промолчал, но весь обратился в слух. Он уже знал, что Птицелов вновь намеревается использовать его в своей дьявольской игре, но отнюдь не собирался быть в ней послушной пешкой. Коростель поджидал только удобного момента, чтобы решить все. А потом, наверное, придется умереть.

Нападение на Камерона из засады в литвинских лесах, неподалеку от старой крепости Аукмер, зорзы готовили столь же долго, сколь и тщательно. Последние два дня пути старого друида до реки, неподалеку от которой стоял дом Яна Коростеля, Колдун с Коротышкой неотлучно следовали за Камероном на почтительном расстоянии. Засада зорзов была устроена мастерски: пару раз всего в нескольких шагах от скрытых в кустах зорзов проходил могучий олень, а однажды просеменила приземистая, вечно озабоченная кабаниха, полосатому отпрыску которой в итоге пришлось внести разнообразие к походному кухонному столу маявшихся от безделья подручных Птицелова. Но даже высокое воинское искусство зорзов, изрядно подкрепленное магией некромантов, помогло напавшим не сразу. Камерон, быстро оправившись от неожиданности ночного нападения, сумел ловко отразить замотанным в плащ локтем брошенный в него нож, отбил лезвием меча удар топора, но тут же получил в шею из духовой трубки невидимую в ночной тьме иглу. Старик сгоряча смахнул ее рукой, но действие магического снадобья, которым было заботливо смазано острие, мало-помалу начало действовать. Друиду неожиданно почудилось, что всю полянку, на которой его и подкараулили враги, стало вдруг заволакивать густым белесым туманом, в глазах потемнело, пошли красные и черные круги, и полуослепший Камерон, отчаянно отбиваясь верхом, пропустил удар меча. Ахнув, он прижал рану ладонью, из последних сил выкрикнул в ночь охранное заклинание и повалился на конскую шею, охватив ее слабеющей рукой. Уже в самый последний миг, когда его сознание стало туманиться и гаснуть, Камерон успел прошептать коню всего одно только слово, и умное животное поднялось на дыбы, разбросало наседающих на него со всех сторон вооруженных людей и помчалось в чащу. Раненый Камерон уже не мог видеть, как в конский круп и бок со свистом вонзились две стальные иглы – друид провалился в темноту, выбраться из которой он был уже не в силах.

Птицелов в те минуты был абсолютно уверен, что отныне Камерон – в его власти. На меч Колдуна им было наложено заклятье оборотничества, которое давало Птицелову неограниченную власть над всяким, раненым или даже убитым таким заклятым оружием. Но темень в лесу была такая, что зорзы, кинувшись в погоню, быстро потеряли след коня. Птицелов, впрочем, был уверен, что проклятый друид применил одно из своих охранительных заклятий, что были в такой чести среди лесных служителей. Быть может, именно оно-то и сбило с толку опытных следопытов Птицелова. И когда зорзы после многочасовых поисков вышли к плетню Коростелева дома, Птицелов уже знал, что опоздал. Их ночные поиски изрядно задержали и странные приступы обессиливающей слабости, первый из которых Сигурд ощутил уже через два часа после того, как бешеный конь унес Камерона из-под самого носа зорзов. Второй приступ оказался еще тяжелее: у Птицелова на ходу внезапно хлынула кровь из носа и ушей, разом отказались действовать и руки, и ноги, и несколько мгновений зорз совсем не чувствовал собственного тела. С тех пор подобные приступы несколько раз опять повторялись, хотя уже и не так тяжело: вновь шла кровь, холодели руки, и тошнотворно мутилось сознание.

Сигурда неоднократно посещали смутные подозрения, но после своего троекратного поражения он уверился в том, что главная причина всех его неудач – в нем самом. Он растратил силу, причем весьма немалую ее часть. В глубине своей мятущейся души Птицелов не верил, что кто-то или что-то может так успешно противостоять ему и расстраивать его планы сразу в нескольких местах, и почти – одновременно. Вывод был один: заклятье, наложенное им на лезвие меча, тогда, в лесу, оказалось столь сильным, что по какой-то неизвестной ему причине забрало часть магической силы Птицелова, его сущности, его «Я». И она не вернулась к своему владельцу, к своему хозяину! Смертельно раненый Камерон исчез, а сила Птицелова ушла, как пришедшая с небес вода безвозвратно уходит в песок. Но на этот раз пославший дождь знал, где его можно отыскать и попытаться вернуть обратно в небеса.

Камерон перед смертью сумел снять с себя смертельное заклятье Перерождения, причем неожиданно простым приемом из обихода бестолковых сельских знахарей и невежественных деревенских ворожей. Тем самым он отринул силу Птицелова, посланную на него древней магией зорзов, помноженной на темное искусство адептов Ордена. Отринул и стряхнул ее… в обыкновенную миску с водой, как отряхивают руки после их омовения! Или же – испачкавшись в чем-то, что еще не успело прилипнуть к рукам как следует. Или въесться в душу… При этой мысли Птицелов буквально скрежетал зубами, и ему хотелось рвать и метать, крушить все вокруг и, что его страшило более всего, убивать без всяких на то причин.

И медленно, постепенно сводя воедино все нити упорных рассуждений и смутных догадок, Птицелов понял, что он должен сделать, причем как можно скорее. В последнее время его часто снедало смутное предчувствие, что он уже опаздывает к чему-то, куда-то безнадежно не успевает, хотя, казалось бы, во всех своих предприятиях всегда чувствовал себя единственным хозяином положения. И когда Птицелов все-таки нашел ускользающую нить, все сразу встало на свои места.

Миска с водой возле дома мальчишки! Простая железная миска с водой, в которой оказалась утопленной и сокрытой невероятная сила, – вот что на самом деле было разгадкой. Найди Птицелов место, куда впиталось заклятие, – и он вернет свою потерю, а заодно – и обретет власть над мертвым. Ведь душа друида виделась сейчас Птицелову идеальным проводником, могущественным и покорным одновременно. А уж извлечь-то ее из небытия Птицелов сумеет, заклятие оборотничества – могучая сила, способная и мертвому развязать язык. Во всяком случае, так всегда считали маги Ордена, и темные, и серые, и прочие, а они-то уж знали толк в подобных вещах.

Если же душа Камерона, или что там остается от этих проклятых друидов после смерти, будет несговорчивой, Птицелов, уж будьте покойны, сумеет подобрать к ней ключ! И не какую-то там жалкую, никчемную железяку, которая только – проводник, посредник между знаниями Круга и обладателем ключа, посмертного дара самого могущественного друида. Его Ключ – из плоти и крови. И поэтому пора захватить его с собой. Потому что в нем, в этом странном мальчишке, есть что-то еще, чего ему, Птицелову, до сих пор не открыли его тревожные сны.

ГЛАВА 3

МИСКА С ВОДОЙ (окончание)

– Так что уж не обессудь, Ян Коростель, – усмехнулся Птицелов, но столько было горечи в той усмешке, что Яну стало не по себе. – Придется, видно, тебе возвращаться в родные края. А я буду тебе верным и заботливым попутчиком. Со товарищи, конечно – многозначительно добавил зорз, шутовски делая небрежный реверанс в сторону своих прислужников. Колдун мерзко осклабился, а костяное лицо Лекаря вообще не изменило своего обычного выражения безучастного ко всему мертвеца.

– А если я никуда не пойду с вами? – бесцветно откликнулся Ян. Птицелов холодно покачал головой, а Колдун хищно ухмыльнулся и тут же прикрыл узкой ладонью откровенный зевок.

– Брыкаться, между прочим, не советую, – серьезно сказал Птицелов. – И сразу хочу предупредить: впереди уже твою деву ведут Кашлюнчик и твой приятель-друид, поэтому в твоих самых скорых интересах, парень, чтобы мы догнали их как можно быстрее. Знаешь ли, ее провожатым я, – тут Сигурд тоже зевнул, играя безразличие, – конечно, строго-настрого наказал не баловать, но ведь всяко случается в этой жизни? Понимаешь?

5
{"b":"6041","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Армада
Меньше значит больше. Минимализм как путь к осознанной и счастливой жизни
Школа спящего дракона
Шаг первый. Мастер иллюзий
Перекресток
Сила Instagram. Простой путь к миллиону подписчиков
Как прожить вместе всю жизнь: секреты прочного брака
Восемь секунд удачи
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Чёрный рейдер