ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Кстати, спасибо тебе немалое за Одинца, за то, что позаботился, – сердечно поблагодарил Рагнара Травник. – Мы ему и доброго слова-то молвить не успели, так спешили.

– Да ладно уж, – осторожно сказал на всякий случай Рагнар. «Вот еще одна загвоздка», – подумал он. «Сколько же меня еще будут преследовать деяния Учителя в этом теле, о которых я, быть может, и не подозреваю. А скажи я старику, мол, поведай, наставник, чего и кого мне теперь благодаря тебе опасаться придется – глупо бы получилось, и все одно ничего бы ровным счетом не вышло. Дела…»

– Мечники посередь реки, – ровным невозмутимым тоном сообщила Эгле, для чего-то потирая и разминая горло. На миг они вновь встретились случайными взглядами с Рутой, и на этот раз в глазах молодой друидки не было и тени иронии, только глубокая задумчивость с налетом легкой, совсем невесомой печали. Но Эгле тут же отбросила воспоминания и сосредоточила все внимание на реке. Там двое чудинов только что успешно миновали глубокую трещину и потихоньку приближались к их берегу.

– Неужели это – уже Святой? – Збышек сиял от восхищения. – Как мы ловко добрались до дома Янека! Не то, что в первый раз шли отсюда – брели да плелись, как зачумленные…

– Представь себе, юноша, – пробормотал Рагнар и переглянулся с Травником. – А кто таков этот, с трубой?

– От этой трубы стоит держаться подальше, – предупредил Травник и облизнул запекшиеся губы. – Так запоет, что только на том свете и опомнишься. Бьет иглами и маленькими такими стрелками. Хотя так далеко она не достанет.

– Духовая трубка? – осведомился Рагнар. – У меня тоже были подозрения, да уж больно редкое оружие для здешних мест.

– Для этих – согласен, – кивнул Травник. – Хотя его хозяева много где наследили.

И тут же бросил Эгле:

– Думаю, пока мы вполне обойдемся без тебя, девочка. Не торопись.

Между тем чудины выбрались на прибрежный снег и осторожно всматривались в сплошную стену деревьев, меж которыми затаились друиды и Рагнар. Саамские стрелки из лука тоже осторожно двинулись по льду Святого, озираясь и поминутно вбирая головы в плечи. И только Кашляющий остался на том берегу. Зорз по-прежнему сжимал в руках духовую трубку, не спеша расхаживал вдоль кромки льда и поминутно оглашал окрестности хриплым кашлем.

– Жаль, что мы без лука… – пробормотал Травник. – Эх, Молчуна бы сюда…

– Вот уж не надо! – в сердцах откликнулась Эгле, а Март сразу помрачнел. – Предателей нам только сюда еще и не хватало.

– Я не знаю, как это сказать, – Рута тихонечко подала голос из-за соснового ствола, за которым она сочла нужным схорониться. – Но только мне кажется, что ваш Молчун – не предатель. Ну, вернее, не совсем…

– Ничего себе, – возмущенно заметил Март. – И тебе еще мало того, что с тобой случилось? А как, кстати сказать, ты очутилась здесь?

– Погоди, Збых, не кипятись, – сказал Травник. – И действительно, Рута, как тебе удалось бежать?

– Меня Молчун отпустил, – тихо ответила девушка.

Март выразительно присвистнул, а Эгле сверкнула глазами, как кошка в ночи.

– Как это – отпустил? – допытывался Травник. – Зачем это ему понадобилось?

– Я не знаю, – пробормотала Рута. – Просто отпустил, и все. Он мне не сказал, почему.

И тут же всплеснула руками.

– Да вы меня тут совсем запутаете! Он же немой, Молчун, как он мог сказать?!

– И как же все вышло? – холодно молвила Эгле, не сводившая глаз с приближающихся чудинов.

– Просто махнул рукой – иди, мол… – замялась Эгле. – Вот и все.

– И ты пошла? – мягко спросил Травник.

Девушка молча кивнула, но потом тихо всхлипнула.

– Я все время боялась, что он в спину стрельнет. Он же из лука вон какой…

Друиды помолчали, после чего Март воскликнул в сердцах:

– Ну, я же говорил, лука нам не хватает. Ну, ладно…

Он вынул метательный нож из перевязи, взвесил в руке, прикидывая тяжесть и расстояние до первого мечника.

– Я, конечно, не Снегирь… До него мне еще далеко. Тогда – тем более!

И он прищурился и, выбросив далеко вперед левую руку для противовеса, сильно метнул тонкий и длинный нож. Бросок был отличный – обоюдоострое лезвие наверняка пронзило бы шею чудинскому мечнику, но тот ловко крутнул рукояткой, одновременно отклонившись в сторону в самый последний момент – и нож Марта звякнул о лезвие чудинского меча.

– Он отбил нож! – восхищенно воскликнула Эгле, а Рагнар нахмурился.

– Давайте-ка, девицы, за деревья, – по-хозяйски скомандовал он. – Чувствую, тут дело предстоит нешуточное.

Эгле, видя, что Травник согласен с предложением незнакомца, послушно перебралась под защиту толстых стволов и очутилась по соседству с Рутой, которая с замиранием сердца смотрела, как к ним приближается высокий мечник в традиционной для чудинских воинов черной одежде и стеганом кожаном панцире, прикрывающем грудь. Травник с Рагнаром переглянулись и разом вынули мечи. О мастерстве чудинских воинов в обращении с мечом ходили легенды, и хотя Рагнар был способен сражаться с любым противником, а Травник компенсировал недостаток подготовки поразительным хладнокровием и железной выдержкой, нужно было быть начеку.

Наверное, Рагнар справился бы с чудинским мечником, и даже не одним, в открытом и честном поединке, но тут вдруг удивленно присвистнул Травник и кивком указал Рагнару на противоположный берег. Там из леса только что высыпал целый отряд вооруженных людей, хотя отрядом вряд ли можно было назвать эту беспорядочно бегущую и орущую толпу. Почти все были вооружены, а у тех, чьи руки были свободны, Рагнар тут же примечал висящие за спинами луки и колчаны. Мечник тоже в замешательстве остановился, услышав крики позади.

– Саамы, – пробормотал он. – Охотники. И, кажется, я даже знаю, откуда.

– А я так вижу чудинов, только они все взъерошенные какие-то, – весело откликнулся с правого фланга Март, которого совсем не испугало появление у врага большого подкрепления. Таков уж был нрав у Збышека: большие трудности пробуждали у него гораздо больший оптимизм, чем малые печали, к которым Збышек безусловно относил дела сердечные и всегда связанные с ними душевные раны и уязвления самолюбия.

– Как бы они нас сейчас самих не взъерошили, – пробормотал рассудительный Травник, переводя взгляд на пересекающих ледяной покров реки саамов. Даже двое чудинских мечников, что уже вышли на твердый берег, остановились и принялись оглядываться, гадая, откуда к ним привалило нежданное подкрепление.

– Давайте решать, – сказал Рагнар, внимательно наблюдая за суетящимися на том берегу воинами и беззвучно шевеля губами – подсчитывал мечников и стрелков из лука.

– По очереди мы с ними еще справимся, – серьезно сказал Травник. – Скопом – вряд ли. Сметут. Нужно что-то придумать.

– Я тут вижу лишь одно средство, – задумчиво проговорил Рагнар и покосился на Эгле. Он уже догадался, для чего друзья просили девушку поберечь сил.

– Да, – согласился Травник. – Огонь.

– Тогда давайте сделаем так, – предложил Март. – С этими, – он кивнул на чудинов и все еще идущих по льду саамов, – ничего не поделаешь, будем биться тут, на берегу. А в это время Эгле, – он на миг запнулся, – в общем, Эгле, надо попробовать растопить лед на реке. Вода станет преградой между новыми и старыми. Иного выхода я пока не вижу.

Рагнар уважительно взглянул на Марта, но Эгле покачала головой.

– У меня не хватит силы растопить речной лед, – отрезала она. – Там нечему гореть, а магический огонь должен поддерживать себя сам. Я долго на это не способна.

– Ну, что ж, – решительно заявил Травник. – Тогда будем уходить в лес. Как это ни страшно.

Друиды переглянулись. Они и костры-то жгли по необходимости, а уж заставить Служителей леса зажигать чащу…

– Или будем сдерживать их тут, покуда хватит сил, – заключил Травник.

– Тогда решено, – подытожил Рагнар. – Но если придется туго, – он сделал паузу, – если придется туго, будем отходить вглубь леса, и лучше вправо – там больше чистого пространства, и поляны есть, и прогалины. А ты, девочка, – он взглянул на Эгле, – готовься.

64
{"b":"6041","o":1}