ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

И он встал, бросил последний взгляд на распростертое тело Кашлюнчика, которого уже начало присыпать снежной крупкой, оглянулся в сторону дома Коростеля, откуда поднимался густой серый дым, и быстро зашагал к реке. Колдун не знал, что его ожидает на том берегу, но оттуда, по крайней мере, слышались крики брани, звон мечей, вопли людей, что сражались и умирали. А позади него был только пепел.

В тот миг, когда Эгле ударила огнем на поляне, где оборонялись друиды, лес вокруг них уже горел. Огонь пожирал кроны сосен, стремительными языками лизал тонкие стволы, с треском обрушивал сучья, которые уже на лету превращались в огромные пылающие факелы. Еще на берегу Рагнар зарубил чудинского мечника, а со вторым мастером меча справился, хотя и не без труда, Травник, получив при этом опасный удар в бедро. Марту пришлось сцепиться с маленьким саамом, виртуозно управлявшимся с длинной рогатиной; не иначе, этот воин из страны туманных озер и бесконечных болот на своей родине был великим охотником на медведей. Это почувствовали и Травник с Рагнаром и тут же кинулись на выручку. В это время на них накатила первая волна воинов, бегущих от дома Коростеля, и схватка закипела.

Сдерживать столько нападавших было бы не под силу самым опытным воинам, и друидам пришлось отступить. Рагнар защищал перепуганную до смерти Руту возле глубокой лощины, заваленной буреломом и снегом, правый фланг в расположении их маленького отряда обороняли Март с Травником, в центре стояла Эгле. Вряд ли северные воины рискнули бы обойти их слева по глубокому снегу, а в своих силах Рагнар был уверен. Кроме того, в его арсенале было и несколько магических приемов, которые он приберегал только на самый крайний случай.

И Травник, и Рагнар знали, что их маленький боевой порядок долго не устоит в ночном бою. Саамские стрелки из лука сразу же зажгли пылающими стрелами лес над головами друидов, чтобы лучше видеть своих врагов. И Рагнару, и Травнику уже пришлось отразить несколько стрел, проявив высокое мастерство в обращении с мечом. Март во все глаза смотрел на Травника, за которым он прежде не знал особенных талантов в этом редком и таинственном военном искусстве. Саамы били из луков, может быть, и не сильно, но прицельно и очень метко – одну стрелу Травник «снял» чуть ли не с носа ошеломленного Збышека.

Видимо, запас стрел у лучников был невелик, потому что скоро в атаку кинулись чудины, вооруженные длинными мечами и топориками с двойными лезвиями. Травник быстро переглянулся с Эгле, и молодая друидка выкрикнула заклинание. С ее пальцев сорвались несколько струй огня и с шипением устремились навстречу нападавшим. Две или три дымных полосы достигли цели, вызвав среди мечников панику, и в этот миг на озаренной пламенем поляне появился Колдун.

– Эй, вы! – громко крикнул зорз. – Жалкие лесники! Все кончено. Я хочу с вами говорить.

– Тогда останови своих воинов, – предупредил Рагнар. – И лучше пусть держат луки опущенными.

Колдун жестом отдал приказание, и чудины спрятались за деревьями, а лучники отпустили тетивы. Друиды перевели дух, а Эгле как стояла, так и села в снег. Молодая волшебница погрузила в сугроб дрожащие пальцы и устало прикрыла глаза.

– Можешь говорить, – крикнул Рагнар.

– Я говорю вам, друиды, что все кончено. Мастер Сигурд мертв.

При этих словах среди воинов пробежал тихий ропот, но Колдун, обернувшись, угрожающе зыркнул на них, и настала тишина. Зорз нарочито медленно снял рукавицу и показал друидам ладонь.

– Намерения у меня просты и открыты. Нам больше нечего делить. Пусть выйдет старший – и мы обсудим, что будем теперь делать и нужно ли нам воевать дальше.

– Не ходите, – прошептала Рута. – Они все обманщики.

Травник, однако, вышел из-за дерева, но его мягко остановил Рагнар.

– Позволь, старшина, пойду я, – дружески сказал он друиду. – У меня с ним давние счеты.

– Как знаешь, – пожал плечами Травник. – Но будь осторожен – этот зверь очень опасен, а теперь, когда он ранен – вдвойне.

– Пусть лучше он сам меня боится, – недобро усмехнулся Рагнар и поймал на себе пристальный, задумчивый взгляд друида. – Я иду к тебе, зорз! – крикнул он и, ободряюще помахав товарищам, зашагал по снегу навстречу заклятому врагу, который этого еще не знал.

Они поравнялись. Колдун с любопытством, если только это слово применимо к такому человеку, изучал своего врага. Зорз не знал Рагнара и никогда прежде с ним не встречался. Во всяком случае, так ему показалось, а у Колдуна была хорошая память, и не только на лица.

– Ты звал – я пришел, – сурово сказал Рагнар. – Говори, а то лес горит.

С минуту Колдун холодно и молча смотрел на пришедшего, пытаясь прочитать его мысли по лицу. Но лицо Рагнара, хоть и оставалось открытым и спокойным, было непроницаемо для мелкой магии, или же Колдун просто не сумел подобрать правильный ключик.

– Я хочу, чтобы вы пропустили меня и моих людей к Вепревым холмам. Мы уйдем туда, откуда пришли. Думаю, после смерти мастера Сигурда нам делить уже нечего. Это – все, что я хочу вам сказать. Тебе же одному скажу вот что: убеди своих людей, что дальше мы будем только проливать кровь друг друга, бесцельно и бессмысленно. Никакая вражда нас теперь не связывает, а что было, то быльем поросло.

– Ошибаешься, зорз, – покачал головой Рагнар. – Счетов у нас немало, и даже одного из них с лихвой хватит, чтобы мстить за них по самой высокой мере. Потому что мера всем этим счетам – кровь, зорз.

– Я тебя не знаю, – задумчиво сказал Колдун. – И в то же время твои глаза мне кого-то напоминают. Кто ты, незнакомец? Ты – с Севера?

– С Севера, – ответил Рагнар, – и у меня тоже есть к тебе счет. Но он будет оплачен самым последним.

– Говори о своих счетах, незнакомец, – кивнул Колдун. – Обо всем можно договориться на этой земле.

– Вы убили друида по имени Патрик Книгочей, – сказал Рагнар. – Убили и преследовали его в Посмертии с помощью своей гнусной магии. Вы превратили в своего слугу друида по имени Йонас Молчун, а когда он пожелал вырваться от вас – вы его тоже погубили. Вы едва не замучили до смерти друида по имени Казимир Снегирь. Я уже не говорю о кровопролитии, которое случилось на острове Колдун вашими интригами. И ты думаешь об этом договориться с ними?

И Рагнар указал рукой на Травника, Марта и Эгле, которые с тревогой смотрели на них, изредка обмениваясь короткими замечаниями. Чуть поодаль за деревом сидела Рута и тщательно очищала о сосновые чешуйки лезвие широкого ножа, который ей дал перед смертью Молчун.

– Нам нужно только пройти к Вепревым холмам, и мы уйдем туда, откуда пришли. И больше о нас никто не будет знать. А смерть ваших людей можно и оплатить.

– Ты предлагаешь деньги за друзей? – недобро сощурился Рагнар.

– Не деньги, – возразил Колдун. – Магию.

– Думаю, все тайны магии не стоят, знаешь ли, жизни человека. Только животных можно приносить в жертву, и то – не смешивая при этом родственные цвета.

– Ты знаешь Свод? – заинтересовался зорз. – Знаком с Искусствами?

– Я знаком с несправедливостью, – ответил Рагнар. – И с подлостью. Ты говоришь, вам нужно к Вепревым холмам? Зачем, зорз?

– Чтобы уйти Другой Дорогой, – холодно процедил Колдун. – Если, конечно, ты знаешь, что это такое.

– Я знаю и другое, – усмехнулся Рагнар. – Другие Дороги только что закрылись, по крайней мере, в этих землях. Я слышал, как закрывались Двери и Пути. И ты это слышал, зорз. Ты лжешь.

– Мы попытаемся пробиться, – пробормотал Колдун, но в его взгляде уже явственно проступила доселе скрываемая ненависть.

– Да, но прежде – убив поверивших тебе. Твоему никчемному слову, зорз Лживым устам всегда сопутствуют злой умысел и предательская рука.

– Кто ты? – вновь злобно повторил Колдун. – И чего ты хочешь, если отказываешься даже от уплаты долгов Высокой Магией?

– Справедливости, – просто сказал Рагнар. – И мести. Ты правильно подметил – я – с Севера. А там не прощают, когда нападают подло, из засады, под покровом ночи. И смазывают ядом не только лживые уста, но и священное для любого истинного воина оружие.

66
{"b":"6041","o":1}