ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Ты оборотень! – завизжал Колдун. – Мерзкий оборотень Камерон! Бейте его!

Последний призыв Колдуна был обращен к лучникам. Зорз бросился на землю, и охотники-саамы разом натянули тетивы. Рагнар выхватил меч, обороняясь, а к нему уже бежал со всех ног Травник.

Такого Март еще ни разу не видел в жизни. Просвистели стрелы, и Рагнар в ту же секунду превратился в бешено крутящийся вихрь, ощетинившийся сотней, тысячей сверкающих клинков.

Две стрелы, пущенных первыми, Рагнар отбил играючи. Третья была направлена очень сильной и более меткой рукой, но Рагнар успел среагировать и отбил эфесом острие, направленное ему прямо в грудь. Одновременно он сделал несколько быстрых, но в то же время очень осторожных шагов назад, опасаясь сугроба или ямы за спиной. Еще одна стрела вонзилась в снег, где только что стоял Рагнар, уже на излете. Другая прянула в небо, а следующая едва не пронзила распластавшегося на снегу Колдуна. Тот немедленно вскочил, и ему в руки сам собой прыгнул из ножен меч. Рагнар усмехнулся: лучники остановились, боясь попасть в спину своему колдуну, который за это, наверное, вечно мучил бы их в Мире теней самыми страшными пытками. Но на помощь Колдуну уже бежали мечники-чудины, и бой возобновился вновь.

Однако численный перевес врагов был настолько велик, что друиды были вынуждены отступать, все дальше углубляясь в лес. А огонь неуклонно шел за ними следом. И Рагнар, и Травник, и тем более Март уже не избежали ран и глубоких царапин, хотя ни одна пока не была достаточно серьезной. Но самое неприятное было в том, что после двух или трех вылазок воинам Севера удалось разделить друидов. Травника с Мартом и Эгле оттеснили далеко влево, а Рагнар с трудом сдерживал атаки нескольких воинов, прикрывая собой Руту, замирающую от страха всякий раз, как только Рагнар скрещивал меч с очередным противником. Долго бы он не устоял, но в левой руке Рагнара был нож, взятый у Руты, которым он пока более-менее успешно отражал боковые атаки. Еще на опушке Рагнар успел перекинуться с Травником парой слов на случай того, где им встречаться, если они потеряют друг друга в пылу боя или во время пожара. И сейчас Рагнар, не сводивший глаз с маленького стрелка-саама и косясь на подбирающегося к нему сбоку плотного и коренастого чудинского мечника, тем не менее, видел разгорающийся перед ними пожар. Огненная стена мало-помалу отделяла их с Рутой от дерущихся вдалеке друидов все больше.

А то, что друиды продолжали сражаться, было слышно даже из-за стены сплошного огня, что жадно лизал все новые и новые стволы и верхушки мачтовых сосен, которыми так обильны здешние литвинские леса. Сквозь гудящее пламя и треск пылающих ветвей нет-нет, да и доносились злобные крики нападавших, вопли раненых, проклятия и возгласы на знакомых Рагнару северных языках. Иногда слышались и глухие тяжелые удары, но давала ли это о себе знать магия Эгле, волшба Колдуна, или просто падали наземь сгоревшие деревья – точно определить было невозможно, да и некогда. В скором времени Рагнара с Рутой оттеснили так далеко, что друидов они больше уже не слышали.

Теперь их враг сменил тактику. Мечники теперь не нападали в открытую, но стали пытаться обойти Рагнара с флангов. Они уже почувствовали силу меча противника и опыт сжимавшей его руки, и теперь норовили окружить своего опасного недруга. Рагнар с Рутой вынуждены были отходить все дальше, в поисках открытой поляны или лесной прогалины, но кругом тянулась бесконечная чаща, в которой легко можно было спрятаться лучнику, и это беспокоило Рагнара с каждой минутой все сильнее. Их отступление теперь уже больше походило на бегство, но он не мог рисковать девушкой, да и свою вновь обретенную жизнь Рагнар сейчас ценил настолько, чтобы не подставить шкуру меткой стреле, внезапно вылетевшей из тьмы. Чудинские мечники уже давно приотстали, во всяком случае, Рагнар не видел их в темной чаще. А вот саамский охотник не отставал и постоянно подстерегал их, буквально просачиваясь сквозь бурелом, неожиданно появляясь из-за куста или выцеливая Рагнара из-под поваленного дерева.

«Да он просто сущий дьявол!», – в сердцах подумал Рагнар, когда стрела с темным древком, совершенно невидимая в ночи, вонзилась в ствол чуть повыше его макушки. «И подбирается ровно лесной кот – бесшумно, ловко, коварно, так что и не знаешь, откуда вылезет в следующую минуту. Одно слово – великий охотник. Тут мне, пожалуй, не сносить головы». Несколько раз Рагнар затаивался, прятал Руту, а затем ужом проползал бурелом, надеясь выйти охотнику в тыл. Но в лучшем случае он возвращался обратно к девушке не солоно хлебавши, а однажды нарвался на чудина, который едва не разрубил ему бок, неожиданно появившись из-за дерева как тень. Рагнара спасли только могучий ствол лесного патриарха и собственная реакция, которая в ночной темени могла и подвести. И двое гонимых – пожилой мужчина и молодая девушка – все дальше углублялись в лес.

В какой-то миг он решил остаться здесь, а девушку отправить одну. Она, похоже, была уроженкой здешних мест, размышлял Рагнар, значит, должна суметь выбраться из этого леса. Мне же придется сдерживать этих дьяволов как можно дольше, а если повезет, попытаться перебить их по одному.

И он, осторожно оглядев ближние деревья, быстро обернулся и тихо присвистнул, подзывая Руту, которая пряталась в соседних кустах, молча глотая слезы и дрожа от страха. Охотник-саам, поднявшись с земли как тень, тут же повел луком, выцеливая лесного дьявола-друида, как их называли выходцы из озерной страны. И ему на этот раз повезло: он отыскал между ветвей просвет, в который саам увидел своими кошачьими глазами незащищенную шею упрямой жертвы. Лишь бы только чудь белоглазая не вылезла из лесу раньше сроку, подумал охотник, натягивая по своему обыкновению в полсилы тетиву, как вдруг на него что-то упало с дерева.

Рагнар вздрогнул, когда поблизости, страшно близко от них завопил перепуганный человек. Потеряв всякую бдительность, охотник вывалился из-за дерева, отчаянно силясь сбросить с плеч большую темно-коричневую птицу, которая яростно била его крыльями и терзала руки сильным клювом. «Снегур…», – прошептал Рагнар, завидев, как отважно сражается с охотником клест. В три прыжка он достиг охотника, который даже не успел приготовиться к отпору, и, нырнув вниз, подрубил озерному человеку колени. Саам громко заверещал как раненый заяц и рухнул наземь. Клест тут же взлетел с его головы и, царственно махая крыльями, плавно опустился Рагнару на плечо. Вид у птицы был горделивый, словно клест подмигивал человеку: вот, мол, я каков, полюбуйся!

– Здравствуй, – нежно сказал Рагнар птице. – Вот ты каков, брат!

Клест взъерошил перья и что-то хрипло каркнул Рагнару. Тот нахмурился.

– Вот что? У тебя послание? Разговор? А много ли Камерон отпустил тебе времени?

Короткий карк был ему ответом. Рагнар понимающе покачал головой, взял птицу в руки и быстро скользнул с ней под защиту деревьев. Там его ждала встревоженная Рута.

«Свершается то, что должно. Все заплатили по своим счетам, хотя для некоторых эта плата оказалась непосильной. Ты все еще уверен, что поступаешь правильно?»

Голос Камерона звучал в голове Рагнара тихо, приглушенно; казалось, что они тихо беседуют за столом в ватной тишине ночного дома, в котором только что случилась большая беда. И еще Рагнару казалось, что он все время слышит шум дождя, неуместного в этом зимнем лесу под морозным небом, в котором поблескивали одинокие крупинки звезд.

– Думаю, да, – прошептал Рагнар. Пораженная Рута со страхом смотрела, как этот большой и сильный мужчина, который уже несколько раз спас ее от верной смерти, о чем-то беседует с дикой бессловесной птицей. Именно беседует – то, что говорил Рагнар, казалось ответами или вопросами, которые были обращены к его странному пернатому собеседнику. – Я не хочу, чтобы он выбрал эту дорогу. Потому что если он все-таки узнает, непременно будет искать со мной встреч. И я не смогу… не сумею удержать себя, чтобы не передать ему данное тобой, учитель. Так же как и ты в свое время не сумел удержать в узде собственное сердце…

67
{"b":"6041","o":1}