ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Если бы сейчас здесь появился какой-нибудь опытный, могущественный маг, его прежде всего заинтересовали бы молнии. Молнии зимой еще вполне могут удивить благопристойного горожанина или богобоязненного селянина, но всякий адепт Высоких Искусств без запинки перечислит все виды молний, озаряющих зимние небеса по воле Знающих Свод Правил. Но молния, ударяющая из земли, ввергла бы любого Знающего в изрядную задумчивость. Одна из таких молний только что ударила прямо из костра, разметав пылающий жар углей и догорающие поленья прямо над головами перепуганных воинов. Часть саамов бросилась бежать под защиту забора, чудины выстояли, но это стоило им немалой толики их хваленого мужества. Вдобавок несколько огненных ветвей ударили возле дома, а одна разметала калитку.

Колдуна первая же подземная молния отбросила далеко к забору, швырнув на развалившуюся поленницу. Двое северных воинов подняли его с земли и привели в чувство. Зорз, который сильно ушибся головой о столб, с трудом проморгался и сразу же устремил свой взгляд в поисках Птицелова. В глубине души он надеялся, что странная молния, вылетевшая из-под земли прямо возле их ног, умертвила его бывшего хозяина. Но он тут же помрачнел: Сигурд, целый и невредимый, стоял возле дымящегося дома и, задрав голову, смотрел вверх. Туда, где над крышей клубилось, постоянно увеличиваясь в размерах, черное облако собирающейся Силы.

Вновь ударили молнии, на этот раз одновременно с двух сторон: и с небес, и из-под земли, совсем рядом с домом. И тут же раздался страшный скрежет, словно это терлись друг о друга гигантские каменные плиты. Птицелов в ужасе осмотрел себе под ноги. Этот скрежет и эти молнии означали лишь одно: после остановленного дудочкой Яна Заклятья Теней оно продолжало действовать, искажая и искривляя все вокруг себя в магической сфере, которой был буквально окутан дом Коростеля. Стало ли Заклятье Крови, наспех сооруженное Птицеловом, еще одним угольком в разгоравшемся магическом костре, с которым уже не мог справиться охотник, или оно напротив повернуло всю магию вспять? Этого уже не узнал бы никто, и сейчас вокруг дома Коростеля со страшным скрежетом и гигантскими искрами, которые люди принимали за молнии, медленно и неуклонно смыкались окончания и начала Других Дорог. Закрывались исполинские двери, падали колоссальные створки, исчезали пещеры, в которые выходили далекие потаенные пути, и в небесах тоже творилось что-то невообразимое.

Перепуганные воины, видя, что земля зашевелилась под ногами, опрометью кинулись бежать напролом через лес, к спасительной реке. Северные народы во все времена поклоняются рекам, видя в них убежище и защиту от магических стихий, которые они не в силах объяснить, поскольку для этого у них нет подходящих слов. Толпа охваченных паникой людей увлекла за собой и Колдуна, и он тоже бежал вместе со всеми, слыша за спиной все новые раскаты грома и проклиная и этот день, и все прошедшие, а пуще всего – те, что ему еще предстоят. Колдуна тоже охватил первобытный страх человека перед землей, что вдруг начинает качаться и разъезжаться под ногами.

Последнее сотрясение было так велико, что Яна швырнуло на пол. Горящая ветка покатилась под кровать. Ян кое-как поднялся и оглядел комнату в поисках своего факела. «Что ж», – подумал он. – «Судьба сама распорядилась за меня. Хотя…» Но огонь уже вырвался из-за стены, жадно пожирая постель, любимое солдатское одеяло Коростеля, подушку; вокруг кровати вспыхнул пол, и огненные языки уже лизали стены.

– Вот и все, – громко сказал Коростель. – Теперь только огонь может очистить все это. А что теперь остается мне?

Комната между тем все быстрее наполнялась едким, удушливым дымом. Это не был запах обыкновенного строительного дерева, отдающего огню свою силу и крепость. Горело колдовство, отчаянно сопротивляясь неодолимой силе чистого печного огня. А снаружи, прямо на глазах Птицелова, со стен поползли густые и липкие потеки черного цвета и такой же сущности. Они стекали вниз, и стены светлели на глазах, обнажались узоры досок, будто дом, только еще построенный, сейчас кто-то усердно отмывал от следов некоего черного колдовского дождя. Сигурд не верил своим глазам, а облако над крышей угрожающе колыхалось и постоянно меняло свою форму и объем.

Дверь с треском распахнулась. На пороге стоял Коростель, зажимая горло рукой. Он жутко кашлял, пошатываясь, как пьяный, а из-за его спины сквозь клубы дыма рвались языки пламени. При виде огня Птицелов издал вопль отчаяния и бросился – откуда только силы взялись – в дом. На бегу он оттолкнул Яна с крыльца, но был вынужден тут же заслониться локтем от дыма, который уже заполнил всю комнату. Глазам Коростеля открылся двор, который выглядел так, словно там произошло сражение обезумевших огненных и земляных великанов. Костер был разбросан кучами дымящихся головешек до самого забора, на земле, повсюду показавшейся из-под растаявшего снега, были какие-то странные трещины, не глубокие, но очень длинные. Поленницу и забор разметало по бревнышку, и во дворе не было ни одной живой души, кроме обезумевшей саамской шаманки. Она ползала по грязи и тоскливо выла, подняв лицо к небу, точь-в-точь, как раненая волчица, что в одночасье лишилась и своей берлоги, и всего выводка.

В доме громко и повелительно закричали, и черное облако над крышей вздрогнуло и начало медленно вытягиваться в столб, который своей высотой почти сравнялся с верхушками деревьев. Но огонь уже было не унять, он неукротимо пробивался изнутри дома через малейшие щели и отверстия, и Коростель с ужасом думал, какой же там должен быть ад, и как Птицелов еще ухитряется бороться с огнем, злобно и жадно съедающим и его силу, и последние надежды, и прошлое самого Коростеля. Какое-то время Птицелов, по-видимому, еще сдерживал огонь. Дымный столб, уже готовый втянуться внутрь дома, неуверенно покачивался под ветром, который вдруг принялся своевольно хозяйничать на крыше. Язычки пламени, уже принявшиеся было облизывать стены снаружи, исчезли, словно их кто-то втянул внутрь дома и там пытался окружить, поймать, связать заклинанием, на которое у зорза уже вряд ли оставалось сил. В доме раздалось низкое угрожающее гудение, стены вдруг стали краснеть, словно были не деревянные, а стальные, а внутри кто-то раздувал гигантский горн. Затем раздался страшный хлопок, все равно как в доме лопнул гигантский пузырь, и огонь, вырвавшись отовсюду, объял сразу весь дом, взметнувшись до крыши и достигнув темного облака. Облако рванулось ввысь, спасаясь от пламени, и в тот же миг в доме раздался страшный крик:

– Я-а-а-н!

Это кричал Птицелов, который горел заживо в объятом пламенем доме. И он звал Коростеля!

– Я-а-а-а-а-н!!!

Крик Птицелова настолько раздирал душу, что Ян не выдержал. Он скинул с себя полушубок, бросил его в холодную жижу из грязи и коричневого снега, быстро втоптал одежду ногами, снова схватил и накинул на плечи, стараясь как можно лучше закутать голову. И затем стремглав бросился в дом.

«Куда ты?!», – он еще успел услышать чей-то далекий печальный шепот, прозвучавший вслед, но его уже ничто не могло остановить. Он не видел перед собой ничего, кроме чернеющего дверного проема, из которого валил густой дым. Коростель еще не знал, что будет, когда он ворвется в этот пылающий костер, но ноги сами несли его вперед, туда, откуда рвался отчаянный, душераздирающий крик Птицелова.

Крепкая сосновая доска, предпоследняя ступенька под крыльцом, которую Ян много лет назад приколотил на совесть длинным стальным гвоздем, треснула под ногой своего хозяина. Треснула и провалилась, вместо того, чтобы удержать человека, который укрепил ее так надежно, как только мог, именно потому, что всегда неосознанно боялся деревянных ступеней, боялся еще с детства, которое однажды преподало ему урок, запомнившийся навсегда. Ступенька треснула, нога Коростеля провалилась, и он, едва не вывернув ступню, неловко свалился с крыльца как куль с мукой. И тут же объятые пламенем стены дома сложились, как огромный пылающий карточный домик, и стали валиться наземь. Ян только и успел, что кое-как отползти от рушащихся горящих досок, а больная нога уже горела, словно тоже была в огне, и отказывалась слушаться наотрез.

70
{"b":"6041","o":1}