ЛитМир - Электронная Библиотека

Келланд посмотрел на нее, размышляя.

- Попробуем рассуждать так: прежде чем отправиться туда, они захотели узнать кое-что о самых обыкновенных представителях человечества. Например, что мы делаем, попав в беду. Как реагируем на загадки за пределами нашего ежедневного быта. Возможно, они выбрали место наобум. Возможно, они посадили нас в ловушку и наблюдают за нами.

- Значит, остается только ждать?

- Не ждать. Думать! - взорвался Келланд. - И думать быстро. Если моя теория верна, то существует выход.

- Выход? - спросила Кэти. - Но почему?

- Потому что, очевидно, они не собираются куда-то увозить нас. Просто испытание на сообразительность. Когда мы изучаем животных, мы ставим перед ними проблему, которую они в состоянии решить. Мы привязываем бананы возле обезьяньей клетки там, где обезьяны не могут до них дотянуться. Или сажаем крысу в лабиринт, а пищу кладем снаружи. Но мы оставляем обезьяне палку сбить бананы, а крыса может найти выход из лабиринта.

Шмидт и дочь молчали, Келланд зашел за стойку, положил сигарету на газовую горелку и налил из крана стакан воды. Он пил медленно, наблюдая, как вьется от сигареты сизый дымок, и приводя в порядок свои мысли.

Вдруг он резко выпрямился, стакан выскользнул у него из рук. Куб начал пульсировать, разгораясь нестерпимо яркой белизной. Шмидт почувствовал, будто ему стиснули череп руками.

- У меня уши заложило, как в самолете при посадке, - с трудом выговорила Кэти.

- Посмотрите, - выдохнул Шмидт, - я не могу дотянуться до чашки на столике.

Столик стоял у стены. Келланд потянулся к чашке - и наткнулся на невидимый барьер.

- Кэте, проверьте барьер на той стороне, - скомандовал он. Вскочив на стул, он попытался дотронуться до потолка. Опять барьер. Вытащив свежую сигарету, Келланд помедлил и отбросил ее в сторону. Возможно, им еще пригодится каждая частица кислорода. Кэти возвратилась.

- Около метра от окна. Что это значит?

- Это значит, что наше пространство сжимается, а количество воздуха для дыхания уменьшается. Это также означает, что связка бананов поднята повыше, чтобы посмотреть, как будут вести себя подопытные.

- Что же делать?

- Не знаю. Я все стараюсь припомнить что-то, но оно вылетело у меня из головы. Я стоял у плиты... пил воду...

- Да, вы положили сигарету и пили воду. Я, помню, смотрела, как дымок идет к вентилятору.

- Вот именно! К вентилятору! - Келланд двумя прыжками очутился за стойкой и уставился на маленький вентилятор. Он был вставлен в железный цилиндр, проходящий сквозь стену.

- Если дым выходил - а он выходил, - значит, барьер не перекрывал трубу. Вентилятор выгонял воздух, а свежий воздух шел через окно. Теперь по-другому. Они сузили барьер, и вентилятор остался снаружи.

Для наглядности он залез на стул. Его рука остановилась в полуметре от вентилятора.

- Каково бы ни было его происхождение, барьер суживается, сжимая воздух внутри. Вот почему у нас закладывает уши.

- Вы хотите сказать, что мы задохнемся?

- Возможно. Если не поймем, почему раньше воздух выходил.

- Дым всегда выходит сквозь это металлическое кольцо, - простодушно сказала Кэти.

- Верно, сквозь кольцо, сквозь пространство, ограниченное со всех сторон металлом. Как водосточная труба. Может быть, кольцо пробивает барьер? Есть в этом кафе хоть подобие кольца?

- Да, мистер Келланд, обруч от мешка с кофе, - сказала Кэти.

Она подняла крышку кофейного бака и сняла никелированное кольцо. Келланд встал на колени и поднес кольцо к барьеру.

Металл наткнулся на пустоту.

- Не вышло. - В голосе девушки прозвучало разочарование.

- Подождите. Его нужно держать параллельно стене. Он почувствовал, как кольцо вошло в прозрачную непроницаемость. Держа руку внутри, он пронес кольцо сквозь барьер и вытянул обратно. Шмидт из-за стола завороженно наблюдал за ним.

- Убедились? - спросил Келланд. - Я думаю, вопрос ясен. Нужно кольцо достаточно большое, чтобы через него пролезть. - Он огляделся.

- Другого кольца нет, - печально сказала Кэти.

- А отвертка или хотя бы подобие ее найдется? Кэти достала отвертку, и он стал обдирать металлические борта стойки. Борт распался на полоски длиной метра по два.

- Гвозди, - командовал Келланд, - молоток. Он свернул ленту, скрепил гвоздями концы.

- На эту штуку не рассчитывайте, - предупредил он. Кэти помогла ему поднять импровизированное кольцо и поднести к барьеру. Он установил его в исходное положение у невидимой стены. На лбу у него выступил пот.

- Сопротивляется, - проворчал он. - Барахло это, а не кольцо.

Неожиданно приспособление вошло в барьер. Келланд издал победный клич, тотчас же сменившийся криком боли. Он отдернул руки, и раскаленная докрасна железная лента упала на пол. Кэти побежала за маслом для его обожженных рук.

- Все равно мы на верном пути, - бормотал Келланд. Поле возбуждает ток в цилиндре, и цилиндр нагревается. Значит, нужно другое кольцо, потолще. И достаточно большое, чтобы через него можно было пролезть. Это Сезам из проклятой ловушки. Но пока у нас только это.

Он указал на кольцо от кофейного мешка. Его движение как бы выпустило злого джинна. Вторая волна сжатия, намного сильнее первой, сдавила барабанные перепонки. Закричал Шмидт. Он рванулся и, как помешанный, бросился в соседнюю комнату. То была кладовая, забитая консервными банками, садовым инвентарем, мешками с картофелем. Барьер проходил уже возле дверей в кладовую. Шмидт остервенело кидался на него, и его пальцы яростно рвали пустоту.

- Спокойно, спокойно, - сказал Келланд, беря его за плечо. - Что вы там хотели взять?

От его прикосновения Шмидт как будто успокоился.

- Там кольцо, и оно нам нужно.

- Вижу! Обод от старого колеса! - завопил Келланд. Ну конечно же!

Это был обод от колес тарантаса начала века, пылившийся в углу кладовой.

- Мы должны его достать, - заявил Келланд, обращаясь к Кэти. - Еще одно сжатие - и в ту комнату вообще не попадешь. Но как?

- Используйте это, - сказала Кэти, подавая Келлаиду никелированное кольцо. - Просуньте в него мотыгу или палку.

Келланд встал на колени и осторожно приладил кольцо к невидимой стене. Обеими руками он ввел в него острие мотыги, осторожно зацепил мешок картофеля, лежащий на ободе, и свалил его в сторону. Нацепив обод на рукоятку мотыги, он быстро протащил его через барьер.

- Вы первая, - сказал Келланд. Он ввел обод в поле.

- Не надо, пожалуйста. - Отец оттянул Кэти в сторону. - Мы еще не знаем, что случится с человеком, когда он пойдет через поле. Я пойду первым.

Шмидт опустился на корточки, сунул голову и плечи в громадный обод и пролез сквозь него. Как бы удивленный столь легким успехом, он встал на ноги по ту сторону барьера и уставился на остальных. Затем он повернулся и пошел к двери, вытянув перед собой руки. Ничто ему не препятствовало, и он вышел наружу, но тотчас же вернулся.

Келланд повернулся к Кэти.

- Ваш отец ждет вас.

Кэти зарыдала. Потом она нагнулась, опустилась на корточки и поползла. Отец взял ее за руку и помог подняться.

Обод в руках Келланда был теплым, но не горячим. Какова бы ни была природа энергии барьера, толстый обод с ней справлялся. Келланд никак не мог прогнать мысль, что поле ослабло, даже исчезло. Но когда он попробовал руками вокруг, то убедился, что наваждение все еще тут, рядом, и только обод образовал остров в этом море невидимого вещества.

Они вышли на шоссе. Рядом светилось кафе, похожее на завернутую в целлофан игрушку. В теплом вечернем воздухе исчезло все, что казалось фантастическим и страшным.

- Просто не верится. Кошмар какой-то! - сказала Кэти.

- Кошмары страшны, когда они реальны, - возразил Келланд. - Вы умеете водить машину? Она удивленно кивнула.

- Вот, возьмите ключи. Идите в машину и ждите.

- Что вы задумали?

- Хочу еще разок взглянуть на это. Он говорил нарочито беззаботным тоном. На самом деле он чувствовал себя далеко не так спокойно. Но он знал, что ничто на свете, даже реальная угроза смерти, не заставит его отказаться от мысли разгадать химеру. Кэти, должно быть, все поняла. Она больше не произнесла ни слова, повернулась и повела отца к машине. Келланд вернулся, приладил обод и проник за барьер.

2
{"b":"6042","o":1}