ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Камера дала крупным планом три черных мешка на подъездной дорожке, а затем обратилась к распахнутым задним дверям фургона «скорой помощи». Следом за камерой Кармен двинулась в сторону Джанис Рейско, инстинктивно стараясь поскорее покончить со всем этим — словно тем самым можно было уменьшить охватившие ее ужас и боль. — Миссис Рейско, вы не могли бы подробнее описать нам то, что случилось здесь сегодня вечером?

Отблески пламени, бушевавшего в каньоне, окрасили увядшее лицо Джанис Рейско в неправдоподобно шафранный оттенок. Ее редкие темные волосы были кое-как обстрижены вровень с ушами, а лоб еле прикрывала взлохмаченная короткая челка.

— Мои дети, — хрипло прошептала она в микрофон, который подставила ей Кармен. Голова ее медленно повернулась из стороны в сторону, а взгляд оставался пустым и ко всему равнодушным. — Мои дети.

Кармен видела, что Крейг оторвался от видоискателя и бешено сигналит ей руками, побуждая продолжать интервью, но предпочла сделать вид, что ничего не заметила. Снова выступив вперед перед камерой и заставляя объектив удалиться от Джанис Рейско и ее единственной выжившей в огне дочери, она закончила репортаж несколькими обычными, ничего не значащими фразами.

Еле дождавшись конца съемки, она тихонько проскользнула в пустой автобус и уселась на одно из передних кресел, поджидая остальных. Вскоре к ней присоединился Крейг.

— Почему ты ни слова не спросила у ребенка? — начал он сыпать словами, еще не успев усесться на место. — Ты ведь знаешь, какую-нибудь ерунду вроде: «Ты сильно испугалась, детка?»

— Как-то не пришло на ум, — слабо сопротивлялась она. Но тут Крейга отвлекли остальные члены съемочной группы — трое парней и две девушки, влезшие в автобус. Им особо не о чем было с ней говорить. Все, кроме Крейга, были моложе ее лет на десять, а то и больше. Они раскупорили несколько бутылок минеральной воды и пустили по кругу пакет жареной кукурузы, маслянистый дух которой сразу же заполнил тесный салон автобуса. Кармен откинула голову на спинку сиденья, стараясь заставить себя не слышать их голосов и не ощущать тошнотворный запах кукурузы. Она боялась, что не сможет справиться со спазмами в желудке.

— Хейзл, — не унимался Крейг. — Ну и козел же его папаша! Не мог найти приличного имени.

— Останови на секунду, Пит. — Кармен потянулась вперед и вцепилась в плечо шоферу. — Мне показалось, что мы проскочили что-то интересное на дороге.

Пит свернул на обочину и притормозил, и в то же мгновение Кармен распахнула дверцу и выскочила.

— Куда к чертям ты собралась? — спросил ей вслед Крейг.

Она была не в силах ответить. Тошнота подступила к самому горлу. Она повернулась спиной к автобусу и постаралась отойти от него как можно дальше, но успела сделать лишь несколько неуверенных шагов, а потом упала на колени, извергая на дорогу содержимое своего желудка. Интересно, видно ли ее из автобуса в сгустившейся тьме? И могли ли они расслышать, как ее вырвало? Кармен немного пришла в себя. Со стороны Бурого Каньона, на этом участке еще не пострадавшего от пламени, наползали приятная прохлада и темень.

— Эй, Кармен, — окликнул ее Крейг. — Ну что там?

— Всего лишь мое воображение, — отвечала она, стараясь взять себя в руки. Казалось, что ей будет не под силу сделать несколько коротких шагов, отделявших ее от автобуса. Опираясь на дрожавшие колени, она кое-как дотащилась до дверцы.

— Пока ты там прогуливалась, мы получили новое сообщение, — провозгласил Крейг, когда она наконец уселась на свое место. — Как полагаешь, чей дом пришелся по вкусу этому чертову огню на сей раз?

— Чей? — машинально переспросила она.

— Дом, принадлежащий столь любезному твоему сердцу бывшему центровому. Ты ведь не забыла того малого, который нынче собрался ни много ни мало как осушить политическое болото нашей Долины Розы? — С заднего сиденья донесся чей-то приглушенный смешок.

— Крис? — все еще не могла включиться Кармен. — Загорелся дом Криса? А что с ним самим?

— По счастью, господина мэра не было дома.

— Он, наверное, все еще в офисе, — сказала она, наклоняясь вперед к радиотелефону, и ее не удивило, что, несмотря на поздний час, на звонок ответили.

— Пожар в Буром Каньоне достиг твоего дома, — кратко сообщила она. — Мы только что об этом узнали.

На другом конце провода наступило короткое молчание. Девицы на задних сиденьях фальшиво затянули «Свет, мой огонь». Кармен пришлось зажать уши.

— Ты будешь там? — наконец спросил Крис. — Наверное, вместе с «Новостями»?

— Да.

— Хорошо, — снова помолчав, ответил он. — Я сейчас же выезжаю.

Хотя обычно дорога от административного центра Долины Розы, где находился его офис, занимала у Криса пятнадцать минут, сегодня он доехал до Бурого Каньона всего за десять. Шоссе, прихотливо петлявшее по самому краю обрыва над каньоном, имело немало опасных участков. Однако он выучил наизусть все его повороты и спуски еще двадцать пять лет назад — его отец оказался терпеливым учителем. Крис вел машину почти на ощупь, не отрывая взгляда от оранжевою пламени впереди.

Он уже знал о погибших детях Час назад ему позвонил Дон Элдрик. Как член мэрии, Дон заведовал пожарным департаментом. Когда умер Джордж Хит, и место мэра осталось вакантным, именно Дон убедил городской совет предложить исполнять его обязанности Крису. Крис согласился, хотя и весьма неохотно, даже несмотря на то, что после ухода из спорта всего год проработал учителем в старших классах и мог безболезненно сменить род занятий, в отличие от остальных членов совета. В наследство от Хита ему достались доведенные чуть ли не до хаоса городские дела, причем день ото дня этот хаос все разрастался. Крис опасался, что если так пойдет дальше, то скоро пожар и вовсе выйдет из-под контроля, и отчаянно ломал голову, как помочь согражданам спасти от ненасытной засухи их драгоценные авокадо и апельсины. Ни до чего путного он пока не додумался, а разбушевавшееся чудовище, призвав на помощь пламя, похоже, всерьез намеревалось покончить с тем немногим, что до сих пор умудрялось выжить.

Однако сейчас, по дороге к пылавшему дому, он вовсе не думал о Долине Розы с ее неприятностями. Все его мысли занимал Дастин. Там, куда он едет, Дастина быть не могло — он теперь и не живет дома, — но там были его фотографии. Несколько альбомов. Криса не заботило даже то, что могут сгореть его гитара и спортивные трофеи. Он боялся лишь потерять фотографии своего сына.

Подъезды к Камино Линда были так плотно забиты полицейскими автомобилями и фургонами «скорой помощи», что ему пришлось оставить свою машину и пройти пешком последние четверть мили.

В какой-то момент ему показалось, что пламя все же пощадило его дом, так как он мог разглядеть лишь стоявший перед ним автобус «Новостей после девяти». Но, подойдя ближе, он увидел, как позади автобуса ярко полыхает то, что он считал частью себя, своими новыми корнями, пущенными в эту землю нынешней весной. Он застыл на тротуаре, стараясь справиться с ситуацией, стараясь не дать своим чувствам вырваться из-под контроля. Присмотревшись, он понял, что огонь хозяйничает пока лишь в северной половине дома. Маленькая гостиная, где хранились альбомы с фотографиями, гитара и спортивные трофеи, пока стояла целая. Не сможет ли он пробраться туда через веранду?

Неожиданно возле него очутилась Кармен. Они уже давно не виделись, хотя он смотрел ее репортажи в вечерней программе «Новости после девяти», куда Кармен вернулась работать уже два месяца назад. Три раза в неделю ей предоставлялось для выступления несчастных десять минут, которые казались Крису оскорбительными для Кармен, столько сделавшей в прошлом для этой программы.

— Мне ужасно жаль, Крис, — сказала она, не сводя глаз с горевшего дома.

— Как ты думаешь, я смогу пробраться в гостиную? — завороженно спросил он, словно она могла дать ему дельный совет. — Я бы хотел вытащить оттуда кое-что.

— Конечно же, нет, — неодобрительно нахмурилась она. — Ты только посмотри, — и Кармен кивнула в сторону дома. — Твои награды не сголь уж драгоценны, чтобы рисковать ради них жизнью.

2
{"b":"6043","o":1}