ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Итак, тема рабочих из каньона не вызвала энтузиазма, и Кармен больше ничего стоящего не приходило в голову. Придется съездить на место последних пожаров, может, там удастся что-нибудь найти. «Пожарный репортаж Кармен Перес». Ее просто коробило от этих слов.

Позавтракав, она облачилась в джинсы и белую блузку с длинными рукавами и уже выходила из дверей, когда из-за угла дома показался Джефф Кабрио.

Он увидел ее и тут же замер на месте, словно боясь приблизиться.

— В моей гостиной неисправны жалюзи, — сказал он. — У вас не найдется запасных?

— Вы не могли бы потерпеть до вечера?

— Сейчас я все равно направляюсь на склад, где пробуду целый день, — кивнул он.

Они вместе шли к своим машинам, по-прежнему держась на некотором расстоянии.

— Итак, Джефф, — сказала она, — как насчет интервью?

— Нет, спасибо.

— Я слышала, вы весьма интересный парень.

— Люди думают всегда то, что они хотят думать, — глядя в сторону каньона, отвечал он.

— И верят всегда в то, во что хотят верить. Похоже, я одна подозреваю вас в шарлатанстве.

— Было бы глупо думать иначе на вашем месте.

— Вы опасны?

— Что вы имеете в виду? — Он чуть повернулся к ней, но смотрел по-прежнему куда-то в сторону.

— Я имею в виду, надо ли мне вас опасаться? Ведь я намерена приложить все силы к тому, чтобы разгадать вашу загадку.

— Ну тогда, я полагаю, меня можно считать человеком, которого надо опасаться.

— Где вы работали до этого?

— И вы действительно ожидаете, что я отвечу на ваш вопрос? — улыбнулся он.

— Кого вы облапошили перед тем, как объявились здесь? Кого-то одного или позади вас остался город, полный обманутых людей? Вы посулили им дождь, или нефть, или неслыханный урожай, или дома для бездомных и работу для безработных?

— Кармен, — сказал он, — я не в силах описать тот ужас, который вызывают у меня ваши шуточки.

— На вашем автомобиле номера Огайо, — сказала она, взглянув на его «сааб» — Вы приехали оттуда?

— Возможно.

— Прекрасно, значит, вы из Огайо. Вы женаты? У вас есть дети?

Он открыл дверцу своей машины и впервые взглянул ей прямо в лицо. Его синие глаза потемнели от гнева.

— Кончайте это, Кармен. Мне не нравится стиль вашей работы. Мне не нравится то, как вы суете свой нос в чужую жизнь.

— Крис сказал, что вы инженер по окружающей среде. Где вы получили образование?

— Я бы хотел, чтобы вечером жалюзи были в порядке, будьте так добры. — Он уселся в машину, но Кармен ухватилась за дверцу.

— Послушайте, скажите мне хотя бы, где вы родились? Это не может быть для вас слишком много.

Он вздохнул, обернувшись в сторону своего коттеджа.

— Спрингфилд. Теперь я могу уехать? Замолкнув на мгновение, она подумала, что его ответ был всего лишь отговоркой, от которой ей будет мало проку.

— Какой Спрингфилд? — спросила она. — Город с таким названием есть почти в каждом штате.

— Хм-м-м, — он скривил губы в своей полуулыбке. — А ведь и правда есть!

Она стояла, глядя, как он выруливает со стоянки. — Спрингфилд. Огайо? Иллинойс? Конечно, он мог и солгать, но теперь у нее была хоть какая-то зацепка.

Поздним вечером того же дня Кармен отнесла в его коттедж запасные жалюзи. Они были почти такими же старыми, как и сами эти постройки, но давали достаточно защиты от комаров и бабочек. Москитов в Долине Розы не водилось.

На ее стук никто не отвечал, и она обернулась было в сторону автомобильной стоянки, но ее закрывало здание усадьбы. Она толкнула дверь. Та оказалась незапертой, и, войдя в гостиную, Кармен почувствовала возбуждение оттого, что проникла в его дом, где ее окружают предметы, которые могут выдать его прошлое. Это нельзя считать нарушением закона, твердила Кармен про себя, ведь она хозяйка этого дома, а он ее арендатор, и ему нужны жалюзи.

Лишь подойдя к заднему окну гостиной, она услыхала журчание воды. Он был в душе.

На мгновение она застыла, не выпуская из рук жалюзи. Глаза ее скользнули по комнате и остановились на маленьком столике в углу. На нем лежал раскрытый бумажник, как раз возле старинной лампы с чугунной подставкой.

Она кое-как закрепила жалюзи на оконной раме, а потом шагнула к столику. Бумажник, сделанный из темной кожи, был затерт почти до дыр. Его водительские права были вставлены в отдельный пластиковый кармашек и первыми бросились ей в глаза. На фотографии он выглядел гораздо более бледным, чем сейчас, на щеках темнела двухдневная щетина, а выражение полуприкрытых глаз было совершенно пустым. Хотела бы она, чтобы Крис взглянул на эту физиономию. Он бы тогда ни минуты не сомневался, что этот тип — самый настоящий преступник.

Права действительно были выданы в Огайо. Она постаралась запомнить адрес — 500 Кения-стрит, Колумбия, — и дату его рождения — 3 — 12 — 56.

В душе все еще шумела вода. Если бы она захотела, она успела бы обыскать бумажник. Ее сердце билось какими-то странными толчками в одном ритме с шумом бегущей воды. Не забыть бы напомнить ему о том, что он слишком долго льет на себя воду. Ведь он из Огайо. Ему не понять, почему надо выключать душ на то время, пока он намыливается, а потом включать его снова. Если так пойдет дальше, он выльет на себя весь ее лимит.

Пятьсот Кения-стрит.

В бумажнике также лежали деньги. Она могла разглядеть их, даже не залезая внутрь довольно большая пачка. Это все, что у него есть, или он еще что-то припрятал? И если он выглядит, как матерый уголовник, дает ли это ей право обыскивать его комнаты в его отсутствие?

Двенадцатое марта, тысяча девятьсот пятьдесят шестой год.

Ее лоб весь покрылся испариной.

Она осторожно приоткрыла внутренний кармашек бумажника трясущимися руками.

Не делай этого. Кармен.

Там была газетная вырезка. Она легко проскользнула у нее между пальцев. Кровь стучала в ушах так, что она уже почти не слышала шума воды в душевой Она осторожно развернул пожелтевшую, распадавшуюся на истертых сгибах вырезку Кармен увидела газетную фотографию двух маленьких белокурых девочек, сидевших на спине у слона Подпись гласила: «Клео катает на себе Кати и Холли Блекуэлл».

Шум воды затих. Кармен мгновенно свернула вырезку и положила ее в кармашек, стараясь оставить все как было. Пройдя несколько шагов в сторону двери в душевую, она никак не могла совладать со своим дыханием.

— Джефф?

— Кто там?

— Это Кармен, Джефф. Я принесла ваши жалюзи.

— Хорошо, — с запинкой отвечал он. — Спасибо.

— И еще, Джефф. Вам не следует так подолгу держать кран открытым. Вы бы закрывали его на то время, пока…

Он распахнул двери в душ. Вокруг его бедер было обернуто синее полотенце. В коридор ворвался пахнущий мылом воздух. Он несомненно прочтет все по ее лицу. Душа у Кармен ушла в пятки.

— Войдите внутрь, Кармен, — предложил он. Капли воды стекали с ею темных волос на плечи.

Она колебалась.

— Войдите же, — настаивал он.

Она вошла и увидела, что пол в душевой покрыт двумя дюймами мыльной воды и что Джефф устроил сток, по которому вся эта вода собиралась в пластиковую канистру.

— Эту воду я использую для слива в унитаз, — пояснил он, указывая на канистру. — А кроме того, я собираюсь употребить ее для стирки Это вас устраивает?

— Да, — она не смогла удержаться от неожиданной улыбки, — это здорово. — Она хотела было попросить его устроить нечто подобное и для нее, но вовремя прикусила язык.

Шагая по направлению к усадьбе, Кармен изо всех сил пожелала, чтобы этот тип оказался неукротимым, злокозненным расточителем ее драгоценной воды. Она бы хотела, чтобы он был опасен для окружающих — это был единственный способ оправдаться перед собой в только что совершенном и в том, что она собиралась совершить.

500 Кения-стрит был адресом отеля в Колумбии, и Кармен была разочарована. Она переговорила по телефону с портье, который так и не вспомнил человека, подходившего под описание внешности Джеффа и недавно останавливавшегося у них.

24
{"b":"6043","o":1}